Сплетни: различия между версиями

2061 байт добавлено ,  1 год назад
до ошпаривания
(каменский)
(до ошпаривания)
<!-- цитаты в хронологическом порядке -->
{{Q|Вскоре после его ухода, отворяется дверь и входит человек мой; это меня взбесило, потому что я хотел скрыть от всех свое [[пьяный|опьянение]], которое могло сделаться предметом уездных сплетней. Я молчал, однако ж, и ходил взад и вперёд по комнате, надеясь, что он скоро уйдёт; но так как он остановился у дверей, точно часовой, то мне не трудно было догадаться, что его поставил там фельдшер, для того, чтоб поберечь меня; это меня примирило с ним, и я перестал об нём думать.|Автор=Юрий Савич, «[[:s:О действии гашиша на человеческий организм (Савич)|О действии гашиша на человеческий организм]]», 1858}}
 
{{Q|Самая простая и вместе с тем самая действительная манера поднимания ноги — это сплетня и [[клевета]], и глуповец пользуется ею до пресыщения. Я бы сказал, что сплетня разъедает [[Глупов]], что со временем она должна вконец уничтожить его, если бы не знал наверное, что тут ни разъедать, ни уничтожать нечего, что тут живёт одно тление, которое потому и живёт, что оно тление. Сплетнею и клеветой занимался Глупов ещё до ошпаривания, ещё в то время, когда он, в веселии сердца, унавоживал дно горшка. Он был великий на это [[художник]] и предпочитал этому искусству разве искусство смешить и увеселять своих добрых начальников. Первое он называл своим незаконопротивным упражнением души и сердца, второе — своею [[политика|политикой]]. Первое доставляло ему утешение; второе бросало ему в рот катышки со стола богатого Лазаря.<ref name="Клевета">''[[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|М. Е. Салтыков-Щедрин]]''. Полное собрание сочинений, 1837—1937: В 16 т. — М.; Л.: Издательство АН СССР, 1965 г. — Т. 3. Невинные рассказы, 1857—1863 гг. — С. 463-480 г.</ref>|Автор=[[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|Михаил Салтыков-Щедрин]], «[[s:Клевета (Салтыков-Щедрин)|Клевета]]», 1861}}
 
{{Q|[[Общество]] и интересуется-то [[университет]]ом прежде всего и больше всего не как научным центром, а как центром общественных [[настроение|настроений]] и волнений. В мирное время услышите ли вы расспросы об [[университет]]е, спросит ли вас кто-нибудь о купленных [[библиотека|библиотекой]] книгах, о приборах и коллекциях, обогативших кабинеты, о препаратах, сделанных в [[лаборатория]]х? Никогда. Говорят в обществе о чем угодно, только не об университете. Но стоит начаться «беспорядкам», как университет становится предметом общественного внимания, нездорового [[любопытство|любопытства]], сплетен и пересудов.<ref>''[[w:Кожевников, Григорий Александрович|Г. А. Кожевников]]''. Проклятый Вопрос : К современному положению Университета. — М.: «Человек», № 2, 2005 г.</ref>|Автор=[[Григорий Александрович Кожевников|Григорий Кожевников]], «[[s:Проклятый Вопрос (Кожевников)|Проклятый Вопрос : К современному положению Университета]]», 1911}}