После дождичка в четверг: различия между версиями

Маньяна…
(Всему положен свой предел)
(Маньяна…)
[[Файл:Figa.jpg|thumb|250px280px|<center>[[Шиш|После дождикадождичка]]]]
{{значения|После дождичка в четверг (значения)}}
{{значения|После дождя (значения)}}
 
{{Q|«Всему положен свой [[предел]]». И [[здоровье]], и [[возраст]] не позволяют мне надеяться, что «после дождика в четверг» еще удастся завершить эти работы. Ведь я уже «достиг до этого [[возраст]]а пятидесяти пяти лет, с каковыми, столь счастливо, я, благодаря милости Божьей, иду вперед»… Правда, европеец рассмеялся бы: какая же это [[старость]] ― пятьдесят пять лет! это только расцвет «возмужалости», которую физиологи (европейские! ) заканчивают 67-ми лет!<ref>''[[:w:Иванов-Разумник, Разумник Васильевич|Р. В. Иванов-Разумник]]''. «Тюрьмы и ссылки». — Издательство имени Чехова. Нью-Йорк, 1953 г.</ref>|Автор=[[w:Иванов-Разумник, Разумник Васильевич|Разумник Иванов-Разумник]]. «Тюрьмы и ссылки», 1944}}
 
{{Q|Попросить, что ли, Нормана изменить чуть-чуть курс и пойти южнее? Он хихикает в ответ:
― Маньяна!
«Маньяна» с легкой руки Сантьяго было любимое наше слово. «Маньяна» по-испански ― «[[завтра]]», но с оттенком нашего «после дождичка в четверг». Сантьяго советовал: «Попадешь в [[Мексика|Мексику]] ― говори всюду «маньяна», и тебе будет хорошо».
― Юрий, как насчет того, чтобы повозиться с [[брезент]]ом?
― Маньяна…
Маньяна не маньяна, а идти нужно. Карло и Жорж, бодрые после сна, потащили на корму бывший запасной [[парус]].<ref>''[[Юрий Александрович Сенкевич|Юрий Сенкевич]]'', «Путешествие длиною в жизнь». — М.: Вагриус, 1999 г.</ref>|Автор=[[Юрий Александрович Сенкевич|Юрий Сенкевич]], «Путешествие длиною в жизнь», 1999}}
 
== ''«После дождичка в четверг»'' в беллетристике и художественной литературе ==