Александр Иванович Куприн: различия между версиями

→‎Цитаты из произведений: из редкого очерка «Немножко Финляндии»
(→‎Цитаты из произведений: из редкого очерка «Немножко Финляндии»)
 
{{Q|[[Любовь]] {{comment|бедной девушки|Суламифь}} из виноградника и {{comment|великого царя|Соломона}} никогда не пройдет и не забудется, потому что крепка, как смерть, любовь, потому что каждая женщина, которая любит, — царица, потому что любовь прекрасна!|Автор=«[[Суламифь]]», 1908|Комментарий=}}
 
{{Q|Во всяком доме, во всяком, даже самом плохоньком, третьеразрядном [[ресторан]]е вы увидите на столах и на окнах цветы в горшках, корзинах и вазах. В маленьком [[Гельсингфорс]]е больше цветочных магазинов, чем в [[Петербург]]е. А по [[воскресенье|воскресеньям]] утром на большой площади у взморья происходит большой торг цветами, привозимыми из окрестностей. Дешевизна их поразительна: три марки стоит большущий куст цветущей [[азалия|азалии]]. За полторы марки (пятьдесят копеек с небольшим) вы можете приобрести небольшую корзину с [[ландыш]]ами, [[гиацинт]]ами, [[нарцисс]]ами. И это в исходе [[зима|зимы]].<ref>''[[Александр Иванович Куприн|А.И. Куприн]]'', Собрание сочинений: в 9 томах. Том 9. — М.: «Художественная литература», 1973 г.</ref>|Автор=«Немножко Финляндии», 1908}}
 
{{Q|Ему показалось, что её шея пахнет [[цветы|цветом]] [[бузина|бузины]], тем прелестным её запахом, который так мил не вблизи, а издали. – Какие у вас славные духи, – сказал Александров. Она чуть-чуть обернула к нему смеющееся, раскрасневшееся от [[танец|танца]] лицо. — О нет. Никто из нас не душится, у нас даже нет душистых мыл. — Не позволяют? — Совсем не потому. Просто у нас не принято. Считается очень дурным тоном. Наша ''maman'' как-то сказала: «Чем крепче барышня надушена, тем она хуже пахнет». <...> Невольно лицо его уткнулось в плечо девушки, и он губами, носом и подбородком почувствовал прикосновение к нежному, горячему, чуть-чуть влажному плечу, пахнувшему так странно цветущей бузиной. Нет, он вовсе не поцеловал её. Это неправда. Или нечаянно поцеловал? Во весь этот вечер и много дней спустя, а пожалуй, во всю свою [[жизнь]] он спрашивал себя по [[честь|чести]] и [[совесть|совести]]: да или нет? |Автор=«Юнкера», 1932}}