Игорь Сергеевич Холин: различия между версиями

2056 байт добавлено ,  5 месяцев назад
Бачинин ещё
(«Страшный мир» Игоря Холина)
(Бачинин ещё)
Роман “Кошки-мышки” в этом смысле переходное произведение. Проза создается в контексте поэзии, более того, поэтические тексты автора — и ранние, “барачные”, и поздние, лирические, — часть романа, важный структурный элемент. Жанровое определение “роман” в данном случае, конечно, чистая условность. Перед нами [[коллаж]], принципиально разомкнутая художественная структура.<ref name="клк">''[[w:Кулаков, Владислав Геннадьевич|В. Кулаков]]''. «О прозе Игоря Холина». — НЛО, 1998, № 6.</ref>|Автор=[[Владислав Геннадьевич Кулаков|Владислав Кулаков]], «О прозе Игоря Холина», 1998}}
 
{{Q|У Игоря Холина обнаружился особый тип раздвоения, невозможный для русских поэтов прошлых поколений, — между диктатом секулярной среды барачных обитателей и теми остаточными формами религиозности, которые продолжали существовать внутри него. Холину удается объединить эти два типа противоречащих друг другу реалий посредством использования парадигмы богооставленности. В стихотворении «Плач» он говорит о том планетарном состояние всеобщего плача, в которое погружен человеческий род. Его пронзает ощущение тотальной несчастности, в которой пребывает Вселенная, оставшаяся без Бога:
{{Q|Стихи Холина обладают фантомной фольклорностью: легко поверить, что эти строки — анонимное народное творчество наподобие пословиц и частушек (конечно, если бы сегодня еще можно было всерьез говорить об аутентичном «народном» художественном высказывании). По сей день стихи Холина совершенно по-фольклорному передаются из уст в уста, и, как заметил Лев Рубинштейн, эти строки «кажутся написанными не на бумаге, а, допустим, на заборе. Или на плакате типа „Не проходите мимо”. Или на обшарпанной стене барачного коридора». Павел Пепперштейн писал о Холине, что «всегда воспринимал его как дзен-мастера высочайшего ранга, твердо знающего, что истинная природа Будды — это навозная куча во дворе».
:::::::…Я о всемирном плаче
:::::::Когда содрогается
:::::::Вселенная
:::::::Когда все сливается
:::::::В единый
:::::::Вскрик
:::::::Вздох
Во вселенной Холина, как и во вселенной [[Иероним Босх|Иеронима Босха]], нет живых существ, которые могли бы радовать человека, но зато она наполнена примитивными и низменными тварями, преимущественно насекомыми-паразитами. Среди них вынуждены вести свое богопротивное существование обитатели барачного «подполья».<ref name="бч"/>|Автор=[[Владислав Аркадьевич Бачинин|Владислав Бачинин]], «Человек барачный», 2008}}
 
{{Q|Стихи Холина обладают фантомной фольклорностью[[фольклор]]ностью: легко поверить, что эти строки — анонимное народное творчество наподобие пословиц и частушек (конечно, если бы сегодня еще можно было всерьез говорить об аутентичном «народном» художественном высказывании). По сей день стихи Холина совершенно по-фольклорному передаются из уст в уста, и, как заметил Лев Рубинштейн, эти строки «кажутся написанными не на бумаге, а, допустим, на заборе. Или на плакате типа „Не проходите мимо”. Или на обшарпанной стене барачного коридора». Павел Пепперштейн писал о Холине, что «всегда воспринимал его как дзен-мастера высочайшего ранга, твердо знающего, что истинная природа Будды — это навозная куча во дворе».
:::::::::На днях у Сокола
:::::::::Дочь