Открыть главное меню

Зенон Станиславович Позняк

белорусский политик и общественный деятель, фотограф, археолог и искусствовед

Зенон Станиславович Позняк — белорусский политик и общественный деятель националистической ориентации, фотограф, археолог и искусствовед.

Цитаты из работ З. ПознякаПравить

«Белорусско-российская война»Править

  • Тысяча лет белорусской государственности – это тысяча лет белорусской культуры и тысяча лет военных сражений. Но среди этих сражений есть одна перманентная война, которая не прекращается никогда – это цивилизационная война с Россией.
  • Начался Потоп, который вызвал в XVII-XVIII столетиях катастрофические потери населения и тотальное уничтожение белорусской культуры. В результате геноцида, который совершало на белорусских землях московское войско, была убита большая половина белорусского народа.
  • Россия, забрав Белоруссию, поставила задачу уничтожить белорусский народ дочиста на культурно-историческом и этническом уровне.
  • Главная методология большевизма в войне с Белоруссией была одна – террор... Сталин в войне с Белоруссией усовершенствовал царскую методологию уничтожения, довёл её до вида социального сатанизма, вывел за рамки человеческого понимания... Ликвидация белорусского народа была большевиками скрупулёзно продумана.
  • Результат уничтожающих действий левой российской власти был катастрофический для белорусов. 30-е годы ХХ-го века нашей истории – это был второй Потоп. Белоруссия потеряла около двух миллионов человек.
  • Несокрушимость Белоруссии и белорусской национальной идеи засвидетельствовала тем временем Вторая мировая война. С 1941 по 1944 годы центральная Белоруссия (на которой действовала немецкая гражданская администрация во главе с В. Кубе) пережила мощный национальный подъём. Это совершенно озадачило большевиков и привело Москву в бешенство. С возвращением советов в Белоруссию сотни тысяч сознательных белорусов эмигрировали на Запад. После 2-й мировой войны, и особенно после смерти Сталина, вся белорусская власть была обсажена наиболее агрессивной и «белорусоедской» группой функционеров партии и НКВД – бывшими советскими партизанами… Партизанская власть просуществовала практически до 80-х годов и полностью оправдала надежды Москвы. Из среды этой власти и её преемников не вышло ни одного национал-коммуниста, всё живое белорусское затаптывалось, скрупулёзно, со знанием дела, с двойной энергией ренегатов.
  • В 1994 году, использовав политическую и национальную незрелость белорусского общества, Москва через КГБ путём формально демократических выборов приводит к власти в Белоруссии своего ставленника А. Лукашенко.
  • В Советском союзе при военных частях и учебных учреждениях возникло много центров по подготовке международных террористов со всего мира (из Кубы, Латинской Америки, из арабских стран и т.д.). В 1960-х годах был даже создан специальный «Университет Дружбы Народов имени Патриса Лумумбы» в Москве, где готовили террористов.
  • Этот «опыт» и международная сеть терроризма, созданная КГБ, не пропала с распадом СССР, не исчезла окончательно, остались кадры, навыки, связи, и наконец – остался пример, прецедент террористической деятельности, которая возобновилась теперь на новом этапе, как война с Америкой. Есть вопросы, лежащие на поверхности, и вызывает большое удивление, что никто их не задаёт теперь, когда тема терроризма стала главной в Западном мире. Первый: где есть центр терроризма? Кто им руководит? Кто подготовил и довёл до исполнения такую сложную диверсию, как уничтожение башен Торгового Центра в Нью-Йорке и разрушение здания Пентагона в Вашингтоне? Кто? Бен Ладен? Это выглядит несерьёзно. Каждый, кто способен анализировать, поймёт, что такая операция была не под силу только террористической организации... После диверсии 11 сентября Америка была легко втянута в две войны на Ближнем Востоке... Зададим вопрос, чьим ещё интересам соответствовала эта война? Диверсия 11 сентября ударила по всему Западному миру. Ни одна страна не получила после этого события никакой политической прибыли. Но Россия сразу использовала ситуацию, чтобы спрятать свой государственный терроризм и преступную войну в Чечне, показывая на исламскую религиозность чеченцев, которые защищают отечество. И это право на защиту выставляется россиянами как исламский терроризм. Манипуляция удалась. Запад предательски сдал чеченский народ на уничтожение. От войны в Ираке на сегодняшний день никто не получил экономической выгоды, кроме России.
  • Какие бы ни были перемены в нашей стране и кто бы ни сидел во власти в России, неизменной останется российская агрессивная политика в отношении к Белоруссии. Война против белорусов будет продолжаться. Она будет то усиливаться, то затухать, то существовать в форме опасности, создавая иллюзию покоя, а потом с новой силой начнётся. Это не есть война на жизнь, а на смерть. Как и тысячу лет, ничего не изменится до того времени, пока будет существовать российская империя.
  • Остановить политическую агрессию России – это не значит воевать с ней оружием, танками да самолётами (хотя к этому белорусы должны быть всегда готовыми и держать порох сухим)... Российская опасность должна стать обязательной частью знаний каждого белоруса. Для белорусов рядом с тезисом «Люблю Белоруссию!» должно стоять в сознании предупреждение: «Берегитесь России!».
  • Несчастным результатом вечной войны с Россией стала для Белоруссии потеря половины её этнических и государственных территорий. Перед 2-й Мировой войной Белоруссия вернула часть своих восточных земель. В 30-х годах был поставлен вопрос перед Россией о возвращении в Белоруссию Смоленщины и Брянщины. Вместо возвращении начался сталинский террор, и Белоруссия захлебнулась в крови.
  • Российско-белорусская вечная цивилизационная война нескончаема, пока существует российская империя. Простая логика подсказывает – российская империя должна быть ликвидирована. Только такое условие даст возможность свободно жить и развиваться Белоруссии. Сверхзадача ликвидации российской империи должна войти в кровь белорусской политики, стать белорусским национальным интересом.[1]

