Открыть главное меню

Марк Эдвард Смит

английский поэт и вокалист, автор песен

ЦитатыПравить

Плей-лист и анкорПравить

  • Я мог бы выдавать хиты, но мне это не приносило бы удовольствия. Группа — та всегда пожалуйста, хоть с завтрашнего дня. Но я скажу — нет. Есть что-то отвратительное в этих галереях хитов, это как плевок в аудиторию. Особенно если 7 раз играешь в одном городе, кто-то же приходит не один раз. Это позор, по-моему. Я составляю сет, и если что-то с песней не так, её тут же вычеркиваю. (Distant Violins, 1982)
  • Мы всегда так: даже если никто не хлопает, но есть пара человек, которые хотят ещё, обязательно возвращаемся… Кроме того, у нас новые песни, новое оборудование, все нужно опробовать… Мы это делали в Англии, где все слишком высокомерны, чтобы аплодировать. Уходим на десять минут, возвращаемся, когда в зале остается 15-20 человек и продолжаем играть…Играть на бис — банально, но отказываться от этого только потому, что это банально, — ещё ведь банальнее?

Об австралийских впечатленияхПравить

  • Они всё спрашивали: «Зачем вы здесь? Чего вы от нас хотите?» Эти недоумки всё никак не могли понять: моей целью было — показать им частицу того, из чего они выросли. Звучит высокомерно, но это так: шотландцы, ирландцы и англичане-северяне выстроили Австралию голыми руками! (Masterbag. 1982)

О Майлзе Копленде, основателе Step ForwardПравить

  • Один его брат — шишка в ФБР, другой барабанит в The Police. Он за пять лет не заплатил нам никаких авторских, даже за Dragnet. И при этом разъезжает с лекциями: объясняет беднякам Ливерпуля, что им недостаёт драйва! Это невероятно: долгов не платит, фактически вор в законе — и разъезжает по Британии, учит нас, как жить. Наверное, тем же занимается и в Штатах? В Британии даже правые догадались: «Этот человек идиот»!

O Rough TradeПравить

  • У них там было множество групп, а у всех <релизов> — один и тот же тираж. Мы им: «Послушайте, The Fall уникальны, вы же должны нас поддерживать». Они нам: «Ага, так вы поп-звёздами теперь стать захотели?» Я им: 'Не хочу быть поп-звездой, хочу уважения, которого я заслуживаю'. Почему, спрашиваю, вы направляете вот эту пластинку в какой-то тупой левацкий журнал, а не в общенациональную газету? Они: «Но это означало бы продаться!» Таковы, понимаете ли, эти их социалистические идеалы. И ещё, говорят, — «Эта песня звучит как-то профашистски, что вы вообще тут себе позволяете?» Я им: «Не ваше собачье дело». Ладно, были б большим лейблом и выписали мне 50 тысяч фунтов, — тогда, может, я и позволил бы им иметь право голоса!
  • …Просто надоело мне, когда приходит какой-нибудь идиот, социалист, из худ-колледжа, который одного дня в жизни не работал, и начинает мне рассказывать, какой на его взгляд должна быть пластинка. Слушать толстого испол-директора, — ладно бы ещё. А там коммуна: каждый идиот мнит, что имеет право голоса. Над обложкой — работают над одним квадратным дюймом 10 человек, а потом вся работа идёт насмарку… (1982)[1]

О 'независимости'Править

  • Самый простой способ разбогатеть в Британии — это образовать инди-лейбл, подписать пять групп и предложить им по 50 центов минус затраты. Проще способа не придумаешь — сделать деньги, а потом предстать белым и пушистым… Beggars вывели из indie charts потому что у Beggars нет независимого распределения. Поэтому мы не попадаем в инди-чарты. Это своего рода внутренний расизм… хотя, и зависть тоже. — 1986, Melody Maker.

