Любовь и голуби (фильм)

советская лирическая трагикомедия 1984 года

«Любо́вь и го́луби» — фильм Владимира Меньшова по одноимённой повести Владимира Гуркина.

ЦитатыПравить

  •  

Мамка твоя плохая тута — дома, а папка твой хороший — вона, другу́ мамку себе заимел!

  •  

Страшную весть принёс я в твой дом, Надежда! Зови детей!

  •  

Кикимор я не понимаю! Убери её, Надежда!

  •  

Знаете, как она меня называла? Никто не знает! Я ей говорю — Санюшка! А она мне — Митюнюшка!…

  •  

Умерла, говорит, дедушка, твоя бабушка.

  •  

Инфаркт Микарда! Вот такой рубец! Вскрытие показало.

  •  

Шо характерно — любили друг друга!..

  •  

А голос какой был! Скажи ж, Надь! Как запоёт!

  •  

Откопались уже? Да вот, сон им рассказываю… Приснится же, зараза такая…

  •  

Беги, дядь Мить!

  •  

Прости, Надежда.

  •  

Обрыбишься!

  •  

Ну… Санька… это я тебе… ни-ког-да. Ничего! Ничего! Врагу! Не сдаётся наш гордый «Варяг».

  •  

[Поёт] …Куда девки, туда яяя-а… Девки в баню, я на баню и ногами та-ра-ба-ню… У!!!

  •  

[Объявление в рупор на фоне гремящей на всю округу песни Высоцкого] Товарищи женщины, ярко-оранжевые закончились. Остались только бледно-зелёные!

  •  

А ты чё стоишь, уши растопырила? Отцова заступница.

  •  

Ты ли, чё ли?

  •  

Девушки, уймите вашу мать!.. Н-ну! зараза! «Людк, а Людк!» Тьфу! Деревня!

  •  

Извините, что помешал вам деньги прятать.

  •  

Ну, ну, пойди ещё, раззвони по всему посёлку! Трепло!

  •  

Проститься с другом имею право!

  •  

Ну, молодец… Что приехала.

  •  

О! Уж закусывут… Ну как же! Я говорю, закусывают уже?!

  •  

Ну не пил, не пил я! Хх!.. Хотяя… повод есть.

  •  

Ну вот, день взятия Бастилии впустую прошёл…

  •  

Восемьдесят лет со дня рождения… Ух ты, а ей уж восемьдесят?!

  •  

Садись, баба Шур, поешь с нами.

  •  

Почту там не принесли, а?

  •  

Баба Шур, ты… тогда сама. Ладно, а?

  •  

Аха. Иди, иди, иди…

  •  

Василий, это вы чем руки-то моете?!

  •  

Людк, а Людк! Сумки-то возьми… На-ка!

  •  

Здравствуй, Людынька, здравствуй!

  •  

Здрасьте, баба Шура!

  •  

Ой, ну никак не наглядеться на тебя, ну никак не наглядеться!

  •  

Слышь, Надя!.. Надя, я говорю, не могу наглядеться на Людку-то!

  •  

Ой, кака́ красавица-то получилась, кака́ удалась красавица-то!

  •  

А чего не заходишь-то к нам, не проведаешь?

  •  

Заходи, чайку́ пошвыркаем с брусничкой-то — така́ ладна брусничка получилася!

  •  

Держи, тётя Шур!

  •  

Только глаз, как это… один сюда, один — туда!

  •  

Бревно! С вагона соскользнуло, кувырк на землю… Одним концом Ваську — по голове. Шибануло вашего отца, Людка! Всё!

  •  

Вот так прям чем-то и убила б!

  •  

Фигура вторая — печальная.

  •  

Узнаю, кто из вас с отцом видится — прокляну.

  •  

Что характерно, Лёнька не одобрил твой поступок.

  •  

Что характерно — обнаглели!

  •  

А у нас текучка, така страшная у нас текучка…

  •  

Я другой узел вяжу.

  •  

Иду из мага́зина, вся трясуся. К воротам подойду, думаю: «Нет там тебя. А мне чё там тогда делать?»

  •  

Как яму не стыдно, поросёнку!?.. Кобель!.. Вот ведь какой кобель, батя ваш! Ой, чё делать, не знаю! Ой, горе-то како! Лёньк, поросятам дал?!..

  •  

Хрясь! И всё, что болело — в мусорное ведро!

  •  

Посылаем запрос в космос: «Так, мол, и так! Как, мол?»

  •  

А как хвост тебе в городе прижало, дак куда ж ты, мила моя, побежала?! К маме!

  •  

Совсем не держат ноги. Как ватные, ноги. До сих пор трясутся… руки.