«Промосковский режим»Править

  • После разгромного поражения московской имперской политики на Украине, которое произошло в конце 2004 года, Кремль и российские инициаторы объявили открыто, что все силы направят на захват Белоруссии. Это есть признание войны против нашей страны, пока что – войны без оружия. Но и вооружённую войну (хоть это стало бы концом России) нельзя теперь исключать.
  • Возрождение белорусского национально-освободительного движения (БНФ) и восстановление независимости Белоруссии стало полной неожиданностью для Москвы. По всем реляциям, суждениям и отчётам разных российских «аналитиков» белорусская нация была уже ими уничтожена, раздавлена и похоронена. Оставалось (как они думали) только дождаться её окончательной физической смерти. Но произошла «осечка» у «аналитиков» - нация ожила (и будет жить!)... Вскоре началась политическая агрессия. Ставка была на захват власти в Белоруссии через советский КГБ, который полностью контролировался спецслужбами Москвы. В 1994 году власть в Белоруссии была перебрана агентурой демократическим методом (и использованием демократических механизмов). На должность президента Белоруссии был приведён «свой» человек (КГБ плюс советская ментальность). Москвичи не устают называть его «нашим» («Коммерсант» и др.). Начался внутренний захват белорусской власти промосковскими ставленниками, россиянами (армия, КГБ) и функционерами российской разведки. Про то, какие Москва сделала выводы после поражения в Белоруссии (на начало 90-х годов) свидетельствует деятельность и политика теперешнего пророссийского оккупационного режима. Белорусская действительность есть хрестоматийная иллюстрация того, какими методами российский режим истребляет культурный народ. Отчётливо видна программа, цель и последовательность разрушительных действий, широкий охват в ликвидации целой нации и национального государства.
  • Независимость Белоруссии вернул объединённый национальной идеей Белорусский Народный Фронт. Главной задачей российских спецслужб, после привода Лукашенко к власти, стала ликвидация руководства БНФ, затем захват Народного Фронта агентурой и перерождение его в демократическую пророссийскую партию, типа ОГП... Придёт время, и про всё будет сказано напрямик, теперь же только отмечу, что убийство руководителя БНФ намечалось в 1996 году перед V-м Съездом Фронта и готовилось оно не в белорусском КГБ, а в других структурах.
  • После моей эмиграции (весна 1996) московская разведка испытала на обществе несколько формул искажённого образа: «политический труп», «сбежал», «струсил», «я бы родину не оставил» и т.д. Одновременно началась кампания среди «демпартий» по «выбору национального лидера». Это абсурд, но его обосновали и утвердили, что национального лидера можно выбрать.
  • В результате потери работы и невозможности заработать белорусы массово едут в Россию в серый бизнес или просто в рабство. Много кто не возвращается живым. Сотни гибнут в российском криминальном обществе. Часто их даже не грабят, а убивают сами криминальные работодатели, чтобы не выплачивать заработок. И всё равно белорусы едут в Россию. Запада они боятся, а шлюзы открыты только на восток. На 2005 почти миллион работников-белорусов выехали на работу в Россию. Это большие потери для Белоруссии. Условия выезда на заработки создаются искусственно. Россия криминальная и экономическая заинтересована в пришлой рабочей силе. Это влияет на политику России. На конечном этапе этноцида, когда бы белорусская нация полностью была бы оторвана от своих корней и русифицирована, ожидается