Бомба (Асеев)

«Бомба» — стихотворный сборник Николая Асеева, опубликованный в 1921 году.

ЦитатыПравить

  •  

Как черви, плоски и правы,
столпились людские истины,..

  — «И вот опять всё то же», 1914

  •  

Кто жаждет напиться из лужиц,
тот встретит преграду потока, —
сумейте же будущий ужас
познать во мгновение ока!

Ведь если пощады в словах нет,
ведь если не выплыть из тины, —
припомните: ржавчиной пахнет
затупленный нож гильотины.

  — «Предчувствия», 1916

  •  

Ещё на закате мерцали…
Но вот – почернело до ужаса,
и всё в небесном Версале
горит, трепещет и кружится.

Как будто бы вечер дугою
свободу к зениту взвез: с неба —
одна за другою
слезают тысячи звёзд!

И как над горящею Францией
глухое лицо Марата, —
среди лихорадящих в трансе
луна – онемевший оратор.

И мир, окунувшись в мятеж,
свежеет щекой умытенькой;
потухшие звезды – и те
послов прислали на митинги.
<…>
А где-то, как жар валюты,
на самой глухой из орбит,
солнце кровавым Малютой
отрекшееся скорбит!

  — «Небо революции», 1917

  •  

Революция — это рёвы улиц,
это топот толп, прочтенный вслух.
Только в революцию можно стать под пули,
грудью их отвеяв, словно пух.

Революция — это души настежь!
Сердце сбило всех обид замки,
и в пустые ребра, как очей ни застишь,
небо набивает синевы комки.
<…>
Революция — это праздник праздных,
тем, кто не у дел был — даль привет:
только в революцию за дело казни,
за безделье ж казней нет!

  — «Это революция», <1918>

  •  

Не уроню такого взора,
который — прах, который — шорох.
Я не хочу земного сора,
я никогда не встречу сорок.

  — «Еще и осени не близко...», 1919

  •  

Бедности дней,
сумраку дней,
нищенству дней

Жизнь — все видней,
боль — все родней.
Сердце, бледней!

  — «Сказ», 1919

  •  

Если кровь напоенной рубахи
заскорузла в заржавленный лёд —
верь, восставший! Размерены взмахи,
продолжается ярый полет!

  — «Стихи сегодняшнего дня», <1919>

  •  

Исхудавший, тонкий облик мира!
Ты, как тень, безмочен и беззвучен,
ты, как та заржавленная лира,
что гремит в руках морских излучин.

  — «Заржавленная лира», 1920

  •  

Измята твоих полей лень,
за клетью пустеет клеть,
и росный ладан молелен
рассыпан по небу тлеть.

Яркоголовая правда,
ступи же кривде на лоб,
чтоб пред настающим завтра
упало вчера — холоп!

Чтоб, в облаках ещё пенясь,
истаяла б там тоска!
Чтоб город, морей отщепенец,
обрушился в волн раскат!

  — «Москва на взморье», 1920

  •  

Но встал свободы вестник,
подобный вешним водам,
винтами мрачных лестниц
взлетевший по заводам.

От слов его синели
и плавились металлы,
и ало пламенели
рабочие кварталы.

Его напевы проще,
чем капли снеготая,
но он запел — и площадь
замолкла, как пустая.

Рабочие России,
мы жизнь свою сломаем,
но будет мир красивей
цветущий Первым маем!

  — «Первомайский гимн», 1920

  •  

Сенсацией заграничных газет
является вновь всплывшая гипотеза
о световых сигналах с Марса,
подтверждаемая такими авторитетами,
как Маркони и др.
Из газет.

Радио с Марса! Радио с Марса!
Неужели правда? Неправда! Нет!!
Прыжки огромного желтого барса,
распластанного между планет.
<…>
— Неужели ж не бред? Неужели не сон?
— Какое! Слепые от света мечутся!!
— Тише!!!
«Земля. Говорит Эдисон».
«О-т-в-е-ч-а-е-т
с-ы-н ч-е-л-о-в-е-ч-е-с-к-и-й».

  — «Радиовесть», <1920>

  •  

Товарищ — Солнце! Выведи день,
играющий всеми мускулами,
чтоб в зеркале памяти — прежних дребедень
распалась осколками тусклыми.

Товарищ — Солнце! Высуши слез влагу,
чьей луже душа жадна.
Виват! Огромному красному флагу,
которым небо машет нам!

  — «Сегодня», <1920>

  •  

... снова и снова — о бомбах,
свёрнутых в форме ветошек,

Скрученных в крендель и в сайку,
взвитых концертной сонатой;
нынче — их резвую стайку
видели над Канадой;

Завтра они над Мадридом
кружат меж каменных кружев,
неуловимые видом
реют над руганью ружей;

После — в Чикаго и в Чили,
в душах России и Германий...
Их наши сны научили
рваться у мира в кармане.

  — «Если опять этот дом...», 1921