Гориллы в тумане

«Гориллы в тумане» (англ. Gorillas in the mist) — книга Дайан Фосси 1983 года о 18-ти годах наблюдений за горными гориллами. В 1988 году частично по этой книге был снят фильм.

ЦитатыПравить

Глава 1Править

  •  

Д-р Лики разрешил мне побродить по новым раскопкам в ущелье Олдувай, где недавно были обнаружены останки доисторического жирафа. Я ринулась вниз по крутому склону, преисполненная ликованием от мысли, что, подобно вольной птице, лечу под африканскими небесами, и рухнула в яму с драгоценной находкой, сломав лодыжку. От хруста кости и внезапной острой боли меня самым пошлым образом стошнило на бесценные ископаемые кости. Мое унижение усугубилось ещё и тем, что сотрудники д-ра Лики, не скрывавшие своего отвращения ко мне, вынуждены были тащить меня из ущелья на закорках. Обеспокоенная Мэри Лики напоила меня прохладным лимонным напитком, и мы стали наблюдать, как вспухшая лодыжка, сменив все оттенки синего цвета, начала чернеть. И она, и мой водитель решили, что от запланированного восхождения на горы Вирунга в поисках горилл придется отказаться. Им и в голову не могло прийти, что этот нелепый перелом окончательно укрепил мою решимость во что бы то ни стало добраться до горилл, для встречи с которыми я прилетела в Африку.

  •  

… жуткие, похожие на козлиные тропы дороги преобладали в Африке в те годы.

  •  

… любопытство <групп горилл>, возбуждаемое звуками, исходящими от человека, почти всегда преобладает над инстинктивным желанием скрыться.

  •  

Обычно вес моего рюкзака не превышал семи — десяти килограммов, но ноша становилась почти неподъёмной в дальних походах, когда приходилось брать с собой микрофон на длинном шесте и десятикилограммовый магнитофон «Награ». До сих пор вспоминаю о соблазне выбросить всё к чёртовой матери в конце долгого пути. Единственное, что удерживало меня, так это мысль, что гориллы где-то совсем рядом.
Стада горилл, обитающие в районе Кабара, многому научили меня. Там я познала, как общаться с животными на их условиях и не заставлять их преступать грань терпимости, проявляемой ими при встрече со мной. Поскольку любой исследователь диких животных является незваным гостем, он всегда должен помнить, что права объекта наблюдения преобладают над интересами ученого. Наблюдатель также должен учитывать, что воспоминания животного о предыдущем контакте могут повлиять на его поведение при следующей встрече.

  •  

Тогда мне не могло прийти в голову, что, установив две небольшие палатки в глуши Вирунги, я, по сути дела, заложила основу будущего всемирно известного исследовательского центра, куда будут стекаться студенты и ученые со всего мира. Как пионеру мне приходилось иногда испытывать чувство жуткого одиночества, но оно с лихвой перекрывалось колоссальным удовлетворением, которое никогда не испытают мои последователи.

Глава 3Править

  •  

Однажды я совершенно случайно убедилась, что двигаться по следу горилл ползком, а не пешком гораздо более эффективно. Резкий запах серебристоспинного самца, напоминающий запах пота немытого человека, впитался в растительность, которую он задел сутки назад.

  •  

Наиболее резкий запах на свежей тропе горилл исходит от кучек помёта. Здоровые гориллы оставляют за собой цепочки яблок, напоминающих конские по виду и запаху. Когда гориллы не спешат, строенные кучки располагаются цепочкой и каждое яблоко в кучке скреплено с другими растительными волокнами. Если животные до этого потребляли в пищу дикую ежевику (Rubus runssorensis) или напоминающие сливы плоды пигеума (Pygeum africanum), в помёте встречались семена или даже целые плоды, что помогает определить место кормежки горилл. О свежести помёта можно судить по количеству мух, летающих вокруг него, или по числу яиц, которые они успели отложить на его поверхности. Сотни белых яичек откладываются уже через несколько минут после дефекации, а через восемь — двенадцать часов в зависимости от погодных условий из них начинают вылупляться личинки. При определении свежести следа следует всегда учитывать погодные факторы. Если стоит тёплая солнечная погода, свежие следы, такие, как помёт или оторванные листья, быстро, буквально за несколько часов, сохнут и выглядят «старее», чем на самом деле, а в дождливую погоду или при густом тумане всё наоборот.

