Белое солнце пустыни

фильм 1970 года

«Бе́лое со́лнце пусты́ни» — советский кинофильм, истерн 1970 года режиссёра Владимира Мотыля.

Белое солнце пустыни
Памятник Сухову 1.jpg
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Wikinews-logo.svg Новости в Викиновостях

ЦитатыПравить

СуховПравить

  • Только дыхание у меня сдавливается до крайности, будто из пушки кто в упор саданул.
  • Два часа. Давно обосновался? Везёт мне на эти дела. Я ещё в госпитале зарок себе дал: получу увольнительную и домой прямиком, никаких там историй. Двоих таких откопал — ничего… Третий попался. Вытащил — а он меня же за горло; бандит оказался. Вот такая история. Его свои же зарыли. Еле отбился. Вот сейчас тебя отрою… и будь здоров.
  • Подзадержался я здесь!
  • Мёртвому, конечно, спокойней, да уж больно скучно.
  • В старой крепости его надо было через трубу брать.
  • Восток — дело тонкое.
  • Эт точно.
  • Ну что же мне?.. Всю жизнь по этой пустыне мотаться?!!
  • (жёнам Абдуллы) Напра!.. За мной, барышни.
  • Душа моя рвётся к вам, ненаглядная Катерина Матвеевна, как журавль в небо.
  • Отметить надобно — народ попался покладистый, можно сказать, душевный, с огоньком.
  • Потому как долг революционный к тому нас обязывает.
  • Обратно пишу вам, разлюбезная Катерина Матвеевна, поскольку выдалась свободная минутка. И разнежился я на горячем солнышке, будто наш кот Васька на завалинке. Сидим мы сейчас на песочке возле самого синего моря, ни о чём беспокойства не испытываем. Солнышко здесь такое, аж в глазах бело…
  • Ещё хочу сообщить вам — дислокация наша протекает гладко, в обстановке братской общности и согласия. Идём себе по пескам и ни о чём не вздыхаем, кроме как об вас, единственная и незабвенная Катерина Матвеевна. Так что, вам зазря убиваться не советуем — напрасное это занятие.
  • Вопросы есть? Вопросов нет!
  • Смотри, больше не закапывайся!
  • И называйте меня просто — товарищ Сухов!
  • Вы будете свободно трудиться, и у каждой будет отдельный супруг.
  • Товарищи женщины!
  • Тебе который год? (Гюльчатай показывает на пальцах) Ты это оставь, дочка.
  • Эй, хозяин! Прикурить есть?
  • Павлины, говоришь?.. Х-х-ех!
  • (в поле зрения появляется банда Абдуллы в полном составе) Простите великодушно, небольшая заминка. Докончу в следующий раз.
  • Если что, я не промахнусь.
  • Абдулла, руки-то опусти.
  • И поскольку, может статься, в песках этих лягу навечно, с непривычки вроде бы даже грустно.
  • Оставь хоть патрон, Абдулла! Нечем будет застрелиться!
  • Верещагин, уходи с баркаса!
  • До свидания, барышни! Извините, коль что не так.
  • Так как с Джавдетом? Может, помочь?

ВерещагинПравить

  • Сухов, говоришь?.. Сейчас мы поглядим, какой это Сухов. Прости меня, грешного… (поджигает фитиль динамитной шашки от лампадного огня) Держи! (поглядев, какой это Сухов, удовлетворенно) Заходи.
  • Опять ты мне эту икру поставила?! Не могу я её каждый день, проклятую, есть. Хоть бы хлеба достала!..
  • Абдулла! Не много ли товару взял? И всё, поди, без пошлины.
  • Ты ведь меня знаешь, Абдулла. Я мзду не беру. Мне за державу обидно.
  • Помойтесь, ребята.
  • (его последние слова) Щас подойдём поближе, Фёдор Иванович.

РахимовПравить

  • Совсем озверел Чёрный Абдулла. Ни своих, ни чужих не жалеет. Приди мы позже самую малость, всех бы до одной передушил.
  • Сухов, помоги, с тобой мы враз его прикончим. Ведь ты один целого взвода стоишь, а то и роты.
  • По коням! Товарищи женщины, не бойтесь! С вашим мужем-эксплуататором мы покончим, а пока вы поступаете в распоряжение товарища Сухова! Он будет вас кормить и защищать, он хороший человек!

