Добавление к «Путешествию» Бугенвиля

«Добавление к «Путешествию» Бугенвиля» (фр. Supplément au voyage de Bougainville) — диалог Дени Дидро 1772 года, впервые изданный в 1796. Намеренно идеализируя быт и нравы таитян в духе Ж.-Ж. Руссо, автор критикует христианские и французские[1].

ЦитатыПравить

  •  

B. Можно заметить как довольно постоянный факт, что религиозные и божественные установления укрепляются и упрочиваются, превращаясь в конце концов в гражданские и государственные законы, и что гражданские и государственные установления освящаются и превращаются, вырождаясь, в религиозные и божественные предписания.[2]
A. Это одна из самых пагубных форм палингенезии[3][1].
B. Лишнее звено в той цепи, которой сковали нас. — I

 

B. Une observation assez constante, c’est que les institutions surnaturelles et divines se fortifient et s’éternisent, en se transformant, à la longue, en lois civiles et nationales ; et que les institutions civiles et nationales se consacrent, et dégénèrent en préceptes surnaturels et divins.
A. C’est une des palingénésies les plus funestes.
B. Un brin de plus qu’on ajoute au lien dont on nous serre.

  •  

Священник. Я готов уступить тебе: может быть, кровосмешение нисколько не нарушает законов природы. Но разве не достаточно того, что оно угрожает государственному строю? Что станется с безопасностью государя и со спокойствием государства, если целый народ, состоящий из нескольких миллионов людей, соберётся вокруг полусотни отцов семейства?
Ору. Самое худшее — это то, что там, где было одно большое общество, окажется пятьдесят маленьких, т. е. будет больше счастья и одним преступлением меньше.
Священник. Однако я думаю, что у вас сын редко спит с матерью.
Ору. Если только он не очень почитает её, не испытывает к ней нежности, заставляющей его забывать неравенство лет, и не предпочитает сорокалетнюю женщину девятнадцатилетней девушке.
Священник. А что ты скажешь о сношениях отцов с дочерьми?
Ору. Они тоже не очень часты, за исключением случаев, когда девушка некрасива и имеет мало поклонников. Если её отец любит её, то он старается приготовить ей приданое в виде детей. — IV

 

L’Aumônier. Je t’accorde que peut-être l’inceste ne blesse en rien la nature ; mais ne suffit-il pas qu’il menace la constitution politique ? Que deviendraient la sûreté d’un chef et la tranquillité d’un Etat, si toute une nation composée de plusieurs millions d’hommes, se trouvait rassemblée autour d’une cinquantaine de pères de famille.
Orou. Le pis-aller, c’est qu’où il n’y a qu’une grande société, il y en aurait cinquante petites, plus de bonheur et un crime de moins.
L’Aumônier. Je crois cependant que, même ici, un fils couche rarement avec sa mère.
Orou. À moins qu’il n’ait beaucoup de respect pour elle, et une tendresse qui lui fasse oublier la disparité d’âge, et préférer une femme de quarante ans à une fille de dix-neuf.
L’Aumônier. Et le commerce des pères avec leurs filles ?
Orou. Guère plus fréquent, à moins que la fille ne soit laide et peu recherchée. Si son père l’aime, il s’occupe à lui préparer sa dot en enfants.