  •  

Помёт кормящих самок часто покрыт белесым налетом, скорее всего, потому, что матери обычно поедают кал своих детёнышей в первые четыре — шесть месяцев их жизни. Жидкие экскременты со слизистым налетом или без него, а также с кровяными вкраплениями, оставленные отдельной особью в группе, часто свидетельствуют о заболевании животного. Если же большинство животных в стаде оставляют жидкие экскременты вдоль тропы, то, по-видимому, они напуганы другой группой горилл или, что вероятнее, браконьерами. Так, как правило, помечен путь бегства горилл, когда они цепочкой спешат прочь от возможной опасности. Каждый раз, когда я шла по таким следам, время, казалось, растягивается от беспокойных мыслей о том, что я увижу в конце пути.

  •  

Замечено, что все гориллы независимо от возраста и пола поедают собственные, а иногда и чужие экскременты. Копрофагия чаще всего наблюдается после длительных периодов дневного отдыха в сезон дождей, когда на кормежку и переходы отводится минимум времени. Животные просто приподнимают зад во время дефекации и подхватывают рукой яблоко до того, как оно упадет на землю. Затем откусывают от него и жуют, причмокивая губами от удовольствия. Поедание экскрементов свойственно почти всем позвоночным, в том числе и человеку, если он страдает некоторыми видами пищевой недостаточности. Копрофагия среди горилл, вероятно, вызвана нехваткой питательных веществ, особенно если учесть, что витамины, в частности витамин В12, вырабатывающийся в заднем отделе кишечника, усваивается в переднем отделе пищеварительного тракта. Поскольку чаще всего копрофагия проявляется в холодную сырую погоду, мне кажется, что для горилл это то же самое, что для нас расфасованные в фольге обеды, которые перед употреблением разогреваются в духовке.

  •  

Хотя известно, что нападение горилл чаще всего лишь их защитная реакция и они не собираются нанести физическое увечье, возникает инстинктивное желание бежать, а это может вызвать погоню. Я никогда не сомневалась во врожденном добродушии горилл и чувствовала, что их нападения — блеф, и потому без малейших колебаний застывала на месте. Однако, учитывая их ярость и скорость, я могла устоять на месте, только вцепившись мертвой хваткой в кусты. Иначе я бы не выдержала и пустилась наутёк.

Глава 4Править

  •  

На небольшом участке территории группы 5 росла роща деревьев, приносящих твёрдые плоды, похожие на грейпфруты. Местное население называло дерево мтанга-танга. Их обожают слоны, объедающиеся ими до опьянения, но мне ни разу не доводилось видеть, чтобы их поедали гориллы. Однако детёныши Эффи не раз карабкались на самый верх этих деревьев и сбрасывали плоды на землю исключительно из баловства. Пак в детском возрасте часто пользовался плодами мтанга-танга, приняв демонстрационную позу и зажав зубами стебель, малыш ударял плодом себя в грудь. В результате возникали резонирующие гулкие звуки, которые мне не удавалось воспроизвести, как я ни старалась. Детёныши из группы 5 использовали эти плоды в качестве мяча и нередко играли ими в футбол или бейсбол.

