Открыть главное меню

Пигмалион (полное название: Pygmalion: A Romance in Five Acts, Пигмалион: Роман-фантазия в пяти действиях) — пьеса Джорджа Бернарда Шоу 1913 года.

Содержание

ЦитатыПравить

  • А что такое жизнь, как не цепь вдохновенных безрассудств? Никогда не упускай случая — он представляется не каждый день. (Хиггинс)
  • Берегите пенсы, а уж фунты сами себя сберегут, — эта пословица так же справедлива для формирования личности, как и для накопления капитала. (Хиггинс)
  • Хигинс: То, что, как люди полагают, они обязаны думать, видит Бог, уже достаточно мерзко. А то, что они на самом деле думают, вообще ни в какие ворота не лезет. (Хиггинс)
  • Вы рабски прислуживаете мне, а потом жалуетесь, что я вами не интересуюсь: кто ж станет интересоваться рабом? (Хиггинс)
  • Десять фунтов — большие деньги; у кого они заведутся, тот уже начинает жить с оглядкой, а это значит — конец счастью. (мистер Дулиттл)
  • Жених! Вот это слово! От него как-то сразу становится ясно, на что идешь. (мистер Дулиттл)
  • Женщина хочет жить своей жизнью, а мужчина — своей; и каждый старается свести другого с правильного пути. Один тянет на север, другой на юг; а в результате обоим приходится сворачивать на восток, хотя оба не переносят восточного ветра. (Хиггинс)
  • Женщины все переворачивают вверх дном. Попробуйте впустить женщину в свою жизнь, и вы сейчас же увидите, что ей нужно одно, а вам совершенно другое. (Хиггинс)
  • Кто же из нас понимает, что делает? Если б мы понимали, мы бы, вероятно, никогда ничего не делали. (Хиггинс)
  • Хигинс. В конце концов, вы можете выйти замуж. «...» (Внезапно его осеняет блестящая идея). Послушайте, мама найдет вам какого-нибудь подходящего парня! Ручаюсь!
Элиза. Как я низко пала после Тотенхэм Корт-роуд.
Хигинс (очнувшись). Что вы имеете в виду?
Элиза. Там я продавала цветы, но не себя. Теперь, когда вы сделали из меня леди, мне не остается ничего другого, как торговать собой. Лучше бы вы оставили меня на улице.
  • Хигинс. Кстати, веду я себя нисколько не хуже, чем полковник Пикеринг.
Элиза. Неправда. Полковник Пикеринг ведет себя с цветочницей, как с герцогиней.
Хигинс. А я с герцогиней — как с цветочницей.
Элиза. Понятно. (Спокойно садится на тахту лицом к окну, отвернувшись от него.) Со всеми одинаково.
Хигинс. Совершенно верно.
  • Я хочу быть безразличной к тому, для кого безразлична я.
(Тот, кого я не интересую, никогда не будет интересовать меня.[1]) (Элиза)
  • Мир не был бы сотворен, если б его Творец думал, как бы не причинить кому-нибудь беспокойства. Творить жизнь — и значит творить беспокойство. Есть только один способ избежать беспокойства: убивать. Вы замечаете, что трус всегда радуется, когда убивают беспокойных людей[1]? (Хиггинс)
  • Хигинс (высокомерно). Кроме того, я привык к вашему голосу и к вашему виду, они мне даже нравятся.
Элиза. Ну что ж, у вас есть записи с моим голосом и мои фотографии. Когда вам станет скучно без меня, послушайте запись. У нее, по крайней мере, нет чувств, ей не причинишь боли.
  • Независимость! Это кощунственная выдумка буржуазии. Мы все зависим друг от друга, все живые люди (Хигинс)[1].
  • Наука о произношении. Это моя профессия и в то же время мой конек. Счастлив тот, кому его конек может доставить средства к жизни! (Хиггинс)
  • Научить человека чему-нибудь можно только тогда, когда личность учащегося священна. (Хиггинс)
  • Наш век — это век выскочек. (Хиггинс)
  • Не умеете ценить то, что у вас есть, так пусть у вас будет то, что вы цените. (Хиггинс)
  • О будущем хватит времени подумать тогда, когда уже впереди не будет будущего. (Хиггинс)
  • Пивная — клуб бедного человека. (мистер Дулиттл)
  • Мы не имеем права потреблять счастье, не производя его.
  • Помимо тех вещей, которым всякий может научиться, — уменье хорошо одеваться, и правильно говорить, и все такое, — леди отличается от цветочницы не тем, как она себя держит, а тем, как с ней себя держат. (Элиза)
  • Секрет, Элиза, не в уменье держать себя хорошо или плохо или вообще как бы то ни было, а в уменье держать себя со всеми одинаково. Короче говоря, поступать так, будто ты на небе, где нет пассажиров третьего класса и все бессмертные души равны между собой. (Хиггинс)
  • Люди сильные (неважно, мужского или женского пола) не только не вступают в брак с еще более сильными, но даже не отдают им предпочтения, когда подбирают себе друзей. Когда один лев встречает другого, у которого еще более громкий рык, он относит его к разряду зануд. Мужчина или женщина, которые чувствуют в себе силы на двоих, ищут в партнере чего угодно, только не силы. (из послесловия)
  • Люди слабые любят вступать в брак с сильными, лишь бы те не очень их пугали, и, таким образом, часто совершают ошибку, которую метафорически мы определяем как «орешек не по зубам». Они хотят слишком многого в обмен на слишком малое, и когда сделка становится неравноценной до бессмысленности, союз распадается: слабейшего партнера либо отвергают, либо волочат за собой как тяжелый крест, что еще хуже. (из послесловия)

О пьесеПравить

  •  

Перед первым представлением «Пигмалиона» Шоу написал Уинстону Черчиллю: «Вот два билета на премьеру моей новой пьесы — один для Вас, другой для Вашего друга, если, конечно, он у Вас есть».
Черчилль ответил: «Сожалею, что не могу быть на премьере, но буду рад увидеть второе представление, если, конечно, оно когда-нибудь состоится».[2]

ИсточникПравить

Перевод П. В. Мелкова, некоторые цитаты по Е. Калашниковой

ПримечанияПравить

  1. 1,0 1,1 1,2 в переводе Е. Калашниковой
  2. Джордж Бернард Шоу. Афоризмы / составитель Душенко К. В. — М.: Эксмо-Пресс, Эксмо-Маркет, 2000.