Русский язык на Украине: различия между версиями

м
битая ссылка
м (битая ссылка)
* Игорь [[Судак]], писатель, Киев, [[2007]]:
Если ко мне где-нибудь за городом подойдет космический пришелец в скафандре, чуждый и страшный, и скажет мне металлическим голосом через автопереводчик: «Мужик, я считаю твою жизнь, твою личность, твою индивидуальность и непохожесть ни на кого главным богатством во Вселенной. Для меня твои права и права любого другого мыслящего существа неприкосновенны, и я никогда не сделаю ничего такого, что их может нарушить» — то будь он хоть марсианином, хоть из созвездия Дракона, хоть из пятого измерения, но если у него такая система ценностей, то мы с ним уже единомышленники. Мало того, он мне почти как брат, почти, потому что даже брат не всегда бывает так уважителен к личности брата. Я пойму, что с этим пришельцем мы сможем договориться.
А когда после этого меня дергает за рукав человек, такой же, как я, [[хомо сапиенс]], очень на меня похожий, живущий рядом со мной и говорящий на понятном языке: «Слухай, пане, я [[титульна нація]], а ти п’ята колона. Тому ти маєш вчити мою мову і бути таким, як я хочу, а не як тобі заманеться» — то я не знаю, о чем мне с ним говорить дальше, мне захочется только ответить этому человеку: «Ты из каких ледяных погребов вылез, случайно не из середины ли прошлого века? И давно ли ты последний раз получал по титулу?» <ref>http://web.archive.org/web/20070930185146/http://2000.net.ua/print/svobodaslova/poslednijshansostatsyavme.html</ref>.
 
Русский язык — не [[детская порнография]], чтобы с ним бороться и отовсюду «искоренять»… Есть вопросы, которые голосовать вообще нельзя. Например, на ком жениться. Даже если 99,99 % украинцев проголосуют и скажут, что я должен жениться на бабке Параске, я пошлю всех на… и женюсь на той женщине, которую выбрал я и которая выбрала меня. Нельзя голосовать также и веру. И если вся страна дружно решит, что мне надо верить, скажем, «в дідуха», я все равно буду молиться тому богу, который у меня в сердце.
Нельзя голосовать, что мне есть, о чем думать и мечтать, какую выбрать профессию, из каких источников получать информацию и, конечно же, на каком языке. Я имею право говорить только на русском или только на английском. Или, если захочу, на умершем латинском или эмбриональном эсперанто. И даже вообще перестать говорить ртом и перейти на язык жестов или азбуку Морзе. Я могу общаться пиктограммами и смайликами, и меня поймут те, кто мне нужен. Разве я этим всем перечисленным нарушаю чьи-то права? Если мне тот человек, который из погреба, говорит, что [[мова]] — это наша душа, то почему он лезет ко мне в мою душу?
<ref>http://web.archive.org/web/20070930185146/http://2000.net.ua/print/svobodaslova/poslednijshansostatsyavme.html</ref>.
 
Владимир Сааринен, историк, Одесса, [[2002]]:
64

правки