  •  

Пак <…> во время долгого дневного отдыха он первый начинал показывать, что страдает от скуки. Демонстративно водил указательным пальцем вверх и вниз по руке или, зевая, поглядывал по сторонам в поисках развлечения. Одним из таких развлечений были жужжащие вокруг него мухи. Он сосредоточивался, привставал, взмахивал рукой, и, если делал это достаточно проворно, муха оказывалась у него в кулаке. Его и без того косые глаза совсем сходились к переносице, когда он пытался разглядеть муху, вьющуюся в нескольких сантиметрах от лица. Затем, зажав муху указательным и большим пальцами, он начинал разрывать её на мелкие кусочки, внимательно их разглядывая и выбрасывая. Чем дольше длился процесс расчленения, тем сосредоточеннее становилось лицо Пака — у него отвисала нижняя губа, и он всё больше походил на шимпанзе, а не на гориллу. Когда от мухи ничего не оставалось, он поджимал недовольно губы и начинал искать другие развлечения.
И частенько принимался потрошить мой рюкзак, извлекая фотоаппарат, объективы и бинокль. Когда эти предметы попадали в руки Пака, это сообразительное создание смотрело сквозь них или на свое отражение в стеклах. В бинокль он смотрел с обратной стороны, потому что только так он мог приставить его к широко посаженным глазам. По его реакции на увиденное я была уверена, что он смотрел именно в бинокль, а не просто подражал людям. Он шевелил пальцами прямо перед биноклем, а затем быстро отводил его в сторону и внимательно рассматривал их, как бы желая убедиться, что пальцы действительно принадлежат ему. Его удивление по поводу искажения рассматриваемых в бинокль окружающих предметов являло собой умиляющее и комичное зрелище.
Пак придумал игру в адмирала Нельсона, во время которой он вертел 300-миллиметровый объектив на манер подзорной трубы как бы в поисках земли и направлял его на удаленные деревья или на других членов группы. Многим из них было странно видеть, как их сородич обращается с таким сложным инструментом. Пак также изображал Марию Кюри, направляя всё тот же 300-миллиметровый объектив в землю и внимательно разглядывая траву.
Некоторые из моих вещей стоили довольно дорого, но Пак обращался с ними крайне бережно и ревностно защищал их от посягательств других горилл. Иногда группа уходила на кормежку до того, как Пак пресытился изучением окружающих предметов. Скоро я перестала паниковать при виде того, как дорогой объектив или бинокль утаскивается в заросли. Правда, после ухода животных я всегда чувствовала себя дура дурой, ползая на коленях в поисках брошенного предмета.

  •  

Я не отдала фотоаппарат Паку, хотя он минут десять настойчиво дергал за ремешок свисающего с шеи «Никона». Потом с недовольной миной бросил свои попытки и, отойдя на несколько метров, принялся строить себе дневное гнездо, демонстративно прибивая руками траву к земле и всем своим видом показывая, что от этой работы его просто воротит. Затем небрежно плюхнулся в кое-как сложенное гнездо, и, в то время как остальные животные преспокойно отдыхали, он битый час кривлялся и скалил зубы. Чтобы успокоить недовольного подростка, я нарушила правило не давать гориллам посторонних предметов и сунула ему в руки номер журнала «National geographic». Меня поразило проворство, с каким Пак начал перелистывать страницы, с интересом рассматривая крупные фотографии с лицами. При этом он не издавал никаких звуков и нельзя было понять, доволен он или нет, но скука, во всяком случае, отлетела прочь.

  •  

… к величайшему изумлению, заметила сидящего поодаль и мастурбирующего Пака. Голова гориллы была закинута назад, глаза в экстазе — закрыты. Он с ухмылкой на устах поглаживал себя указательным пальцем правой руки в промежности. Минуты две наслаждался Пак, затем замер, привёл себя в порядок и побежал вслед за остальными животными. <…> Этот эпизод мне запомнился надолго. В первый и последний раз за всё время наблюдений мне довелось видеть на воле мастурбирующего гориллу. В результате этого акта Пак получил удовлетворение, хотя мастурбация — не совсем обычный способ отыграться за полученное от Бетховена дисциплинарное взыскание.

  •  

Однажды во время длительного дневного отдыха мне удалось увидеть от начала и до конца весь ритуал сближения Пентси с Икаром, отдыхавшим рядом с матерью и сестрами. Пентси улеглась рядом с молодым самцом и принялась гладить его по спине и голове тыльной стороной правой руки. В ответ Икар протянул руку и стал нежно поглаживать шерсть на её руке, а на его лице появилось выражение живого интереса. Через некоторое время он приподнялся, уселся и пристально уставился в глаза Пентси, вопросительно сморщив лоб и растянув губы в неуверенной улыбке. Потом сладострастно задрожав, он притянул её к себе за зад и слился с ней. Любовники глубоко вздыхали и нежно урчали, будто мурлыкая. Они совершенно забыли об Эффи, и о её любопытных отпрысках, ну и, конечно, обо мне.

  •  

Пабло ещё не исполнилось и трёх лет, как он стал проявлять живой интерес к половой жизни животных в группе. Он часто пытался рассматривать половые члены старших самцов, но в таких случаях Бетховен, Икар и Зиз обычно отпихивали его от себя. Многочисленные заигрывания с Поппи, которая была на двадцать месяцев моложе его, закончились тем, что он однажды прильнул к ней сзади. Такие игры вызывали у Пабло эрекцию, и он ложился на спину с загадочной улыбкой и начинал играть с внезапно появившейся игрушкой. Если в этот момент рядом оказывалась Поппи, она с интересом наблюдала за Пабло и иногда пробовала сей диковинный плод на язык.