СаидПравить

  • Не будет покоя, пока жив Джавдет.
  • Отца убил, меня закопал, четырёх баранов взял — больше у нас не было.
  • Они не любят друг друга. Джавдет — трус. Абдулла — воин.
  • Здесь нет Джавдета.
  • (обезоруживая басмача среди общей суматохи) Не говори никому. Не надо…
  • Джавдет — мой… Встретишь — не трогай его…

АбдуллаПравить

  • Зачем ты убил моих людей, Саид? Я послал их сказать, чтобы ты не искал Джавдета в Сухом ручье, его там нет. Возвращайся в Педжент! Твой отец был другом моего отца. Дорога легче, когда встретится добрый попутчик!
  • Мой отец перед смертью сказал: «Абдулла, я прожил жизнь бедняком и я хочу, чтобы тебе Бог послал дорогой халат и красивую сбрую для коня». Я долго ждал, а потом Бог сказал: «Садись на коня — и возьми сам, что хочешь, если ты храбрый и сильный».
  • Твой отец был мудрый человек, но кто на этой земле знает, что есть добро и зло? Кинжал хорош для того, у кого он есть, и плохо тому, у кого он не окажется в нужное время.
  • Джамиля… Разве ты не была любимой женой? Обидел я тебя хоть раз? Почему ты не умерла?
  • Махмуд! Скачите на берег, все. Грузите баркас, спускайте на воду. Я остаюсь… в гостях, но если в полдень меня не будет — вернётесь рассчитаться за гостеприимство. Убирайся!
  • Иди-иди… Хорошая жена, хороший дом, — что ещё надо человеку, чтобы встретить старость?!
  • Так нет же никого в таможне! Кому платить — неизвестно! Хочешь, мы заплатим золотом?
  • Аристарх, договорись с таможней.
  • Маxмуд! (Махмуд: (в сторону, ещё одному басмачу) Зажигай!)

ПетрухаПравить

  • Гюльчатай! Открой личико, а? Ты не… Ты не думай, я не какой-нибудь… Если что — я и по-серьезному. Это ничего, что ты там чьей-то женой была. Ты мне по характеру подходишь. Я шустрых люблю. Я ведь и посвататься могу. У меня мама хорошая, добрая. Её все уважают. Да открой ты личико!
  • Товарищ Сухов, я ж по-серьезному, я жениться хочу. Только личико увидеть, а то вдруг крокодил какой, а потом томись всю жизнь.
  • (Сухов: Так.) Теперь пускай плывут на катере. Ха-ха-ха! За кордон собрались. Заведут мотор — и через 42 ка-ак!..
  • Гюльчатай. Открой личико. Открой. Вроде крадётся кто…
  • (его последние слова) Личико-то открой.

ГюльчатайПравить

  • Господин, никто не должен видеть наши лица, только ты! Ты — наш новый муж — скажи своему человеку, чтоб он не приходил.
  • Господин назначил меня любимой женой!
  • А разве ты не можешь сказать, что Гюльчатай — твоя любимая жена? Разве она обидится?
  • Одна жена — любит, одна — одежду шьёт, одна — пищу варит, одна — детей кормит… М? …И всё одна?! <…> Тяжело.

СемёнПравить

  • (читает на нагане Сухова) «Красноармейцу Сухову». Именной. «Комбриг Мэ Нэ Ковун». Хе-хе.
  • Всё поёшь? Я от Абдуллы. У нас нет гранат… а у тебя, мы знаем, запас. (Верещагин: Перестаньте. ♪ Не везёт мне в смерти… ♪) Прекрати дурацкую песню! (Верещагин: ♪ …Повезёт в любви. ♪) И встать!.. Когда с тобой разговаривает подпоручик!!
  • (Басмач: Чё эт ты?..) Да гранаты у него не той системы! Но!..
  • А ну, давай, шевелись! Быстрее-быстрее! (Басмач №1: Давай!) (Басмач №2: Ишь, шайтан! Куда?!..) Ты чё, заснул, морда?!! Вот я тебя плетью щас проучу!

АристархПравить

  • Абдулла, таможня даёт добро.

ДиалогиПравить

  •  

Сухов: Ты как здесь оказался?
Саид: Стреляли.

