Жорж Санд: различия между версиями

8486 байт добавлено ,  7 лет назад
и что, заголовок поставлен, а цитаты где? (наведение порядка) и реф.
Нет описания правки
(и что, заголовок поставлен, а цитаты где? (наведение порядка) и реф.)
* [[Жизнь]] чаще похожа на роман, чем наши романы на жизнь.
* Забвение — цветок, лучше всего произрастающий на могилах.
{{Q|Цитата=И всё же десятки сортов [[роза|роз]], редкие и прекрасные [[гибискус]]ы, пурпуровый [[шалфей]], до бесконечности разнообразная [[герань]], благоухающий дурман с глубокими опаловыми чашечками, наполненными [[амброзия|амброзией]] [[бог]]ов, изящные [[асклепиас|ласточники]] (в их тонком [[яд]]е насекомое, упиваясь негой, находит [[смерть]]), великолепные [[кактус]]ы, подставлявшие [[солнце|солнцу]] свои яркие венчики на утыканных колючками [[ствол]]ах, и ещё тысячи редких, великолепных, никогда не виданных [[Консуэло]] растений, названия и [[родина|родины]] которых она не знала, надолго приковали её внимание.|Автор=«[[s:Консуэло/78|Консуэло]]»|Комментарий=|Оригинал=}}
* Кто сознает свою невиновность, тот неохотно унижается до оправданий.
* [[Любовь]] способна извинить все, кроме скупости.
* Человек не всегда бывает свободен в выборе между добром и злом, не забывайте об этом, если хотите быть терпимы к виновному, то есть справедливы.
* Человек не рождается злым, не рождается он и добрым. Человек от рождения наделён теми или иными страстями, теми или иными возможностями к их удовлетворению, большей или меньшей способностью извлекать из них пользу или вред для общества. Но воспитание может и должно исцелять от всякого зла.
* Всеобщее и совместное образование представляется необходимым; но следует ли отсюда, что оно должно быть одинаковым для всех? Великая задача заключается в том, чтобы найти такую форму воспитания, которая отвечала бы натуре каждого отдельного человека. А пока будет разрешена эта проблема, старайтесь сами исправлять друг друга. Вы спросите меня, каким образом? Возлюбите друг друга всем сердцем. Тогда нравы станут воздействовать на законы, и вы придёте к уничтожению самого отвратительного и самого безбожного из всех законов – закона возмездия, к уничтожению смертной казни; ведь смертный приговор полагает виновного неисправимым, а небо – беспощадным.<ref>Санд Ж. «Мопрá». Орас. <small>(Перевод Л. Когана и Я. Лесюка.)</small> — Москва, Художественная литература, Библиотека всемирной литературы, серия вторая, том 107, 1974 г. — 576 с.</ref>
 
==Цитаты из романа «Консуэло» (Consuelo), 1843==
Перевод Л. Когана и Я. Лесюка.
{{Q|В качестве [[ученик]]а, да к тому же полуслуги Порпоры, [[Йозеф Гайдн|Гайдн]], жаждавший слушать музыку и изучать самую технику композиции опер, получил позволение бывать за кулисами, когда пела Консуэло. Уже два дня он замечал, что Порпора, сначала недоброжелательно относившийся к его присутствию в [[театр]]е, теперь разрешал ему с добродушным видом находиться там, даже прежде, чем он успевал раскрыть рот и попросить об этом. Дело в том, что в голове [[профессор]]а возникла новая [[идея]]. Мария-Терезия, разговаривая о музыке с [[Венеция|венецианским]] посланником, снова вернулась к своей матримониальной мании, как выражалась Консуэло. Её величество сказала, что ей было бы очень приятно, если бы талантливая артистка обосновалась в [[Вена|Вене]], выйдя замуж за молодого музыканта, ученика Порпоры. Сведения о Гайдне она почерпнула от того же посланника; и так как Корнер очень хвалил юношу, говоря, что у него громадные музыкальные способности, а главное — что он усердный католик, её величество поручила своему собеседнику устроить этот брак, обещая прилично обеспечить юную пару. [[Мысль]] эта улыбалась г-ну Корнеру: он нежно любил Иосифа и уже давал ему ежемесячно семьдесят два франка, чтобы юный музыкант мог спокойно продолжать занятия. Корнер горячо ратовал за него перед Порпорой, и старик, боясь, как бы Консуэло не настояла на своём — не оставила бы сцену, выйдя замуж за дворянина, — наконец после долгих колебаний и упорного сопротивления дал себя убедить (ибо, конечно, маэстро предпочёл бы, чтобы его ученица жила, не зная ни брака, ни [[любовь|любви]]). Желая во что бы то ни стало добиться своей цели, посланник решил показать Порпоре произведения Гайдна и открыл ему, что серенада для трио, понравившаяся маэстро, сочинена Беппо. Порпора признал, что это произведение говорит о большом [[талант]]е, что он мог бы дать юному [[композитор]]у хорошее направление, а также помочь ему писать для голоса и что, наконец, будущность певицы, вышедшей замуж за композитора, имеет все основания сложиться весьма удачно.|Автор=«Консуэло»}}
 