замена населения (КГБ сделал выводы из советского опыта). Белорусов будут стремиться вытолкнуть со своей страны на восток и частично – на запад (молодёжь, интеллект). Остаток, как полагают, деградирует и поддастся агрессивному пришлому населению, которое будет под защитой оккупационной политики. Сюда же в Белоруссию в случае решения вопроса с немцами о Восточной Пруссии будет сброшено производственно неперспективное старое население из так называемой Калининградской области. Россияне имеют большой опыт по вывозу, переселению и уничтожению целых народов... План замены белорусского населения, кстати, уже осуществляется. Это происходит легко, так как кто своего не любит, тот своего и не защищает. В Белоруссию сброшены оккупационные отбросы из Прибалтики, переселяют из Северного Кавказа, а теперь начнётся (уже началась) переброска российского переселенческого контингента из Казахстана, поскольку Казахстан возродил свой национальный язык и сделал его государственным в своей стране. Замена населения оккупационными властями считается преступлением по международным законам, но кто там когда в России держался за какие-то законы?
  • Нужно понимать общую политику и дипломатию России и Запада (прежде всего Германии). Намерение строительства северного газопровода из России в Германию через Балтийское море (который стоит в пять раз дороже, чем через Белоруссию-Польшу) есть результат совместной стратегии. Когда северный газопровод построят, создадутся условия для очередного пакта Молотова-Риббентропа, и рано или поздно эти условия захотят использовать новыми методами.
  • Российские службы используют бесчеловечные средства отвлечения информационного внимания – теракты. На терактах путинских «бойцов невидимого фронта» поймали не раз, например, взрывы домов вместе с людьми в Москве и Волгодонске и затем – попытка взрыва в Казани (чтобы разжечь войну в Чечне), убийство Зелимхана Яндарбиева (когда гэбовских террористов поймали и судили) и другие случаи. Российский КГБ с приходом Путина возобновил международную террористическую деятельность... Об управлении мировым терроризмом из России убедительно (с документами в руках) доказывают бывшие функционеры российской разведки, которые поселились на Западе, а также русские аналитики и диссиденты (А. Литвиненко, В. Буковский и др.).
  • В Белоруссии за ХХ-е столетие россияне (вместе с немцами) убили шесть миллионов белорусов (половину нации, если считать на начало ХХ-го столетия).
  • Концепция Белорусского Национального Возрождения основывается на народной истории. Без корней ничего долго не существует. У белорусов, пожалуй как мало у кого другого, есть мощная историческая почва – их великое государство, которое они утратили в конце XVIII-го столетия в результате международного заговора и следующей затем российской оккупации.
  • Генеральное правило, которое нужно белорусам осознать во внешней политике – это то, что пока существует Россия в качестве империи, Белоруссия никогда не будет спокойна за свою независимость, экономику и свободный образ жизни. Действия здесь могут быть разные: ничего не делать, налаживать мирное сосуществование на почве уступок, вступить в Евросоюз, создать Балто-Черноморское Сообщество (БЧС), наращивать собственную силу и т.д. Но логика остаётся одна: чтобы не было опасности, нужно ликвидировать причину опасности. Белорусская внешняя политика всегда должна иметь в виду этот стратегический аспект национального выживания. Притом нужно учитывать, что империя не реформируется, империя разваливается.[2]

