Лиственница: различия между версиями

1379 байт добавлено ,  8 месяцев назад
Лиственнички были тонкие
(прелестное подгорье)
(Лиственнички были тонкие)
 
{{Q|Наступили жаркие дни. [[Солнце]] поливало тяжёлым, густым зноем мягкую, [[мох|мшистую]] поверхность болот. Его свет казался мутным от влажных испарений перегнившего мха. Резкий запах [[багульник]]а походил на запах перебродившего пряного [[вино|вина]]. Зной не обманывал: обострённые длительным общением с [[природа|природой]] чувства угадывали приближение короткой северной осени. Едва уловимый отпечаток её лежал на всём: на слегка побуревшей хвое лиственниц, горестно опущенных ветках [[берёза|берёз]] и [[рябина|рябин]], шляпках древесных [[гриб]]ов, потерявших свою бархатистую свежесть… [[Комар]]ы почти исчезли.<ref>''[[Иван Антонович Ефремов|Иван Ефремов]]'', «Алмазная труба». — М.: Детгиз, 1954 г.</ref>|Автор=[[Иван Антонович Ефремов|Иван Ефремов]], «Алмазная труба», 1944}}
 
{{Q|Где-то выше яростно верещали [[кедровка|кедровки]]. Раз кедровки, значит, должен [[Кедровый стланик|быть стланик]]. Я стал забирать а сторону, так как идти сквозь стланик вверх вовсе уж невозможно. И сразу попал на звериную тропку. Тропинка с [[баран]]ьими и [[лось|лосиными]] следами вела вверх, огибая склон. Скоро я вышел в лиственничный пролесок. Лиственнички были тонкие, они уже начинали желтеть, хотя от долины я поднялся всего метров на триста. Еще через триста метров кончились лиственнички, почти исчезла [[берёза|березка]]. Был голый [[камень]]. Между камнями посвистывал [[ветер]].<ref name="Куваев">''[[Олег Михайлович Куваев|О.М.Куваев]]''. «Каждый день как последний». — М.: «Молодая гвардия», 1976 г.</ref>|Автор=[[Олег Михайлович Куваев|Олег Куваев]], «Эй, Бако!», 1975}}
 
{{Q|Шёл уже [[май]], когда я, обрубая сучья на сваленной лиственнице и низко склонившись к земле, впервые заметила на исходящей паром проталинке, возле свежего [[пень|пня]], это [[чудо]] [[красота|красоты]], это [[совершенство|совершеннейшее]] творение природы ― уцелевшую под снегом веточку [[брусника|брусники]]. Пять-шесть ягодин, до того красных, что даже чёрных, до того нежных, что [[сердце]] разрывалось от [[боль|боли]], глядя на них. Как и всякая перезрелая [[красота]], они рушились при малейшем, даже самом осторожном прикосновении.<ref>[[Евгения Соломоновна Гинзбург|Гинзбург Е.С.]] «Крутой маршрут». Москва, «Советский писатель», 1990 г.</ref>|Автор=[[Евгения Соломоновна Гинзбург|Евгения Гинзбург]], «Крутой маршрут» (Часть 2), 1975-1977}}