  •  

Ну, Василий, мягкого тебе полёта.

  •  

Надюха — мой компас земной.

  •  

Почему люди такие жестокие?

  •  

Мы из разных социальных пластов, но ведь нас судьба связала.

  •  

Хватит! Я не деревянная!

  •  

Как жить, баба Шур? Ну как жить?

  •  

Я от мужа сбежала — так отец в бегах.

  •  

Людк, прости меня дуру… Прости!

  •  

Однако… потоп щас будет.

  •  

А ты из меня сколько крови выпил!? Я ж спокойные дни-то на пальцах могу сосчитать!

  •  

К Дарье Усвятской кто через огород шастал?

  •  

Ну не пронесло тебя, оглоеда, с тех огурчиков-то? А на Маньку Зыкову не заглядывался, а? Скажешь, нет?

  •  

Да все вы на одну колодку, дядя Митя!

  •  

Чтой-то вы все взъерепенились, я погляжу!

  •  

А пьёте вы сколько, Дядя Митя, а?!

  •  

Да что ты, я уж не знаю куда прятаться! Ты-то чегооо?!

  •  

Молчите лучше, дядя Митя, молчите!

  •  

Это откудова это к нам такого красивого дяденьку замело? Иль чё забыл, сказать пришёл? Ой, гляньте-ка, в глаза не смотрит — наверно, двойку получил! Ну как живешь-то? Как молодуха? Наша? Я ей тут… космы повыдирала! Расстроилась, поди? Иль ничего? Ну что молчишь-то, дядь Вась?.. Ну молчи, молчи.

  •  

Ой! Полюбовница на спички денег не даёт! Хорошо живёшь!

  •  

Не цепляй меня, Надюха, я ж нормально пришёл-то, обговорить, а ты…

  •  

Я тебя цепляю! Я тебя цепляю!.. Ой! Гляньте-ка! А ты знашь, что я твоим голубям все бошки начисто поотрубала? Знашь, нет?

  •  

Когда Лёнька топор подхватил, я манёхо не родила, знаешь!

  •  

Помру — Ваську на поминки позову, а тебя, охломонку, не пушшу́!

  •  

Не пойду!

  •  

Ишь ты, органы движения они лечили, органы движения! Поотрубать бы вам к чёртовой матери эти органы-то, чтоб дурью-то не маялись!

  •  

По столовкам ходить не много радости.

  •  

Да какая судьба?! По пьянке закрутилось, и не выберешься.

  •  

Я не очень пьяная, Василий?

  •  

Ну что, не терпится?

  •  

Да иди уж, иди…

  •  

Чёй-то он в такую рань-то?!

  •  

Я ж те говорила: Оденься! Оденься! — «Потеплело! Потеплело!»

  •  

Чего?.. Оойй… Кто это прячется, кто это прячется, интересное дело?! Да если б я его, оглоеда, только встретила…

  •  

А ну-ка давай иди на стол собери, скоренько.

  •  

Беги скорей в бакалейку, вот деньги, купи чего надо, не хватит — ещё подкупим. Ой, и хле́ба, сына, хле́ба! Беги.

  •  

А ты боялась… Понимать надо.

  •  

Вон какого парня-то вырастили!

  •  

А теперь смотри на меня — и на себя посмотри!

  •  

Вояки…

  •  

Всё! Считай, зада нет!

  •  

О… Голова! Плашмя! Плашмя надо!

  •  

Вот, сынок, когда я служил, старшина верёвочку натянет, как задницей задел — так наряд вне очереди.

  •  

А когда я служил, у нас проволочку колючую натягивали. Немцы. А к ней мины… Наряд вне очереди…

  •  

А чё сидите? Чё вы сидите-то, а? Старые танцуют — они сидят! Давай-давай-давай…

  •  

Куда вы, заполошные? Слезайте, расшибётесь!

ДиалогиПравить

  •  

— Ах ты, сучка ты крашена!
— Почему же крашеная, это мой натуральный цвет!

  •  

— Она всё спрашивает: «Куда деньги дел, куда деньги дел?»
— А куда деньги дел?

  •  

— Вот тебе дочка, на платья и на мороженое, а тебе Людка, — во! — на сапоги и на помады… будем теперь… голодом сидеть!
— Чёт ты размахнулась на 25 рублей, Надюха!

  •  

— О, Саня пришла!!!
— Ой, Саня пришла!.. Я тебя ещё у магазина заприметила, я ему: «Митя, Митя», — а он ухом не ведёт! Почесал, и почесал!..