«Рассуждения про белорусские дела»Править

  • Наибольшее беспокойство вызывает то, что Белоруссию всё больше толкают не на свой путь, не на свою борьбу, не под свои флаги. В этом генеральная тактика российских империалистов на всех уровнях. В результате были белорусы, которые строили коммунизм с российскими большевиками, или воевали за страну Эсэсэсэр. Результат этого векового чужого сражения такой: убита треть белорусской нации, утрачены культурные ценности, загублен язык, утрачены территории.
  • Режим власти, который вот уже одиннадцать лет существует в Белоруссии, это есть режим антибелорусский, чужеродный, русификаторский и оккупационный. Сформировался он поэтапно, по московской технологии КГБ, к пониманию которой не подготовлено было белорусское общество по причине ослабленного иммунитета против политики России, политической неопределённости и, главное, из-за невысокого уровня национальной самоидентификации людей, придушенных десятилетиями чужой советской власти.
  • Формально режим держится на выработанном авторитаризме Лукашенко. Но в действительности (о чём Лукашенко не раз признавался в своих «отсебятинах») – на поддержке Москвы и на ячейках российской госбезопасности КГБ-ФСБ, конкретно на многочисленных группах выработанных функционеров московской агентуры, которые с подачи Лукашенко заняли ключевые места в структурах и всей системе новой оккупационной власти в Белоруссии. (Так, кстати, была использована в Белоруссии гэбовская технология «внутренней оккупации», которую раньше активно употреблял Советский Союз в Африке, на Ближнем Востоке, в странах Латинской Америки.)
  • На начало февраля 2005 года почти миллион белорусов (около трети трудового населения) выехали на работу в Россию, где большинство из них, не имея никаких прав, занято в рабском труде, и сотнями гибнут в недрах криминальной страны, либо возвращаются покалеченными и ограбленными. Учёт погибших белорусов нигде не ведётся (даже в Белоруссии), потому что открыта граница в чёрную прорву. Условия для выезда белорусов на рабский труд в Россию (безработица и бесправие) созданы искусственно и являются частью московского плана выдавливания белорусов с собственной земли в Россию на замену спитого русского охлоса. Про грандиозные экономические потери для Белоруссии здесь, перед обликом античеловеческого плана национальной катастрофы, мы уже не говорим.[3]

«Народный герой»Править

  • Джохар Дудаев – одна из самых мощных фигур на Кавказском небосклоне. Он объединял в себе самые необходимые качества, которые требовала эпоха, – качества политика, государственного деятеля, военного руководителя и патриота. По уровню и по делам, он стоит рядом с такими характерными фигурами 20-го столетия как Юзеф Пилсудский и Шарль де Голль.
  • Убийство Дудаева русскими подлое и доступное. Россияне продемонстрировали свою политическую никчёмность и военную слабость. Это удар из-за угла. Чеченцы не раз могли бы ликвидировать Ельцина. Но этого не позволял им кодекс чести. Чеченская народная армия Дудаева не могла опускаться до бандитизма.
  • Джохар Дудаев для чеченцев есть национальный герой и великий человек. Для нас, белорусов, – это образец и мечта о народном лидере.[4]