Об Англии, США, СССР и др.Править

  • Они закрыли в Британии все прессовочные заводы, приходился пластинки прессовать во Франции. Им проще перекупить бэк-каталог Thin Lizzy за 70 тысяч, чем работать. Я знаю парня, который ушел из RCA потому, что они там хотят выпускать пластинки только мертвых исполнителей. Мертвецы продаются, а главное не звонят с вопросом: Ну как там моя пластинка? Это великая трагедия, потому что записывающая индустрия это последнее что осталось в этой стране… Это как со спичками: британских больше нет. Каждый раз чтобы закурить нужно поджигать спичку из долбаной Чехословакии, а она или не зажигается или выстреливает тебе в лицо. А мы англичане просто сидим дома. И кончим как Греция, станем туристским аттракционом. — NME, 1996[2]
  • Как и Россия, США рассматривает любое истинно художественное творчество как серьёзное психическое заболевание. Группы и там, и там рядятся в клоунскую униформу. Население обеих стран состоит из — с одной стороны, толпы «белых воротничков» скучающего вида и буржуазного склада, с другой — такого же количества необразованного скота. Скользкая сельская рептилия по имени Горбачев у всех на устах…" — NME, 30 июля 1988.
  • Если спро́сите меня про Америку, ответ будет разным — в зависимости от того, какой подразумевается город. По правде говоря, сейчас, чтобы туда отправить, меня силком нужно тянуть к аэропорту… И не то, чтобы нам не оказывали там должного приема, — просто нам теперь не нужны деньги. Мы неплохо живём на британские и германские гонорары. Единственная причина, почему мы снова здесь — это упёртые фанаты, сохраняющие нам верность с 1981 года. Rolling Stone о нас не писал: даже не упоминал ни разу. И при этом — разливается по древу об американских и английских группах, которые рабски The Fall имитируют, а идеи просто-таки вытаскивают из моих интервью. И потом, встречаясь с некоторыми американскими журналистами, я вижу, им лет эдак по 45. И не то, чтобы возраст так уж для меня значил… но они всё больше толкуют о Ленноне. Для меня же Леннон утратил значимость, ещё когда мне было 19. — NME, 1989.


Марк Э. Смит: фрагменты двух интервью (New Musical Express)Править

  • С виски покончено: сух, как пробка. Не хотел бы начинать с исповеди, но алкоголь унес многих моих друзей и жен… От меня, то есть, унес, не вообще. Пьянство — оно превращает человека в карикатуру. Становишься слишком похож сам на себя.
  • Я могу понять поступок Курта Кобейна. Группа разваливается, придурковатая жена вертится под ногами, выпрашивая пинка, счетоводы обдирают тебя как липку, а ты им пой при этом, да еще на гитаре играй! От такой жизни не грех и свихнуться. Но героин, — это совсем уж последнее дело. Хотя все это очень по-американски, верно? Их в школах так учат: хочешь стать художником — страдай, каналья! А между тем, все наоборот: если ты не в состоянии подмести пол у себя в доме или выйти поболтать с дворником, — считай, жизнь кончена. Я, во всяком случае, это твердо для себя уяснил.
  • Мы встретились с Nirvana в Америке, и они пригласили нас разогревщиками на гастроли. 10 тысяч долларов за ночь, говорю, и мы ваши. Они нам: да что вы, столько и нам не платят! То есть как? Вы хотите сказать, что лучшая группа мира не в состоянии заработать 10 тысяч за концерт? А, ну так у меня наготове диагноз: значит, где-то завелся у вас большой-большой паразит, и имя ему — Бухгалтер…
  • Что такое «Нирвана»? Два усилителя, два проводка и ударная установка. Но при этом еще и 95 человек обслуживающего персонала, 200 менеджеров и столько же бухгалтеров, каждому из которых еще и семью нужно кормить. Причем все рассуждают так: «Посмотрите на сцену: там бесятся три оборванца. Ребята, по всему видать, простые, выпить любят, с деньгами своими что делать, не знают. Поможем им в этом!» Это — микрокосм нашего общества. То же самое происходит в сталелитейной промышленности: вместо того, чтобы вышвырнуть сотню менеджеров, увольняют тысячу рабочих. Кто сталь-то варить нам будет — управленцы? Трое работников, триста надсмотрщиков!…
  • Джон Мэйджор — Антихрист. Про него и у Нострадамуса сказано: «Жемчужный остров уничтожит политик, вышедший из цирка» (Отец британского премьера действительно некоторое время выступал на цирковой сцене. — Прим. кКорреспондента NME.)
  • Спад производства впервые за многие годы по-настоящему ударил по среднему классу. Средний класс — писаки и счетоводы — люди мужественные: готовы претерпеть любые напасти. Одного только они перенести не в силах: малейшего намека на то, что им суждено стать чуть-чуть беднее. Включите телевизор: на всех каналах — дифирамбы новому Герою нашего времени: парню, прогоревшему на закладных. Это просто-таки разновидность фашизма. Во всяком случае, в Германии такое уже было. Вы полагаете, нацист — это бритоголовоый уголовник? Ничего подобного: нацист — это прежде всего бухгалтер. Видите ли, рабочий класс с нищетой всегда в обнимку: его с детства так воспитали. Но эти подонки, стоит их потрясти только за кошелек, стервенеют и начинают мстить остальным.
  • Студенты уже захватили власть в стране! Нами правят бывшие студенты, давно пора всем это понять! Те самые, что когда-то, обкурившись «травки», тихо тронулись под музыку Pink Floyd!
  • Все меня спрашивают: зачем ты столько работаешь? Расслабься: попробуй себя в живописи, литературе. Что я вам, Джонни Роттен, написавший автобиографию в 35 лет? Вы полагаете, это книга? Нет, это очередной пропагандистский трюк фашиствующей интеллигенции!.. И вместе с тем — прекрасный ответ на вопрос о том, что заставило страну погрузиться в болото посредственности. Всем хочется одного: шлепнуться на задницу и больше не подниматься. Спроси себя: что полезного ты производишь? Ничего? — значит, превратился в животное. Я без работы с ума схожу: тут же хочется выйти из дому и помочь — скажем, укладчикам асфальта. Безделье — главный порок. И борьба с ним мне дорого стоила. Двух жен-бездельниц потерял из-за нее потерял. «Марк, почему ты ложишься так поздно?.. Кто тебя гонит в турне?.. Лучше купи кухонный гарнитур, а потом поехали на курорт, а?.. Ах, так? Тогда я ухожу». И черт с тобой. Легкая жизнь не по мне. Безделье погубит эту страну. Безделье — и эти бухгалтеры.