Глава 5Править

  •  

… незадолго до Рождества ко мне неожиданно приехал руандийский директор парка в сопровождении нескольких служащих охраны. Его прибытие означало, что служба парка была готова взять на себя ответственность за борьбу с браконьерами. Можете себе представить мое потрясение, когда директор попросил помочь отловить детёныша гориллы в одной из изучаемых нами групп. Я потеряла дар речи. Сообщив, что ему никогда не приходилось бывать в парке до моего приезда в сентябре 1967 года, директор объяснил, что представители муниципалитета Кёльна (ФРГ), находящиеся с визитом в Руанде, хотят получить горную гориллу для городского зоопарка. В обмен они обещали подарить «лендровер» и выделить солидную сумму денег на природоохранные мероприятия в Вулканическом национальном парке. Директор изложил свою просьбу так спокойно, как будто спрашивал, который час.
Я обстоятельно объяснила, почему руандийские власти не должны соглашаться на подобную сделку. Пыталась также разъяснить, насколько крепки у горилл семейные узы, и подчеркнула, что, поскольку они не допустят, чтобы у них отобрали детёныша, многие из горилл погибнут в неизбежной стычке. Возможность массового убийства животных, однако, не смутила молодого чиновника, которому поручили добыть детёныша гориллы. Впрочем, ему было наплевать и на возможный международный резонанс, который мог быть вызван его действиями. Сначала мне показалось, что он задумался над моими словами и что я его убедила. По своей наивности я совершенно забыла о том, что для большинства чиновников гориллы представляли собой лишь предмет торговли, в обмен на который они могли получить требуемые политические или материальные блага. Охраной природы занимались люди, не имеющие соответствующей подготовки и совершенно равнодушные к проблемам защиты животных или территории парка от браконьеров и заморских гостей. Ни в одной из трех стран, делящих между собой область Вирунга, гориллы не стояли во главе повестки дня при обсуждении вопросов, связанных с охраной природы.
Как и ожидалось, рождественские праздники сопровождались многочисленными жертвами среди антилоп, буйволов и слонов. Но, насколько мне было известно, гориллы никогда не становились мишенью браконьеров. В феврале 1969 года изучение групп горилл, обитающих в районе Карисоке, и процесс их привыкания к людям протекали гладко. Даже вторжение скота и людей на территорию парка было сведено до минимума. И вдруг 4 марта в лагерь прибыл мой приятель из ближайшего города Рухенгери и сообщил, что шесть недель назад браконьеры изловили детёныша гориллы и тот сейчас сидит в маленькой клетке в кабинете директора. <…> И вдруг 4 марта в лагерь прибыл мой приятель из ближайшего города Рухенгери и сообщил, что шесть недель назад браконьеры изловили детёныша гориллы и тот сейчас сидит в маленькой клетке в кабинете директора.

  •  

Я задала несколько вопросов директору о том, как к нему попала эта горилла, думая только о том, как её быстрее доставить в лагерь. Каждая минута разговора отнимала минуту её жизни. Я не знала, удастся ли её спасти вообще. Без малейшего смущения директор признался, что пригласил в парк известного браконьера Муньярукико и велел ему собрать группу людей для поимки гориллы. Сколько и кому заплатили, я так и не узнала, но в тот момент мне было не до того. Браконьеры поднялись на гору Карисимби и выбрали группу горилл с детёнышем. Позднее я узнала, что при поимке было убито десять животных из этой группы.

  •  

На третий день любопытство, вызванное новым окружением, было частично удовлетворено, и её здоровье сразу ухудшилось. Такой переход всегда наблюдался у всех только что пойманных горилл, с которыми мне приходилось сталкиваться. У любого животного хватает мужества и воли к выживанию, но частенько сильная травма, вызванная попаданием в неволю, в сочетании с дурным обращением со стороны людей оказывается чрезмерной. Помощь обычно приходит слишком поздно.

