Максимилиан Александрович Волошин: различия между версиями

не убеждают в реальности его существования
(не убеждают в реальности его существования)
 
 
== Цитаты о Волошине ==
<!-- цитаты в хронологическом порядке -->
{{Q|Ни бархатные [[штаны]], ни стихи о любви не убеждают в реальности его существования. С ним легче разговаривать о Майе или о надписях на [[солнечные часы|солнечных часах]], но можно ли только воображаемому человеку пожаловаться на [[зубная боль|зубную боль]]. Отсюда [[недоверие]] и профессиональная [[улыбка]] Волошина, привыкшего, чтобы его щупали ― настоящий ли. Не только [[noli me tangere]], но всяческие удобства при осмотре. Только нам не прощупать ― на ризе риза; а что если под всеми ризами трепетное тело с его жестокими правами, и под всеми приемами нашего Эредиа страстное косматое [[сердце]]. Нет, не надо пробовать снять неснимаемую [[маска|маску]]!<ref>''[[Илья Григорьевич Эренбург|Эренбург И.Г.]]'' «Портреты современных поэтов». — СПб.: Журнал «Нева», 1999 г.</ref>|Автор=[[Илья Григорьевич Эренбург|Илья Эренбург]], «Портреты современных поэтов», 1922}}
 
{{Q|Пишу и вижу: голова [[Зевс|Зевеса]] на могучих плечах, а на дремучих, невероятного завива кудрях, узенький [[полынь|полынный]] веночек, насущная необходимость, принимаемая [[дурак]]ами за стилизацию, равно как его белый парусиновый балахон, о котором так долго и жарко спорили (особенно дамы), есть ли или нет под ним штаны.
Парусина, полынь, сандалии — что чище и вечнее, и почему [[человек]] не вправе предпочитать чистое (стирающееся, как парусина, и сменяющееся, но неизменное, как сандалии и полынь) — чистое и вечное — грязному (городскому) и случайному (модному)? И что убийственнее — городского и модного — на берегу [[море|моря]], да ещё такого моря, да ещё на таком берегу! Моя формула [[одежда|одежды]]: то, что не [[красота|красиво]] на ветру, есть [[уродство|уродливо]]. Волошинский балахон и полынный веночек были хороши на ветру.|Автор=[[Марина Ивановна Цветаева|Марина Цветаева]], «Живое о живом», 1932}}