Змеиный яд: различия между версиями

1595 байт добавлено ,  1 год назад
+ 2 яда
(пугает ядом)
(+ 2 яда)
{{Q|Юлия затрепетала и, следуя обыкновению новых Дидон, упала в [[обморок]]. Через несколько минут опомнилась для того, чтобы опять забыться. Наконец, собрав силы свои, она нашла для себя некоторое облегчение в том, чтобы проклинать [[мужчина|мужчин]]. «Они все изверги, злодеи, вероломные; [[тигр]]ица воспитала их [[молоко]]м своим; под языком носят они змеиный яд, а в сердце их шипит [[ехидна]]. Слезы их ― слезы [[крокодил]]овы; поверь им ― и гибель неизбежна!» Такими нежными красками писала портрет наша отчаянная Юлия.<ref>Русская сентиментальная повесть. — М.: МГУ, 1979 г.</ref>|Автор=[[Николай Михайлович Карамзин|Николай Карамзин]], «Юлия», 1796}}
 
{{Q|И чем больше мы были сыты, тем больше ярились. Наконец до того разъярились, что стали выбегать на улицу и суконными языками, облитыми змеиным ядом, изрыгали хулу и [[клевета|клевету]].<ref name="Салтыков">''[[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|М.Е. Салтыков-Щедрин]]''. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 15. Книга 1. Москва, Художественная литература, 1973, [[Современная идиллия]].</ref>|Автор=[[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|Михаил Салтыков-Щедрин]], «[[Современная идиллия]]» ([[сатира|сатирический]] роман), 1883}}
{{Q|Опасения [[павиан]]а оправдались: зимние [[дождь|дожди]] сделали свое дело. Правда, вниз по течению находился брод, который не размывали самые сильные [[гроза|грозы]]. Поняв, что это единственное спасение, встревоженный павиан снова пустился в путь. На зверей змеиный яд действует медленно, и пока он только смутно испытывал характерное желание биться и кататься по земле. Укушенная [[нога]] болела нестерпимо. Но уже близок был желанный брод, уже виден был утес, похожий на спящего [[буйвол]]а, который лежал, указывая его место, и павиан ускорил шаги, как вдруг остановился, вздрогнув от яростного изумления. Брод был занят. <...> И по-звериному острое желание владеть этой [[девушка|девушкой]] в красной одежде и услышать ее мольбы внезапно загорелось в его мозгу и легкой дробью сотрясло [[урод]]ливое тело. Забылся и змеиный яд, и необходимость немедленно искать [[трава|траву]]. Не спеша, со зловонной пеной желанья вокруг безобразной пасти, начал он подходить к своей жертве, наслаждаясь ее [[ужас]]ом. Но змеиный яд делал свое дело, и, едва павиан схватился за край [[шёлк]]овой одежды и разорвал ее наполовину, он вдруг почувствовал, что какая-то непреодолимая сила бросила его навзничь, и он судорожно забился, ударяясь головой о камни и цепляясь за стволы деревьев. Иногда неимоверным усилием воли ему удавалось на мгновение прекратить свои корчи, и тогда он приподнимался на передних лапах, с [[труд]]ом поворачивая в сторону девушки свои невидящие [[глаза]].|Автор=[[Николай Степанович Гумилёв|Николай Гумилёв]], «[[s:Лесной дьявол (Гумилёв)|Лесной дьявол]]», 1900-е}}
 
{{Q|Опасения [[павиан]]а оправдались: зимние [[зимний дождь|зимние дожди]] сделали свое дело. Правда, вниз по течению находился брод, который не размывали самые сильные [[гроза|грозы]]. Поняв, что это единственное спасение, встревоженный павиан снова пустился в путь. На зверей змеиный яд действует медленно, и пока он только смутно испытывал характерное желание биться и кататься по земле. Укушенная [[нога]] болела нестерпимо. Но уже близок был желанный брод, уже виден был утес, похожий на спящего [[буйвол]]а, который лежал, указывая его место, и павиан ускорил шаги, как вдруг остановился, вздрогнув от яростного изумления. Брод был занят. <...> И по-звериному острое желание владеть этой [[девушка|девушкой]] в красной одежде и услышать ее мольбы внезапно загорелось в его мозгу и легкой дробью сотрясло [[урод]]ливое тело. Забылся и змеиный яд, и необходимость немедленно искать [[трава|траву]]. Не спеша, со зловонной пеной желанья вокруг безобразной пасти, начал он подходить к своей жертве, наслаждаясь ее [[ужас]]ом. Но змеиный яд делал свое дело, и, едва павиан схватился за край [[шёлк]]овой одежды и разорвал ее наполовину, он вдруг почувствовал, что какая-то непреодолимая сила бросила его навзничь, и он судорожно забился, ударяясь головой о камни и цепляясь за стволы деревьев. Иногда неимоверным усилием воли ему удавалось на мгновение прекратить свои корчи, и тогда он приподнимался на передних лапах, с [[труд]]ом поворачивая в сторону девушки свои невидящие [[глаза]].|Автор=[[Николай Степанович Гумилёв|Николай Гумилёв]], «[[s:Лесной дьявол (Гумилёв)|Лесной дьявол]]», 1900-е}}
 
{{Q|С нашим [[вино]]м что-то случилось, Лоренцо. Оно стало красно, как [[кровь]] сатаны, и дурманит голову, как змеиный яд. Не пей вина, Лоренцо.<ref>''[[Леонид Николаевич Андреев|Л. Н. Андреев]]''. Драматические произведения в 2-х томах. — Л.: Искусство, 1989 г., том 1</ref>|Автор=[[Леонид Николаевич Андреев|Леонид Андреев]], «Чёрные маски». Представление в двух действиях и пяти картинах, 1908}}
 
{{Q|― Теперь Гельвий.
― Я ничего не делал, ― сказал Гельвий, ― я спал. И видел во сне, что ем [[хлеб]], вымазанный змеиным ядом.
― Свидетелей не было, ― кратко заметил Фильс<ref>''[[w:Грин, Александр Степанович|Грин А.С.]]'' Собрание сочинений в шести томах. Библиотека Огонёк. Т. 2. Рассказы 1909-1915 гг. — М., «Правда», 1980 г.</ref>|Автор=[[Александр Грин]], «Зурбаганский стрелок», 1913}}
 
{{Q|Ну и путаница же была в голове у этого славного [[принц]]а! Дэлихьяр, например, верил, что если длинную [[лиана|лиану]] перетащить через три реки, то она превращается в [[змея|змею]]. Он верил также, что во вредных людях зреет змеиный яд, и подозревал, что к таким надо отнести и Гелика Пафнулина, который теперь старался обходить палатку номер четыре подальше.<ref>''[[Лев Абрамович Кассиль|Кассиль Л. А.]]'' Собрание сочинений: В 5 т. Том 4. — М.: «Детская литература», 1966 г.</ref>|Автор= [[Лев Абрамович Кассиль|Лев Кассиль]], «Будьте готовы, Ваше высочество!», 1964}}