Олимпиус инферно

«Оли́мпиус инфе́рно» — художественный фильм о вооружённом конфликте в Южной Осетии 2008 года. Молодой энтомолог Майкл из Америки и его одноклассница Женя, ставшая журналисткой, встречаются в Южной Осетии накануне начала боевых действий.

Режиссёр: Игорь Волошин. Сценаристы: Денис Родимин, Николай Попов, Алексей Кублицкий и Станислав Довжик.

Теглайн: «Южная Осетия 08.08.08.»

ЦитатыПравить

  •  

Режиссёр: Слушай, очень мощная история, реально. Скажи, это всё правда?
Сценарист: Правда? Правда ещё страшнее.


  •  

[в Америке]
Майкл: Какие там деньги?
Турагент в США: Вероятно, евро. Там у всех евро. Даже, по-моему, на Украине. Грузия, Грузия… Нет, какие-то «лари».
[в России]
Женя: Там эти, лари, кажется, да?
Сотрудница информбюро: Какие лари? Кому они нужны? С рублями нигде не пропадёшь.

 

Michael: OK, and what kind of currency do they use there?
Travel agent: Always the euro, they use euro everywhere. Even in Ukraine I think. Let's have a look: Georgia, Georgia, Georgia… No, it's something called «lari».
Женя: Там эти, лари, кажется, да?
Сотрудница информбюро: Какие лари? Кому они нужны? С рублями нигде не пропадёшь.


  •  

Женя: Не ожидал, что из меня женщина вырастет?
Майкл: Ты знаешь, не ожидал. Я думал, ты двухметровый афроамериканец. — Майкл и Женя не виделись с восьмого класса школы


  •  

Почему на Кавказе всегда воюют? Вот здесь же просто нельзя этого делать. — осматривает просторы заповедника

  — Женя

  •  

Майкл: А вообще, какого фига ты за мной попёрлась?!
Женя: Да вообще-то когда твой папа позвонил моей маме и умолял найти хоть кого-нибудь присматривать за их бойскаутом, которого вдруг понесло в Осетию!
Майкл: Можешь не продолжать…
Женя: Нет, ты знаешь, если честно, просто очень хотелось посмотреть на парня, в которого была по уши влюблена в школе. Да, он был слепой и ничего не замечал, как я за ним бегала! А потом свалил в Америку. Я ему три года письма писала — хоть бы раз ответ пришёл!
Майкл: Я ничего не получал. Мы переезжали часто… Да вообще у меня Джессика ещё с high school, помолвка скоро…
Женя: У меня тоже очень крутой реальный мужик, о котором тебе даже и не снилось.
Майкл: Мне мужики не снятся!


  •  

Майкл: Что здесь происходит?
Капитан Адамс: Операция по наведению конституционного порядка в стране.

 

Michael: What the hell is going on here?
Captain Adams: Constitutional order operation!


  •  

Женя: [по телефону со своим женихом] Не надо звонить каждые пять минут, Андрюш. Нет здесь никакой войны. Сидим, шашлык жарим. Давай, целую, пока. [сбрасывает вызов]
Майкл: Почему ты не хочешь с ним разговаривать?
Женя: Мне нечего ему сказать.
Майкл: Нечего?
Женя: А что ты хочешь, чтобы я ему сказала? Что мы в полной жопе? Что я даже не знаю, где мы? Что какой-то фашист убивает людей на моих глазах, а за мной бегает долбаный американец? А потом мою маму увезут с инфарктом в больницу. Он прилетит сюда, и его здесь грохнут.


  •  

Деточка, танки и самолёты — херня. Главное — журналисты. Про информационную войну слышала? Все уже думают, что на Грузию напали. — Жене

 

Honey, tanks and aircrafts is bullshit. The main thing is about journalists. Have you ever heard of media war? Now everybody thinks that Georgia was attacked.

  — Фрэнсис Аватоу

  •  

Так это новый тип войны: побеждает тот, кто громче кричит. Вспомни свой Ирак: твои сограждане кричали, что там производят химическое оружие. А после войны выяснилось, что его там нет — «Упс, извините». Люди хавают через телик всё, что им впихивают. Так мы же сами поверили Саакашвили, что будет мир! Вот это и есть информационная война. — Майклу

  — Женя

  •  

Буду вырубаться, по лицу бить не надо — нашатырь эффективнее. — у Майкла гемофобия, но он всё равно решается делать операцию

  — Майкл

  •  

Да-а, мощная история… Но только проблемы с финалом. В кино ведь людям нужно давать надежду. Так что ты давай всё-таки с финалом поработай. Чтобы девочка в кино осталась жива. — сценаристу

  — Режиссёр