Открыть главное меню

Цитаты из романа «Осенние визиты», (автор Лукьяненко, Сергей Васильевич)

ЦитатыПравить

  • Неправда, что война — продолжение политики. Она ее придаток, жалкий и беспомощный.
  • Каждый в ответе за то, что приходит в мир сквозь лабиринт его души.
  • Цивилизация придумала одежду, чтобы успешнее истреблять себя. Иллюзия защищенности, верно? Но мы драться не будем.
  • Я пришел помочь вам. Дать цель существованию. Твой смысл жизни — для всех людей. Ты ведь рад?
  • - Эй, мужик... А как же ты книжки пишешь?
    - Я вру.
  • Порой мне кажется, что в ларце Пандоры хранилось и зеркало, — сказал старик. — Люди не должны знать свой облик, это жестоко в большинстве случаев.
  • - Ты - дерьмо, - прошептал Ярослав.
    - Конечно. Оба мы - дерьмо. И нет в мире чистеньких. Сколько раз ты убеждался, что под маской добра была грязь? Пусть же хоть раз случится наоборот.
  •  

— Глупая девчонка… ты считаешь, что несешь свет…
— Я несу свет. Но могу и лишать его тех, кто недостоин.
— Что ты сделаешь с миром, если войдешь в него, если победишь?
— Я дам миру любовь.
— Мир уже не спасти любовью, девочка. Слишком часто любовь предавали, слишком часто ею оправдывали зло.
— Кто ты такой, чтобы судить о добре и зле?
— Я? Я слуга.
— Ты слуга тьмы.
— Нет, человечества. Тех, у кого есть силы любить, но нет сил ненавидеть. Я просто страж покоя. И не моя вина, что покой хранит лишь сила.

  • Нельзя любить человечество, не любя человека. И слепая любовь хуже ненависти. Всепрощение — дорога, которой приходит зло.
  • Человеку достаточно оказаться перед своим отражением, перед фантомом, порожденным Бог знает чем, чтобы лоск морали полетел ко всем чертям. Зеркала не лгут. И смешно бить зеркала, когда не понравилось отражение.
  • Люди устали верить в себя, но разучились верить в Бога. Люди верят в металл и огонь, в космические корабли и галактические империи.
  • Сними розовые очки, они не идут твоим небритым щекам.
  • Как мало надо, чтобы вновь почувствовать себя человеком. Всего лишь — сутки не пить, начисто выбриться, переодеться, развести в стакане пару пакетиков кофе…
  • Неудачное покушение — кусок масла на хлебе репортеров. Пожалуй, оно даже лучше, чем успешное политическое убийство, которые никто и никогда не раскрывает. Если удается взять интервью у ошарашенной спасением жертвы — это уже и горка икры на масло…
  • Только молодые могут называть старость временем покоя. Их ошибка пройдет, как любые ошибки, когда они сами постареют.
  • – В конце концов, – хмуро сказал он, – я сделаю все и сам. Попробую сделать. Но запомни, я – это и ты одновременно. Я знаю, о чем ты думаешь. Знаю, что сейчас ты уйдешь, не ответив. Но когда лет через пять ты отойдешь от карты со стрелочками, выпьешь полстакана водки, остатки зальешь в ствол пистолета и вставишь его в рот…

На мгновение он замолчал, переводя дыхание. – Вот тогда, прежде чем спустить курок, вспомни мои слова. И шесть теней, которые надо было развеять, чтобы не наступила ночь.