Странные взрослые

«Странные взрослые» — советский лирический телефильм 1974 года киностудии "Ленфильм", повествующий о сложности взаимоотношений взрослых и детей.

ЦитатыПравить

  •  В детском доме:
     — А они что, действительно не знают, что у них нет родителей?
     — Родители есть почти у каждого. Иногда они возвращаются к ним, иногда находятся. Но ждут все. Вот и придумывают всякие фантастические истории.
     — А вот как вы говорите «находятся».
     — Ну, усыновляют, или правда родители. Ну, в общем, у нас тут всё сложно.
  •  — Везучая ты, Тоня! Тебя раз и нашли!
     — Нет, девочки, не так. Что мы, грибы, что ли, чтоб нас искали? Найдут, не найдут. Взрослые ведь странные. Вот мой папа, например, подарил мне тогда цветы, застеснялся и больше не подходил. А я знаю, если бы я сама его не искала, сама за ним не ходила, он бы не догадался. А вы говорите, везучая.
  •  В коммунальной ленинградской квартире:
     — Вторая дверь по коридору справа наша.
     — А почему у вас так много дверей?
     — Тонечка, я же тебе говорила, здесь живём не только мы, здесь живут наши соседи. Но их теперь нет дома.
     — А скоро мы получим новую квартиру, отдельную.
     — А эта какая?
     — Коммунальная, общая, значит.
     — Они мне теперь все тоже как родные?
     — Нет, просто мы живем все вместе.
     — Как у нас в детдоме, чтобы веселее.
  •  На коммунальной кухне:
     — Девочка, ты зачем взяла чайник?
     — Посуду помыть.
     — Но это мой чайник. А ваш вот этот.
     — Ну, я же не насовсем.
     — Я понимаю. Но есть порядок. И стол ваш вот этот – Рябиковых. И конфорка это чужая, вот эта ваша конфорка.
     — Ну, другие же тоже пустые.
     — Пустые, но это не имеет значения. Существует порядок. И фартук ты надела чужой – Ольги Николаевны, а перчатки – Августы Яковлевны. Не забудь положить на место.
     — Ну, я же хотела посуду всем помыть, просто как дежурная.
     — Это я понимаю. И посуду чужую трогать вообще нельзя. Порядок здесь такой понимаешь, порядок! Ничего нельзя!
  •  — Ну-с, Августа Яковлевна, вот и закончилась спокойная жизнь в нашей тихой образцовой квартире.
     — Да, живая девочка. Я бы даже сказала, слишком живая.
  •  — Ну что, Джульетта, как дела? Что-нибудь натворила за сегодняшний день?
     — Я вашу кровать «Чудовище» отдала на металлолом, на новый тепловоз.
     — В металлолом?
     — Ну, вы же сами говорили.
     — Мало ли что я говорила! Разве можно слушать, что говорит женщина? Боже мой, она стояла тут целую вечность. Но, правда, мужу она не нравилась. Он предпочитал модерн.
     — Ну, вот видите.
     — Ну и бог с ней. Всё правильно, Джульетта. «Отречёмся от старого мира!»
  •  — А у вас в детдоме все такие смелые?
     — Все! Только я уже давно не в детдоме.
     — Знаем, знаем! Тысячу раз слышали. Знаем, что ты нашлась и что зовут тебя Джульетта. Сейчас из Джульетты сделают котлеты. А сама ни какая не Джульетта, а просто подкидыш. А эти папа и мама не настоящие, они из жалости взяли её домой. А сама она детдомовская и всё врёт.
  •  — Родителей ждёшь?
     — Нет, я теперь опять детдомовская.
     — А родители где же?
     — Родители дома, я от них ушла.
     — Обижали?
     — Совсем даже нет. Они со мной измучились. А папа последнее время очень сдал – соседи так говорят.
     — А чего же они с тобой измучились?
     — Я в детдоме привыкла. А у вас всё не так, всё по-другому.
     — У кого – у нас?
     — У вас у взрослых. И никак не знаешь, как хорошей быть.