Александр Яковлевич Розенбаум

советский и российский автор-исполнитель и актёр
(перенаправлено с «Александр Розенбаум»)

Алекса́ндр Я́ковлевич Розенба́ум (13 сентября 1951) — советский и российский автор-исполнитель, певец, композитор, поэт, актёр, писатель, Заслуженный артист РФ, Народный артист РФ.

Александр Розенбаум
Rosenbaum kursk.jpg
Wikipedia-logo.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

ЦитатыПравить

  • Для того, чтобы добиться чего-то в жизни прежде всего нужен труд.
  •  

Тот, кто беды не знал,
тот счастья ни капельки не нашёл.

Боли кто не узнал,
тот радости искренней не нашёл. — Мотл, Мотэле, Матвей

  •  

Возраст — это состояние души,
конфликтующее с телом иногда. — Возраст

  •  

Во всех бедах у нас всегда виноваты французы, татары, жиды, фашисты, погода. Ещё то ли Карамзин, то ли Салтыков-Щедрин сказал: «Что будет через двести лет? Будут пить и воровать!», «Пусть моя корова сдохнет, лишь бы твоя не телилась»… Это не я придумал. — Известный интернет-мем («Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу, — пьют и воруют»), ошибочно приписываемый Салтыкову-Щедрину

  — Еженедельник «Собеседник». № 38, 16-22 октября, 2000 г.[1]
  • Гей-парады — это разврат, все от пресыщенности и безделья[2].

О РозенбаумеПравить

  •  

От него исходит ощущение надёжности. Мне знаком такой, правда, редкий, сорт людей, в присутствии которых слабый может чувствовать себя спокойно и уверенно. Взглянешь на такого — и тебе сразу ясно: это прочный человек, он не предаст друга, не обидит ребёнка, не ударит собаку, не станет защищать ложь.

  Леонид Филатов
  •  

Розенбаум — человек не с конвейера. У него имидж свой, а не придуманный и не сделанный.

  Евгений Евтушенко
  •  

Если представить себе всё, что хотите знать о настоящем мужчине, это и будет Розенбаум.

  Леонид Якубович
  •  

Розенбаум — это тембр, тембр и тембр. Великий социальный тембр, который может поднять людей и с утра сделать день бодрым.

  Михаил Жванецкий
  •  

Многие песни Розенбаума уже могут называться народными, как песни Окуджавы и Высоцкого. У них своё, неожиданное видение мира, свои слова, свои интонации, но вот, читая его стихи, я узнаю, что его осень — это, оказывается, и моя осень, его Питер — это мой Питер, его Одесса — это и моя Одесса, его двор это и мой двор, его шантрапа — это и моя шантрапа, его "чёрный тюльпан" — это и мой "черный тюльпан". Это всё наше, общее. Это наше время. Это все мы.

  Валентин Гафт

ИсточникиПравить