Дары счастливого сердца

«Дары счастливого сердца» — статья-панегирик Анны Караваевой 1939 года по случаю празднования «60-летия» (61-летия) Сталина, опубликованная в газете «Правда», затем в сборнике таких же статей.

ЦитатыПравить

  •  

Находитесь ли вы на Красной площади в день народного праздника, когда древняя московская земля весело дрожит и гудит от мощной поступи танков, от железного цокота конницы; находитесь ли вы в пути или сидите в вашей комнате, — каждый раз, произнося имя Сталина и думая о нём, вы чувствуете, как на вас крупным планом надвигается история, современность, будущее.
Мировая история еще не знавала людей, жизнь и деятельность которых была бы так беспредельно близка, так дорога, так понятна и слитна с жизнью миллионов людей, как жизнь Ленина и Сталина. Ленин умер, но жив марксизм-ленинизм, гениальное учение его. Сталин принял в свои верные, любящие руки учение и дела Ленина, высоко поднял их над миром трудящегося и угнетённого человечества.

  •  

Вот оно, прекрасное, величественное сталинское шестидесятилетие, вот она, трогательная любовь народа, заслуженная сорокапятилетней работой, борьбой для народа, во имя социалистической революции, во имя народного счастья и победы.

  •  

Учение Ленина — Сталина, ведущее нас, питающее нас мыслью, предвидением и мужеством, родилось, росло и крепло в боях.

  •  

Ленин и Сталин, их гениальное предвидение среди бурь и споров современности различало отвратительные контуры будущего предательства врагов революции, их трусливые, соглашательские проповеди, ложь и лакейскую тактику. Обомшелые народнические «друзья», экономисты, меньшевики, троцкисты — все эти прогнившие насквозь маловеры, лягушачьи души, приказчики капитализма — на протяжении многих лет тащили, толкали рабочий класс в болотную низину, в закуту, где «тепло и сыро», где лежать впору было только ужам. А Ленин и Сталин, партия большевиков и вся её революционная воля воспитывали в рабочем классе орлиную смелость и закаляли его сердце в огне непримиримости революционных восстаний. Ни лишения, ни репрессии, ни даже самая свирепая расправа были не в силах поставить народ на колени.

  •  

Разве русский чувствует только как русский, разве украинец чувствует только как украинец?.. В том-то и есть непобедимая сила сталинской дружбы народов, что русский знает, чувствует, любит, понимает бытие каждого народа наших братских республик, как и этот народ — бытие нашего русского народа.

СсылкиПравить