{{Q|— Но скажи мне, друг мой, какого ты мнения о Себастьяне Бахе, у которого столько [[фанатизм|фанатиков]]-поклонников среди современных учёных? Считаешь ли и ты его таким поразительным [[гений|гением]]? У меня там лежит толстенная книга — его произведения; я их собрал и дал переплести, так как все надо иметь в доме… А впрочем, может статься, они действительно прекрасны… Но разбирать их стоит большого [[труд]]а, и, признаться, после первой же неудачной попытки я [[лень|поленился]] снова приняться за них…|Автор=«Консуэло»}}
Источник: Санд Ж. Мопрá. Орас. — Москва, Художественная литература, Библиотека всемирной литературы, серия вторая, том 107, 1974 г. — 576 с.
 
{{Q|Опера, которую ставили, была написана не классиком, не новатором, не строгим [[композитор]]ом старого времени и не смелым современником. Это было неизвестное творение какого-то иностранца. Порпора, во избежание интриг, которые, несомненно, возникли бы среди композиторов-соперников, исполняй он своё собственное произведение или творение другого известного композитора, предложил, — думая прежде всего об успехе своей ученицы, — а потом и разучил партитуру «Гипермнестры». Это было первое лирическое творение одного молодого [[немцы|немца]], у которого не только в [[Италия|Италии]], но и нигде в мире не было ни [[враг]]ов, ни приверженцев и которого попросту звали господин [[Христофор Глюк]].|Автор=«Консуэло»}}
==Цитаты из романа «Консуэло» (Consuelo), 1843==
 
{{Q|— А он возблагодарил [[провидение]], — добавил безжалостный маэстро. — Теперь же наша императрица шлёт ему ящички и кольца, украшенные его вензелем из [[бриллиант]]ов, ручки для перьев из [[ляпис-лазурь|ляпис-лазури]] с лавровыми листочками из бриллиантов, массивные золотые вазы с испанским [[табак]]ом, печатки из крупного цельного бриллианта, и всё это так ярко сверкает, что глаза [[поэт]]а не перестают слезиться…|Автор=«[[Консуэло]]»}}
 
{{Q|Они были в прекрасном саду-огороде, который содержался в большом порядке. <...> Огромные грядки с [[овощ]]ами также отличались своеобразной прелестью. [[Спаржа]] с изящными стеблями и шелковистыми волосиками, блестевшими от вечерней росы, напоминала рощу карликовых [[ель|елей]], покрытых серебристым флёром. [[Горох]], поднимаясь на подпорках легкими гирляндами, образовал длинные беседки, какие-то узкие таинственные проулочки, где щебетали крошечные полусонные [[малиновки]].|Автор=[«[[s:Консуэло/76|Консуэло]]»}}
 
{{Q|Цитата=И всё же десятки сортов [[роза|роз]], редкие и прекрасные [[гибискус]]ы, пурпуровый [[шалфей]], до бесконечности разнообразная [[герань]], благоухающий [[дурман]] с глубокими опаловыми чашечками, наполненными [[амброзия|амброзией]] [[бог]]ов, изящные [[асклепиас|ласточники]] (в их тонком [[яд]]е насекомое, упиваясь негой, находит [[смерть]]), великолепные [[кактус]]ы, подставлявшие [[солнце|солнцу]] свои яркие венчики на утыканных колючками [[ствол]]ах, и ещё тысячи редких, великолепных, никогда не виданных [[Консуэло]] растений, названия и [[родина|родины]] которых она не знала, надолго приковали её внимание.|Автор=«[[s:Консуэло/78|Консуэло]]»|Комментарий=|Оригинал=}}
 
{{Q|В то время как Консуэло изливала своё возмущение, поражённый [[каноник]] озирался кругом, словно боясь, как бы проклятие [[небеса|небес]], призываемое этой пылкой душой, не обрушилось на его драгоценные волкамерии и любимые [[анемоны]]. Высказав всё, Консуэло бросилась к воротам, которые по-прежнему были на запоре, перелезла через них и последовала за каретой Кориллы...|Автор=«[[:s:Консуэло/78|Консуэло]]»}}
 
== Источники ==
{{примечания}}
 
{{DEFAULTSORT:Санд, Жорж}}