  •  

— Что говоришь? Шо-то я… слышать плохо стал… Ну, ну-ка, скажи что-нибудь.
— А чё сказать-то? Здорово, дядя Мить.
— Не слышу! Надо это… Аппарат! К ушнику идти, аппарат ставить.

  •  

— Па-ра-зит.
— Ну, Санька, это я тебе… ни-ког-да.

  •  

— Выходной сегодня?
— Выходной.

  •  

— А чего квасишься? С Надькой поцапался?
— Аха! Чёрт-тё знает…
— Я терь тоже со своей в контрах! Она щас там, а я тут, она туда, а я сюда. Пускай помарафонит.

  •  

— Пьёте?..
— О, Лёня!

  •  

— На, хлебни.
— Не, не люблю.
— О!..

  •  

— Выпей, дядь Мить!
— Не надо! Санечка не любила этого…

  •  

— Ну, скажи ты ей!..
— Что сказать-то, сынок?
— Чтоб не ревела…
— Надюха! Не реви!

  •  

— Фыр-р-р! Бр-р-р… Ух! О-хо-хо… О, ёшкин кот!!!
— Осторожнее, товарищ! Вы меня забрызгали. Я уже мокрая вся с головы до ног.
— Я извиняюсь.

  •  

— О! Здравствуйте!
— В чём дело?!
— Вы у нас в отделе кадров работаете, в управлении.

  •  

— Товарищ Кузькин?
— Ага, Кузякин.
— Владимир Валентинович?
— Ага, Василий Егорыч.
— А, ну правильно, у меня профессиональная память. Значит, Вам досталась вторая путёвка? Тесен мир, хых.

  •  

— Нет, нет, выходите первым.
— Аха, слушаюсь.

  •  

…Но без большой любви на сердце пусто, с тобой тогда друг друга мы нашли… (вокруг звучит «Жгучее южное танго» в исполнении Геннадия Каменного)
— Это ж надо… Забраться за тысячи километров от родного дома, чтобы в море встретить человека из своей же конторы!
— Я извиняюсь. Вы тоже на курорт «Органов движения», после травмы, а?
— Боже сохрани! Мне этот климат посоветовала моя экстрасенс.
— Экстра — кто?
— Сенс! Она будущее провидит.

  •  

— Вы что, разве, об этом ничего не слышали?
— Я ведь всё по хозяйству.
— Ну, знаете ли… Сейчас все газеты только об этом и пишут. Странно…

  •  

— Кстати о работе. Как у вас с планом?
— У нас? Нормально, выполням всё.
— Вообще-то, ваш леспромхоз у нас всегда на хорошем счету, мы вами довольны.
— Да? Большое спасибо.

  •  

— А, ёшкин кот! А-а-апчхи! А-а-а… О!.. Здрасьте, Раиса Захаровна.
— Здрасьте! Так мы ещё и соседи…
— Аха, извините, а-а-апчхи!..

  •  

— Приношу я ей фотографию ещё одного человека. Он, знаете, как-то неожиданно исчез… Мца… Она взглянула внимательно на фотографию, подошла к карте… [начинает всхрапывать]
— Ну и чего? Раиса Захаровна! Раиса Захаровна!! Раиса Захаровна!!! Я говорю, ну и чего дальше-то было, подошла к карте и чё?
— Да. Подошла к карте… Так вот… Ткнула пальцем и говорит: вот горячая точка, он щас здесь… [всхрапывает]
— Я извиняюсь… Нашли?.. Раиса Захаровна! Мужика-то нашли?
— …Кому?!
— Мужика-то, говорю, нашли?!
— Э-э-эх… Да какой-то электросон, я Вам скажу, ну, прямо как каменный век. Понимаете?..

  •  

— Я извиняюсь, а Ва́шего мужа как зовут?
— Кого?! Ха-ха-ха! Ну нет, знаете ли… Я своей свободой дорожу! Брак — это добровольное рабство.
— Даа?..

  •  

— А кто Вам галстучек купил?
— Дак это, Надюха купила.
— Хм… хм-хм… хм-хм… Рекомендую приобрести вот этот. Он и к костюму подходит… И к глазам.

  •  

— …Да в уборную я!
— И я с тобой!

  •  

— Лёнь, баба Шура-то померла!
— Нормально…

  •  

— Шибануло вашего отца, Людка! Всё… Всё, всё, теперь так и останется…
— Что останется?
— Что-что? Косоглазие!!!
— Так он живой?
— Ты чё каркаешь, дура? Конечно живой! А вы что подумали?!!
— Я тебе покажу, что мы подумали!

  •  

— Чёй-то, Людк? Пыс-пыс-то чё?
— Постскриптум. Послесловие.

