Сергей Георгиевич Кара-Мурза

советский и российский учёный, теоретик науки, социолог, политолог и публицист

Серге́й Гео́ргиевич Кара́-Мурза́ (род. 1939) — советский и российский учёный, доктор химических наук, автор работ по истории СССР, теоретик науки, социолог, политолог и публицист.

Сергей Георгиевич Кара-Мурза
Sergey Kara-Murza 6 September 2014.JPG
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Цитаты из работы «Кто такие русские»Править

  • В трудные моменты у одной части народа возникает желание изгнать из него дру­гую часть своих соплеменников (это именно рецидив племен­ного сознания, отзвук тех времен, когда такое изгнание было равносильно смертной казни). Мол, такие-то и такие-то — не настоящие русские, а только притворяются. Если партия нацио­налистов такого толка приобретает влияние (духовное, эконо­мическое или политическое), то в народе возникают трещины и расколы, а в пределе — гражданские войны.
  • С основной массой нашего народа проблем нет. Это люди, как говорится, славянской внешности, родившиеся от русских родителей и воспитанные ими. У них русские имена и фамилии, они говорят на родном для них русском языке и сами считают себя русскими. Это для них так привычно, что вопросу удиви­лись бы и они сами, и окружающие. Сомнения возникают относительно небольших групп. Надо ли о них говорить — или можно просто не обращать внима­ния? Говорить о них надо, потому что некоторые из них очень влиятельны.
  • На Земле же сегодня идет гло­бальный спор о путях человечества, о вариантах выхода из об­щего кризиса, в который загоняет нас «золотой миллиард» с его безудержным потреблением. Вот самый главный, самый грубый выбор: есть общества, построенные по типу семьи, и общества, построенные по типу рынка.
  • В чем же надежда разума? Прежде всего в том, что удар по устоям нашей культуры, нанесенный идеологической маши­ной Горбачева и его преемников, не проник слишком глубоко в душу русского человека. Травмы тяжелы, но не настолько, как рассчитывали губители. Реформации не произошло, фундамент устоял. Русский человек не спустился с уровня homo sapiens на уровень homo economicus, не стал волком другому челове­ку.

Цитаты из работы «Потерянный разум»Править

  • Стоит вспомнить и ключевое слово перестройки — дефицит. Оно означает нехватку — и все его вроде бы так и понимают. И в то же время интеллигенция уверовала, что во времена Брежнева «мы задыхались от дефицита», а сегодня никакого дефицита нет, изобилие. Но пусть бы интеллектуал объяснил «тупому совку», как может образоваться изобилие при спаде производства. Много производили молока — это был дефицит; снизили производство вдвое — это изобилие. Ведь это мышление шизофреника.
  • Вот что означает понятие дефицит в его жестком, ограниченном значении: в 1985 г. в РСФСР в среднем на душу населения потреблено 23,2 кг рыбы и рыбопродуктов, а в 1997 г. в РФ — 9,3 кг. Дефицит рыбы как продукта питания — при ее изобилии на прилавках как знака ложного изобилия. Люди, которые приветствуют такое положение, впадают в глубокое гипостазирование.
  • Что мы получили через три года реформы хотя бы в питании, говорит «Государственный доклад о состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1992 году»: «Существенное ухудшение качества питания в 1992 г. произошло в основном за счет снижения потребления продуктов животного происхождения. Отмечается вынужденная ломка сложившегося в прежние годы рациона питания, уменьшается потребление белковых продуктов и ценных углеводов, что неизбежно сказывается на здоровье населения России и в первую очередь беременных, кормящих матерей и детей. В 1992 г. более половины обследованных женщин потребляли белка менее 0,75 г на кг массы тела — ниже безопасного уровня потребления для взрослого населения, принятого ВОЗ» [выделено мною — С.К-М ].
  • Это — официальное признание в том, что реформа сломала сложившийся при советском укладе благополучный рацион питания и что возник, как сказано в Докладе, «всеобщий дефицит» питания, ранее немыслимый.

КнигиПравить