Педантизм: различия между версиями

2269 байт добавлено ,  1 год назад
описание педантизма, подробное и педантичное
(что в наше время пленительнее педантизма?)
(описание педантизма, подробное и педантичное)
 
{{Q|Конница [[w:Фридрих II (король Пруссии)|Фридриха Великого]] своим превосходством не могла не обратить на себя всеобщего внимания и естественно сделалась образцом для конниц всех европейских государств. Этому образцу везде стали подражать. Но слепое подражание ведёт всего чаще к тому, что суть дела вовсе упускается из виду, а внимание обращается исключительно на внешность. Так это и случилось по отношению не только к коннице, но и всей вообще армии Фридриха Великого. Стали подражать ей во всём до мельчайших подробностей, не отличая существенного от мелочей, не имевших никакого значения; везде считали необходимым не только обучать войска по прусскому уставу, но и одеть их в [[мундир]]ы прусского покроя. Такое [[раб]]ское подражание, в особенности если оно ограничивается одною только внешностью, всегда вырождается в рутину и мелочной педантизм, составляющие главные причины застоя и упадка военного дела.<ref>''[[Александр Александрович Блок|А.А.Блок]]''. Собрание сочинений в девяти томах. — Москва, Гослитиздат, 1962 г., (том пятый).</ref>|Автор=[[w:Плеве, Павел Адамович|Павел Плеве]], «[[s:Очерки из истории конницы (Плеве)/1889 (ВТ:Ё)/09|Очерки из истории конницы]]», 1889}}
 
{{Q|Перед нами открывается длинный ряд однообразных рассуждений, напоминающих по тону [[учитель|учителя]] русской словесности в старшем классе [[гимназия|гимназии]], к тому же скорее женской. Читаешь и изумляешься, откуда эти рассуждения в наше время, когда все «[[плоскость|плоскости]]» начинают холмиться, когда всё приходит в [[движение]]? Да и выносит ли уже наше время рассуждения «без [[искра|искры]] Божией», не требует ли оно хоть одной видимости [[полёт]]а, свободы и какой бы то ни было новизны? На протяжении более трёхсот страниц нет почти фразы, над которой можно было бы задуматься, не чувствуя, что она перемалывает в сотый раз всё пережитое и передуманное многими [[поколение|поколениями]] — до такой степени уже перемолотое, что оно вошло даже в [[учебник]]и средней школы, обязанные по существу своему «знакомить» только с тем, что установлено [[большинство]]м, что применено к пониманию большинства.<ref>''[[Александр Александрович Блок|А.А.Блок]]''. Собрание сочинений в девяти томах. — Москва, Гослитиздат, 1962 г., (том пятый).</ref>|Автор=[[Александр Александрович Блок|Александр Блок]], «[[s:Педант о поэте (Блок)|Педант о поэте]]» <small>(рецензия на книгу: Н. Котляревский. «М.Ю. Лермонтов. Личность поэта и его произведения. Второе издание. 1905»)</small>, 1906}}
 
{{Q|[[Иннокентий Фёдорович Анненский|Автор прав]], говоря, что его книга «одно в себе». Это настоящий роман, но без фабулы, без картин. Пусть в нём появляются то [[Александр Сергеевич Пушкин|Пушкин]], то [[Генрих Гейне|Гейне]], то [[Генрик Ибсен|Ибсен]], то [[Фёдор Михайлович Достоевский|Достоевский]], мы чувствуем, что это только личины, которые [[автор]] по странному, а может быть и глубоко обоснованному [[каприз]]у не пожелал претворить в собственные образцы, и что единство времени и места соблюдено с точностью почти педантической. Но что в наше время пленительнее педантизма?<ref>''[[Николай Степанович Гумилёв|Н. Гумилёв]].'' Собрание сочинений в четырёх томах / Под редакцией проф. Г. П. Струве и Б. А. Филиппова. — Вашингтон: Изд. книжного магазина Victor Kamkin, Inc., 1962 г.</ref>|Автор=[[Николай Степанович Гумилёв|Николай Гумилёв]], «[[s:Анненский — критик (Гумилёв)|Анненский — критик]]», 1909}}