  •  

— Мой папа очень хотел мальчика, а родилась девочка.
— Как назвали-то?
— Кого?
— Девчушку-то.
— Раиса Захаровна!
— Не понял…
— Ну, мой папа хотел мальчика, а родилась девочка — я́!
— Аааа…

  •  

— Соль — это белый яд.
— Так сахар же белый яд!
— Сахар — это сладкий яд.
— Раиса Захаровна, может, с хлебушком, а?
— Хлебушек — это вообще отрава!
— Нет, я сейчас горбушечкой отравился бы!.. Ну правда, жрать охота!
— Не «жрать», а «есть»!
— Чо?
— Да не «чо», а «что»!

  •  

— Ты идёшь к этой горгоне?!
— Не, я к жене.

  •  

— Не пойду!
— Ну и сиди. Тока знай: я с сегодняшнего дня с тобой тоже в контрах!

  •  

— Куда он всё хотел-то, говоришь?
— Ну, в бар!
— Где ж я ему возьму-то, этот бар?..
— Вот побарствует маленько и притопает.

  •  

— Ракушек мне привези… И пальму.
— Ой, дочь, пальму-то на себе переть?
— Веточку.

  •  

— Ой, ты чё сделала-то?
— Погладила.
— Да, кто ж его теперь завяжет-то?
— Ой.
— Ну всё! Съездил на курорт! Всё! Распаковывай чемоданы, Людка!

  •  

— Элегию.
— Массне?

  •  

— Иди Людка, неси сберкнижку!..
— Где?
— Тама!
— Аааа!
— Ага…

  •  

— Вы кем в управлении-то?
— Я работаю в отделе кадров.
— Ох, что ж так плохо за кадрами смотрите? Бегают куда хотят ваши кадры, а вам и дела нет.
— Вообще-то, знаете, у нас текучки нет.
— А у нас тякучка, ох, кака страшная у нас тякучка…

  •  

— Всё не так страшно.
— Каж не страшно?! Страшно.
— Успокойтесь, прошу вас, успокойтесь. Вы его любите?
— Чё?
— Любите ли вы этого человека?
— Ооой, ох, да какой эт человек? Да был бы эт человек, да разве б он так поступил?

  •  

— А если это любовь, Надя?
— Кака любовь?!
— Така любовь! Вот о чём должны вы были сначала подумать, Наденька!
— Ну не знаю я уж, сколько лет с им прожили, чё ж, воевали мы, что ль, с ним? Всё у нас хорошо было.
— А привычка?
— Кака привычка?
— Элементарно, привычка. Потому я и спрашиваю у вас: любите вы этого человека?
— Ну не знаю, вы всё слова каки-то говорите. Кака тут любовь, когда, вон, воздуха мне не хватат, надышаться-т не могу. А в груди прям жгёт, прям жгёт, как будто жару, вон, с печи сглотнула.

  •  

— К Дарье Усвятской кто через огород шастал?
— Говорил же… Огурчиков набрать.
— Ааа… Не пронесло тебя, оглоеда, с тех огурчиков-то?

  •  

— Замёрзнешь…
— Ничего, потеплело маленько!

  •  

— Дым-то не мешает?
— М. Кури в сторонку.

  •  

— Тихо! Я щас огородами пройду, аха…
— Куда ты огородами-то без штанов?!
— О, ты ёшкин кот! О!

  •  

— В армию меня забирают.
— Кто?!
— Дед Пихто!
— Когда?!
— Завтра к семи.
— А эта, как её ёшкин кот, медкомиссия?
— Всё прошёл.
— И не сказал!

  •  

— В какие войска, сынок?
— На границу.
— Сейчас там тихо!

  •  

— Пап!
— Чё?
— Штаны-то надень.
— Ой! Ёшкин кот, а!

  •  

— Вот, сынок, когда я служил, старшина верёвочку натянет, как задницей задел — так наряд вне очереди.
— А когда я служил, у нас проволочку колючую натягивали. Немцы. А к ней мины!.. Наряд вне очереди…

  •  

— Слышь, сынок, ты там смотри, чтоб ни одна холера-то на нашу землю, аха…
— Брось. Брось, Василий, никто на нас не кинется, не паникуй.
— Кидались жа?..
— …ну.
— Кидались. Ну и дали им!

  •  

— Ну ничего, мы тебе ещё одного народим.
— Ты чего говоришь-то, бать? Чего говоришь-то?! Не слушай его, Оля!
— Да ладно, все уж знают…

  •  

— Может мы тоже пойдём с тобой — состругаем себе снегурочку-то? Во жизнь-то!
— Молчи уж, стругальщик…

  •  

— Всё, хватит! Пойдём, Вась, тяпнем…
— Не, не… Не!