Плаун: различия между версиями

12 байт убрано ,  2 года назад
м
статья здесь
м (викификация)
м (статья здесь)
{{Q|На нашем земном шаре в [[:w:Каменноугольный период|Каменноугольную эпоху]] при сходных климатических условиях уже пышно расцвела растительная и отчасти животная жизнь: густо росли гигантские [[хвощ]]и, плауны, мхи, а между стеблями их, во влажной полутьме, жили [[насекомые]] исполинских размеров. Возможно, что подобная жизнь процветает в настоящее время и на [[Венера|Венере]].<ref>«Далёкие миры». Астрономический очерк [[:w:Перельман, Яков Исидорович|''Я.И. Перельмана'']]. — Издательство П.П. Сойкина. - Петроград, 1914 г.</ref>|Автор=[[:w:Перельман, Яков Исидорович|Яков Перельман]], «Далёкие миры », 1914}}
 
{{Q|В собранном мною здесь [[гербарий|гербарии]] отмечены: стелющийся по [[мох|мху]] дёрен канадский с розеткой из шести листочков и красными [[ягода]]ми; потом тоже канадский майник, имеющий два сердцевидных, ярко блестящих сочных листа; затем особый вид плауна. Первый по внешнему виду несколько напоминает низкорослый [[орляк]], который имеет довольно простой перистый [[лист]]. Отдохнув немного на перевале, мы пошли дальше.<ref name="Уссури">[[:w:Арсеньев, Владимир Клавдиевич Арсеньев|''В.К. Арсеньев'']]. «В дебрях Уссурийского края». М.: «Мысль», 1987 г.</ref>|Автор=[[:w:Арсеньев, Владимир Клавдиевич Арсеньев|Владимир Арсеньев]], «Дерсу Узала», 1923}}
 
{{Q|Тропа давно кончилась, и мы шли некоторое время целиною, часто переходя с одного берега реки на другой. По мере приближения к Сихотэ-Алиню лес становился гуще и больше был завален колодником. [[Дуб]], [[тополь]] и [[липа]] остались позади, и место чёрной [[берёза|берёзы]] заняла белая. Под ногами появились [[мох|мхи]], на которых обильно произрастали плаун <small>(Lycopodium odscurum Thund.)</small>, [[папоротник]] <small>([[Athyrium]] spinulosum Milde)</small>, мелкая лесная [[осока]] <small>(Carex pilosa Scop.)</small> и [[заячья капуста|заячья кислица]]...<ref name="Уссури"></ref>|Автор=[[:w:Арсеньев, Владимир Клавдиевич Арсеньев|Владимир Арсеньев]], «Дерсу Узала», 1923}}
 
{{Q|Иван молча указал на одинокую, на отлёте, [[берёза|берёзу]]; кто-то давно и, видно, неспроста повесил там, в развилину сука, ржавую [[подкова|подковку]], наполовину утонувшую в белой мякоти коры. Отсюда и начинался великий переход на Пустошa. Дорогу сразу преградила замшелая колода, [[могила]] лесного великана, ставшая колыбелью целой сотни молодых ёлочек. Она хрустнула, как [[гроб]]овой короб, и просела под Демидкой ― еле ногу вытащил, но зато тотчас за нею, сквозь плаун и моховой войлок, проступила тропка. Она услужливо повела ребят, но для чего-то поминутно петляла, пересекалась со звериными ходами, уводила в ласковые, приманчивые трясинки, заросшие [[таволга|таволгой]] и [[валериана|валерьяной]]. «Лукавит… » ― от сознанья своей силы усмехнулся Демидка.<ref name="Леонов">''[[Леонид Максимович Леонов|Леонов Л.М.]]'', «Русский лес». — М.: Советский писатель, 1970 г.</ref>|Автор=[[Леонид Максимович Леонов|Леонид Леонов]], «Русский лес», 1953}}