Открыть главное меню

Изменения

→‎из воспоминаний о Чайковском: из статьи ПИЧАйковский
{{Q| Как всегда бывало у Чайковского, да и не у него одного, [[деньги|безденежье]], хотя бы временное, сопровождалось полным упадком [[дух]]а, мрачными мыслями, одним словом, всеми признаками неврастении. Чтобы себя хотя бы временно подбодрить, Пётр Ильич решил прибегнуть к старому, давно всеми русскими [[неврастеник]]ами испытанному средству — к [[коньяк]]у. Пропустив в одиночестве хорошее количество рюмочек благодетельного напитка (а П.И. [[пьянство|выпить]] вообще любил и на [[вино]] был очень крепок, по единодушному свидетельству современников), он почувствовал прилив сил, энергии даже практического проектёрства: ему пришло в голову написать императору [[Александр III|Александру]] личное письмо с просьбой дать ему взаймы... три тысячи [[рубль|рублей]]. Коньяк способствовал решительности: письмо было написано сейчас же, и он сам снёс его в почтовый ящик и, так как уже было поздно, лёг спать...<ref name="Сабан">{{книга|автор=[[Сабанеев, Леонид Леонидович|Сабанеев Л.Л.]]|заглавие=Воспоминания о России|ссылка=|место=М.|издательство=Классика XXI|год=2005|страниц=268}}</ref>{{rp|46}}|Автор=[[Леонид Леонидович Сабанеев|Леонид Сабанеев]], «Чайковский и [[Александр III]]»}}
 
{{Q|Нет никакого сомнения, что [[мелодия|мелодизм]] Чайковского оказывается в большой зависимости от шумановской мелодии. Точнее можно выразиться, что мелодизм Чайковского есть какая-то равнодействующая между музыкой Чайковского и Шумана, при этом другие великие мелодисты-предтечи, как [[Франц Шуберт|Шуберт]] и [[Фредерик Шопен|Шопен]], остаются совершенно в стороне. Некоторые [[фортепиано|фортепианные]] вещи Чайковского могут быть приняты за шумановские, настолько сильно сходство. Знаменитая вторая тема тема «Патетической симфонии» имеет тоже сильнейший оттенок шуманизма, но она, как, может быть, не многим известно, сама есть [[копия]] (случайная или умышленная — сказать, конечно, нельзя) одного из [[романс]]ов Дютша, забытого [[композитор]]а середины прошлого века, обруселого [[немцы|немца]].<ref name="Сабан">{{книга|автор=[[Сабанеев, Леонид Леонидович Сабанеев|Сабанеев Л.Л.]]|заглавие=«Воспоминания о России»|ссылка=|место=М.|издательство=Классика XXI|год=2005|страниц=268}}</ref>{{rp|33}}|Автор=[[Леонид Леонидович Сабанеев|Леонид Сабанеев]], «[[Роберт Шуман]] и русская музыка»}}
 
{{Q|Танеев очень любил вообще «[[друг|дружественно]] поиздеваться» и [[остроумие|состроумничать]] к случаю, иногда даже перехватывая через край в этом. Чайковский плохо играл на [[фортепиано]], и не любил этого делать, особенно при посторонних — поэтому Танеев обычно сам играл его новые сочинения — в смешной позе, навалившись своим толстым телом на фортепиано и впившись близорукими [[глаза]]ми в рукопись. Помню раз такой [[диалог]]: Пётр Ильич принёс [[Сергей Иванович Танеев|С.И.Танееву]] семь новых романсов.
— Вот, Сергей Иванович, — я кое-какую дрянь принёс.
— Ну, давайте сюда кое-какую дрянь!
Танеев берёт рукопись:
— Почему же семь? Вы всегда по шести сочиняли.
И внезапно и преждевременно разразившись своим характерным, всей [[музыка]]льной [[Москва|Москве]] знакомым икающим «[[осёл|ослиным]]» [[смех]]ом, Танеев выпаливает:
— Вы всегда «дюжинную» музыку писали, Пётр Ильич, — а вот в коем-то веке написали ''«недюжинную»!''<ref name="Сабан"></ref>{{rp|41}}|Автор=Леонид Сабанеев, «П.И.Чайковский»}}
 
== Источники ==