Открыть главное меню

Будьте бдительны! О фильме «Последний акт»

Будьте бдительны! О фильме «Последний акт» (нем. Seid wachsam! Zum Film Der letzte Akt) — эссе Эриха Марии Ремарка 1956 года. Оригинальный немецкий текст утерян, перевод сделан с немецких текстов, которые, в свою очередь, были переведены с английского[1]

ЦитатыПравить

  •  

Он закопался в землю глубже, чем любой другой немец, — почти на тридцать метров. Там он обитал с лизоблюдами в генеральских погонах, поварихами-вегетарианками, собаками, эсэсовцами и со своей подругой, а также с приступами бешенства и иллюзиями, командуя призрачными армиями, которые давно уже перестали существовать, в войне с противниками, о которых он знал только то, что рисовала его фантазия; военачальник, который за пять с половиной лет войны ни разу не видел своими глазами фронта (его ставки всегда были расположены далеко от театра военных действий); вождь, пославший на бессмысленную смерть миллионы, но за эти годы даже ни разу не посетивший раненых в госпиталях; маниакальный себялюбец, который обрек на погибель город над своей головой вместе со всеми женщинами и детьми, населявшими его, ради того, чтобы продлить свою жизнь на несколько недель, но даже ни разу не вылез из своего бункера, самого надежного в мире, дабы увидеть, что он натворил (это помешало бы его интуиции); словно примадонна, обижался он на народ, терпеливо и покорно умиравший за него, и назвавший этот народ недостойным своего кумира; друг детей, со слезами умиления провозгласивший фрау Геббельс образцовой женой и матерью за её намерение уйти из жизни вместе со своими четырьмя детьми, поскольку для неё жизнь без фюрера ничего не стоит, взбесившийся мелкий бюргер с пошлым дешевым вкусом, который не нашел ничего более важного, чем на фоне всеобщей гибели в Германии дать наконец «честное» имя ничтожной девке, своей любовнице, сыграв под землей «last minute shotgun wedding» — скоропалительную свадьбу в последнюю минуту, из-за которой погибли ещё несколько храбрых солдат; посланных в Берлин на поиски какого-нибудь чиновника из Бюро регистрации актов гражданского состояния; и, наконец, — трус, который даже не смог принять в одиночестве свою крысиную смерть и забрал с собой свежеиспеченную фрау Гитлер.
Так называемая «легенда о Гитлере» продержалась в Германии намного дольше, чем обещания нацистов. Она продержалась почти до конца войны, а частично и дольше. «Фюрер ничего об этом не знает» и «Если бы фюрер об этом знал» — эти устойчивые фразы всё ещё были в ходу, когда повсеместно царило великое отрезвление.
Фильм «Последний акт» дал возможность покончить с этой легендой. Не надо было прилагать особых усилий, достаточно было просто использовать документальный материал. В нём сконцентрировалось такое количество подлости, равнодушия, эгоизма, глупости, неспособности, сентиментальности самого дурного сорта, дилетантизма и трусости, что его с лихвой хватило бы на то, чтобы уничтожить миф о фюрере и легенду о расе господ. То были не сумерки богов, а сумерки идолов. Но речь шла о чем-то большем. Нацисты не прилетели на землю с какой-то другой планеты, чтобы закабалить Германию, — они выросли в самой Германии, и не только кризис и безработица подчинили их власти народные массы и заставили сражаться за них вплоть до самоуничтожения, было там и что-то ещё. А именно — длившееся веками воспитание в духе беспрекословного повиновения, нашедшее в Германии особо плодородную почву. Этой формулы было удобно придерживаться: не надо было ни о чем думать, не надо ничего самим решать, и главное — следуя ей, никто не нес персональной ответственности ни за что. Она взрастила «рабское повиновение», то есть слепую покорность, лишенную моральных, этических, религиозных и просто человеческих сомнений и убивала гражданское мужество и право на собственные убеждения. То была формула для холопов. Формула, прикрывавшая моральную трусость. Как ни иронично это звучит, она была излюбленным девизом новой расы господ. Этим девизом оправдывали себя убийцы в концентрационных лагерях, и им же, к ужасу всего мира, пытались оправдаться маршалы и генералы в Нюрнберге, поскольку всерьез верили, что этого достаточно, чтобы снять с себя вину за расстрелы пленных, нарушения международного права и убийства гражданских лиц. О совести никто из них и не вспомнил. Совесть умерла, убитая этим девизом, девизом всех диктатур.

  •  

Надеемся, что Господь не позволит <нацистам> вновь придти к власти! Но одной надежды мало. Важнее приучать людей к деятельной демократии. Двенадцать лет воспитания в духе нетерпимости и несколько столетий муштры до рабского повиновения не так-то просто сбросить со счетов. Поэтому и требуется быть бдительными. И лучше проявить бдительность заранее, чем потом, когда будет поздно; этому должны были научить события с 1914 года по нынешний день.

ПереводПравить

Е. Е. Михелевич, 2002

ПримечанияПравить

  1. Примечание переводчика // Эрих Мария Ремарк. Эпизоды за письменным столом. — М.: Вагриус, 2002. — С. 328.