  •  

Ору. Хочешь я раскрою тебе один секрет, но постарайся не разглашать его. Вы прибыли сюда. Мы вам отдали наших жён и наших дочерей; вы удивлялись этому и выражали нам благодарность, которая заставляла вас хохотать. Вы нас благодарили в то время как мы взимали с тебя и с твоих товарищей самый тяжкий из всех налогов. Мы не попросили у тебя денег; мы не набросились на твои товары и пренебрегли твоими продуктами; но наши женщины и наши дочери пришли, чтобы высосать кровь из твоих жил. Когда ты покинешь нас, ты нам оставишь детей. Как ты думаешь, не стоит ли этот налог, наложенный на тебя, на подлинное твоё существо, любого другого налога? Чтобы понять всё его значение, представь себе, что тебе нужно объехать двести лье побережья и что каждые двадцать миль с тебя будут брать такую подать. У нас масса ещё невозделанных земель, у нас не хватает рабочих рук, и мы потребовали их у тебя. Нам нужно возместить огромные потери, причинённые эпидемическими болезнями, и мы воспользовались тобой, чтобы пополнить убыль населения. Нам приходится воевать с соседями, нам нужны воины, и мы попросили тебя сделать их нам. Женщин и девушек у нас больше, чем мужчин, и мы взяли тебя себе в помощь. Среди этих девушек и женщин есть такие, от которых мы не смогли получить детей, и их мы первыми бросили в ваши объятия. Мы должны уплатить контрибуцию людьми угнетающему нас соседу, и вот ты и твои товарищи заплатите за нас эту подать; через пять или шесть лет мы ему пошлём ваших сыновей, если те окажутся хуже наших. Мы здоровее и сильнее вас, но мы заметили, что вы превосходите нас умом, и немедленно мы решили, чтобы некоторые из наших красивейших женщин и дочерей зачали от высшей, чем мы, расы. Таким образом мы сделали особый опыт, который, может быть, удастся нам. Мы извлекли из тебя и из твоих товарищей все, что только могли извлечь, и поверь, что, хотя мы — дикари, мы тоже умеем рассчитывать. Где бы ты ни очутился, люди всегда окажутся не глупее тебя. Человек всегда даст тебе лишь то, что ему не нужно. Если он тебе даст кусок золота в обмен на кусок железа, это значит, что ему совершенно не нужно золото и очень важно иметь железо. — IV

 

Veux-tu que je te révèle un secret ? mais prends garde qu’il ne t’échappe. Vous arrivez : nous vous abandonnons nos femmes et nos filles ; vous vous en étonnez ; vous nous en témoignez une gratitude qui nous fait rire : vous nous remerciez, lorsque nous asseyons sur toi et sur tes compagnons la plus forte de toutes les impositions. Nous ne t’avons point demandé d’argent ; nous ne nous sommes point jetés sur tes marchandises ; nous avons méprisé tes denrées : mais nos femmes et nos filles sont venues exprimer le sang de tes veines. Quand tu t’éloigneras, tu nous auras laissé des enfants : ce tribut levé sur ta personne, sur ta propre substance, à ton avis, n’en vaut-il pas bien un autre ? Et si tu veux en apprécier la valeur, imagine que tu aies deux cents lieues de côtes à courir, et qu’à chaque vingt milles on te mette à pareille contribution. Nous avons des terres immenses en friche ; nous manquons de bras ; et nous t’en avons demandé. Nous avons des calamités épidémiques à réparer ; et nous t’avons employé à réparer le vide qu’elles laisseront. Nous avons des ennemis voisins à combattre, un besoin de soldats ; et nous t’avons prié de nous en faire : le nombre de nos femmes et de nos filles est trop grand pour celui des hommes ; et nous t’avons associé à notre tâche. Parmi ces femmes et ces filles, il y en a dont nous n’avons pu obtenir d’enfants ; et ce sont celles que nous avons exposées à vos premiers embrassements. Nous avons à payer une redevance en hommes à un voisin oppresseur ; c’est toi et tes camarades qui nous défrayerez ; et dans cinq ou six ans, nous lui enverrons vos fils, s’ils valent moins que les nôtres. Plus robustes, plus sains que vous, nous nous sommes aperçus que vous nous surpassiez en intelligence ; et, sur-le-champ, nous avons destiné quelques-unes de nos femmes et de nos filles les plus belles à recueillir la semence d’une race meilleure que la nôtre. C’est un essai que nous avons tenté, et qui pourra nous réussir. Nous avons tiré de toi et des tiens le seul parti que nous en pouvions tirer : et crois que, tout sauvages que nous sommes, nous savons aussi calculer. Va où lu voudras ; et tu trouveras toujours l’homme aussi fin que toi. Il ne te donnera jamais que ce qui ne lui est bon à rien, et te demandera toujours ce qui lui est utile. S’il te présente un morceau d’or pour un morceau de fer ; c’est qu’il ne fait aucun cas de l’or, et qu’il prise le fer.

ПереводПравить

П. С. Юшкевич, 1935

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Х. Н. Момджян. Примечания // Дени Дидро. Избранные атеистические произведения. — М.: Изд-во Академии наук СССР, 1956. — С. 468-9.
  2. Да скроется тьма! Французские материалисты XVIII в. об атеизме, религии, церкви / сост. В. Н. Кузнецов. — М.: Политиздат, 1976. — С. 207.
  3. Тут — возврата отживших установлений.