Поэма «Великое Княжество»Править

  • Война, война, о, это дело! Это славная забава, Москалям головы сечь, Гнать голытьбу в чистом поле, Пока хватит коням воли, Бить москву в хвост и гриву Голодранцев тех, бояр И всяких тарабар.
  • То ж были иные времена. Измена, бедствие, мор, холера, Чернь валила самопасом – Вся московская мерзость. Где-то валялся там под забором – Лаптем браги нахлебался. Как война – в Литву подался. Пьёт, грабит, деревни палит, Пока гетман им не ввалит И хвосты им не подсмалит.
  • Под Лаздунами стояло, Около Пущи Налибокской, Где-то под тысячу мерзавцев, Грабителей клейнодов. Ночь пили, а днём палили, Истребляли народ Божий. Такой был закон московский. Кастелян наш геранёнский Как услышал, так аж подскочил: – Сплющить падл! Порубить их, как капусту! Всё московское распутство!
  • Покатилась московья, Покатилась навеки. Ну, теперь мы их погоним. Мы отвалим им, как коням, На плечах у них поедим, Мы всыплем им, медведям!
  • Не к лицу моя радость, Когда тут москаль шпионит И народ мой истязает. Где, когда было такое, Чтоб нечистый в Вильне уселся! Слёз напился и наелся, В наши соболи оделся!
  • «Почему москаль всё уничтожает? Какой тут смысл, в чём тут ярость? Монголы так не делали И только из них ясак доили». Ответа в том себе не вижу. Наверно, в этом их природа. Как та волчья порода, Ты добром его или кнутом, Он только в лес глядит зверюгой. А воевать привыкли скопом. Как только где москаль подходит, То прёт лавиной с гиком, криком, Всё сметает по дороге. Если же по морде где-то схватит, Или кто врасплох ему вмажет, Так удирает, как скотина. И покатилась лавина. Тогда его уже не остановишь. Бей в шею, пока охоч, Пока видят его глаза.
  • А наивысшая добродетель – честь людская И достоинство наше человеческое. У шляхты это всё извечно, От предков наших осталось. Для москаля – жизнь ближе, Жизнь у московитов превыше, – Говорю я, будто проповедник, Или ксёндз с амвона к людям. – Чтобы честь за жизнь отдать, Не позволяет наша сущность. Не нужно и кодекса писать, Когда приходит шляхты час, То каждый сам себе напишет. – Наивысшим кодексом мужчины Должна стать жизнь отчизны.
  • Слышат вдруг – мелькает, Стук и крики, галоп, шум. Это ударили с большака, Покатилась орава Просто, прямо в лесосплав. Как московиты в речку влезли, В осоке болотной погрязли, Мы – в берег из-за кустов. Тут московит – был готов. Всех посекли, всех дотла, Всё бандитское логово. Сёк бы больше, хоть до утра, Да московитов не было.
  • Исходит летушко по лету, В земле нас больше, чем на свете. Там, где прошла орда московская, Там дым и резь, дорога скользкая, Кровь кровится под копытами.
  • Ещё не был я на свете, Смоляне, шляхта, просто кмети Москву-осаду отбивают, Пленяют войско москалёвское И с миром их домой пускают. И тут мой разум протестует: – Кто же так с варваром воюет? Разве же так можно воевать? Так вот же имеем теперь, братья, – Так должен сам себе сказать.
  • Но что меня так удивило, Просто с ног совсем свалило, Что наш люд это теперешний (Что любого приголубит), Сильно так московью любит. Ему валят просто в голову, А он просит – вали больше. Ему плюнут гадко в глаза, Он хохочет, больше хочет, Говорит: тёплый дождик сочится. Вот такая неподвижность. Просто какое-то отклонение. Я когда-то шляхтой был, Я б такого и во сне не увидел.
  • Уже лето в силу вошло, На запад войско поплыло. Нах дойчлянд драпал «Вер» и «Махт» – Туда и дорога! Туда ему и трахт. Всё в местечке замерло, Ползло ещё худшее мурло. С тревогой смотрели в свет – Снова москаль, снова совет. Закон войны такой стоит – При отступлении всё жечь. Тем более, чужого не жалко. В 41-м, как удирал отсюда совет, НКВД сжёг было город Минск дотла.
  • И стал совет тут приживаться, В люд местный втираться. И мат, и грязь, и пьянство, Враньё, невежливость и хамство – Всё очень липко ужилось, Как сорняки разрослось, Как клещ в тело впилось.
  • Звучал мне дедовский наказ: Для Белоруссии каждый из нас Должен краю посвятиться. И получил я полной чашей, Аж по завязку, под чердак, От москаля и коммунистов, От мракобесов всех чисто И за страну, и за идею. Не тратил я всё же надежду.
  • О, любимый край, где сердца укрытие, Недосягаемый из-за любви! Теперь чужак устраивает охоту И ненавидит наш язык. Одна ненависть в почёте. Кто ненавидит нас – тот лучший, Публично устраивают свои глумления. И кто бы подумал, что дурь Обретёт столько почтения. И что чужак залезет в хаты И понаставит свои решётки.[5]

ПримечанияПравить