  •  

Лебедев: Умоляю, только не в музей! Здесь величайшие ценности.
Сухов: Погоди. Ты откуда взялся?
Лебедев: Я хранитель музея. Моя фамилия Лебедев.
Сухов: Понятно. А где население?
Лебедев: Спряталось. Привести сюда гарем…
Сухов: Вот что, товарищ хранитель. Эти девять освобождённых женщин Востока — тоже величайшая ценность.
Лебедев: Но…
Сухов: И давайте не спорить. Вопросы есть? Вопросов нет. За мной.

  •  

Семён: У Абдуллы было одиннадцать жён, куда еще двоих подевал? Погоди, вот придёт Абдулла, он тебе вырвет язык. Ну чего молчишь?
Сухов: Язык берегу.
Семён: Тебя как, сразу прикончить, или желаешь помучиться?
Сухов: Лучше, конечно, помучиться.

  •  

Сухов: Здоро́во, отцы. (увидев ящик динамита) Прощения просим. Где взяли?
Старик: Давно здесь сидим.

  •  

Лебедев: Послушайте, они же взяли самые дорогие экспонаты!
Сухов: Да какие ещё экспонаты? Я ж сказал барышням: брать ковры похуже.
Лебедев: Это же одиннадцатый век! Возьмите новые!

  •  

Верещагин: Ты в чей дом забрался? Отвечай!
Петруха: Не знаю…
Верещагин: Ты что?.. Не слыхал про Верещагина? Дожил. Было время, в этих краях каждая собака меня знала. Вот так держал. А щас… забыли.

  •  

Верещагин: Во дворе павлинов видел?
Сухов: Видел.
Верещагин: Вот на них сменял… мундир-то. Петруха?..
Петруха: Я не п-пью.
Верещагин: Правильно. Я вот тоже сейчас это допью и… брошу. Пей.

  •  

Сухов: Пулемёт дашь?
Верещагин: Абдуллу ждешь?
Сухов: Жду.

  •  

Верещагин: Вот что, Сухов. Была у меня таможня — были контрабандисты. Сейчас таможни нет — контрабандистов нет. В общем, у меня с Абдуллой мир. Мне ведь всё едино, — что белые, что красные, что Абдулла, что ты. Вот ежели бы я с тобой пошёл, тогда другое дело.
Сухов: Ну, в чём же дело? Пошли.
Петруха: Пшли?..
Верещагин: Пойдём.

  •  

Верещагин: Вот что, ребята. Пулемёт я вам не дам.
Сухов: Понимаем.

  •  

Сухов: И бросало меня по свету белому от Амура…
Петруха: От Амура?
Сухов: …до Туркестана.

  •  

Саид: Обманут тебя. Они сядут на баркас, ты отпустишь Абдуллу, они вернутся.
Сухов: Это вряд ли.

  •  

Саид: А теперь уходи, скорее. Одному нельзя оставаться.
Сухов: Не могу. Абдулла убьёт женщин.
Саид: Абдулла убьёт тебя. Это его жёны. Прощай.
Сухов: Я рассчитывал на тебя.
Саид: Если меня убьют, кто отомстит Джавдету?
Сухов: Я рассчитывал на тебя, Саид.

  •  

Сухов: (из нефтяного резервуара) Эй, Абдулла! Ты еще в чадре или переоделся мужчиной? Абдулла! У тебя ласковые жёны! Мне хорошо с ними!
Абдулла: Я дарю тебе их! Когда я подожгу нефть, тебе будет хорошо. Совсем хорошо!

  •  

Верещагин: Давненько тебя не видел, Абдулла. Ты всё кочуешь, стреляешь?
Абдулла: Старый стал, ленивый. А помнишь, какой я был?
Верещагин: Были времена. А что это люди твои, никак, запалить что хотят?
Абдулла: Да вот забрался один приятель и не выходит.
Верещагин: Фёдор! Петруха с тобой?
Сухов: (из нефтяного резервуара) Убили Петруху, Павел Артемьич. Зарезал Абдулла.
Верещагина: Паша!
Абдулла: Иди, иди! Хорошая жена, хороший дом, что еще надо человеку, чтобы встретить старость!

  •  

Верещагин: Абдулла! Не много ли товару взял? И всё, поди, без пошлины?
Абдулла: Так нет никого в таможне! Кому платить, неизвестно! Хочешь, мы заплатим золотом?
Верещагин: Ты меня знаешь, Абдулла, я мзду не беру. Мне за державу обидно.
Абдулла: Аристарх, договорись с таможней.