Марк Э. Смит: 5 любимых пластинокПравить

(ответы на вопросы еженедельника Melody Maker)

  • Boney M: «Rasputin»

Мне всегда нравилась лихость, с какой они брались за серьезные темы. Причины падения дома Романовых вскрыты отлично. У них и о Белфасте песня была. Как только она называлась?.. Ну да, «Белфаст». Вот только никаких принципиально новых решений они в ней, увы, предложить не смогли. Говорят Boney M необычайно популярны в России. Об этом мне трудно судить: я побывал только в Литве, и вынес единственное впечатление: половину населения страны составляют пьяные военнослужащие. Оно и понятно: во время войны литовцы, в основном же полицаями были. Теперь без работы остались — вот и запили с горя!"

  • The Move: «Night Of Fear»

Чем они мне нравятся? Тем, прежде всего, что — «типичные бирмингемцы». Что значит, «недостаточное основание»? Вклад Бирмингема в мировую культуру, я считаю, очень недооценен. Каких гениев они породили: The Move, ELO, Wizzard… Недавно Рой Вуд со своим новым ансамблем проезжал где-то неподалеку. Я-то на концерт попасть не смог, но остальные участники Fall каким-то чудом пробились — все уши мне потом прожужжали. О, эти виолончели!.. Нет, а что я смешного-то сказал, а?

  • Link Wray: «Jack The Pipper»

Главный дедушка рок-н-ролла. Отличный парень: во-первых, краснокожий индеец, во-вторых, сам себе гитары делает, а в-третьих, находится в постоянном движении — живет уже где-то в Дании. Некоторые инструментальные пьесы Рэя были запрещены на радио «за непрезентабельность». Слушайте, это уметь надо: попасть в «черный список» без всяких текстов! Настоящий мужчина.

  • Driving Stupids: «The Reality Of Air-Fried Borsk»

Психоделическая группа начала 70-х: ничего более безобразного мне в жизни своей слышать не приходилось… Нет, Джон Пил тут ни при чем: я сам открыл для себя этот шедевр. Самообразование, ребята, — великое дело! «Название в духе The Fall»? Почему вы так считаете… У нас все заголовкие конкретные, а тут — ерунда какая-то. Что такое «borsk» — нечто вроде русской тушенки?

  • Маrvin Rainwater: «My Brand Of Blues»

Старый кантри-энд-вестерн. Отличная песня — вся на одном аккорде! Согласен, 90 процентов музыки кантри — ерунда, ну так, если на то пошло, ерунда и 90 процентов всего остального. Сказать по правде, у меня никогда дома столько пластинок не скапливалось, чтобы от их суммы можно было отсчитать 90 процентов.

ПримечанияПравить

  1. David Nichols and Michelle Truscott. Melbourne, August 7, 1982 Interview with Mark E. Smith and Kay Carroll. Distant Violins (Август 1982 (##2-4)). Проверено 13 августа 2010.
  2. Sylvia Patterson Git Pop Now!. NME, pp 26-27 (February 3, 1996). Проверено 13 августа 2010.