Глава 7Править

  •  

Мне нередко задают вопрос, какой эпизод с гориллами я вспоминаю особенно охотно. На него очень трудно ответить, потому что каждый час, проведенный с ними, имеет свое очарование. Первый случай, когда мне показалось, что я столкнулась с неосязаемым сродством человека и обезьяны, произошел приблизительно через десять месяцев после того, как я начала работать в Карисоке. Пинатс, самый молодой самец в группе 8, кормился примерно метрах в пяти от меня, но вдруг перестал есть и уставился на меня. Выражение его глаз было совершенно непроницаемым. Зачарованная его взглядом, я ответила ему тем же, и мне казалось, что мои глаза выражают немой вопрос и полное расположение. Это незабываемое созерцание кончилось тем, что Пинатс глубоко вздохнул и не спеша продолжил свое занятие. Я же вернулась в лагерь, внутренне ликуя, и сразу составила телеграмму д-ру Лики: «Наконец принята гориллой за свою». Через девять лет после смерти д-ра Лики я узнала, что он несколько месяцев носил эту телеграмму с собой и даже взял её в поездку по Америке, когда его пригласили читать лекции. Мне сказали, что он с гордостью зачитывал её так же, как в свое время рассказывал о необыкновенном успехе Джейн Гудолл с шимпанзе.
Через два года после памятного обмена взглядами с Пинатсом он стал первой гориллой, которая притронулась ко мне. <…> Поскольку Пинатс выглядел совершенно миролюбивым, я улеглась на траву, медленно вытянула руку ладонью кверху и положила её на землю. Пристально посмотрев на мою руку, Пинатс встал, протянул руку и на секунду коснулся моих пальцев. В восторге от собственной смелости он дал волю чувствам, заколотив себя по груди, и вернулся к группе. С тех пор это место стало известно под названием «фаси я мкони» — место рук. Этот контакт, пожалуй, оставил самое яркое впечатление о жизни среди горилл.

Глава 8Править

  •  

Жадные до фотографий туристы и непрошеные профессионалы представляли для горилл почти такую же опасность, как и браконьеры. Одна французская киногруппа, о которой я уже упоминала, неотступно преследовала группу 5 на протяжении шести недель. В результате у Эффи случился выкидыш. Группе 5 пришлось покинуть свою свободную от браконьеров территорию и уйти в центральную часть парка, куда туристы не смели заглядывать, но где было много ловушек. Французская группа вернулась в Париж с триумфом и выпустила в эфир свой репортаж о гориллах, а группа 5 медленно оправлялась от вторжения галлов, и мои сотрудники выводили её из опасной зоны.

  •  

Боб Кэмпбелл был одним из редких посетителей Карисоке, имевших достаточное терпение, чтобы научить моих людей, доселе не видавших керосиновых ламп, поддерживать «лесных духов» в исправном состоянии, поскольку в Руанде ни ламп, ни запчастей к ним не достать. Так как одним из моих самых строгих правил было и остается то, что заметки, сделанные за день, должны быть отпечатаны на машинке и проанализированы в тот же вечер, исправность керосиновых ламп стала для меня просто идеей фикс. Примусы вели себя столь же капризно, но стояли на втором месте, поскольку приведение в порядок заметок было гораздо более важным делом, чем утоление голода. Голодное брюхо может и подождать, а впечатления о встречах с гориллами могут поблекнуть, если их немедленно не нанести на бумагу.

  •  

Национальное географическое общество продолжало оказывать щедрую помощь как самому Исследовательскому центру Карисоке, так и лично мне и моим африканским помощникам. А работающие над докторскими диссертациями стажеры получали финансовую поддержку от университета или организаций, с которыми они заключили договоры перед приездом в Карисоке. Когда возникала необходимость в дополнительном оборудовании или средствах для отдельных исследовательских работ, помощь любезно оказывалась Фондом Л. С. Б. Лики. Как Национальное географическое общество, так и Фонд Лики предоставляли средства на содержание научных работников общего профиля, хотя мне не нравилось просить деньги на их жалованье и дорожные расходы. Сама я не получала зарплаты, считая, что исследовательская работа является достаточным вознаграждением за труды.

Глава 9Править

  •  

Самца помоложе я назвала Дядюшкой Бертом за поразительное сходство с одним из моих родственников (я сделала это из самых добрых побуждений к моему дяде, но он мне этого не простил).

  •  

У новорожденных горилл кожа на теле обычно розовато-серая с розовыми островками на ушах, ладошках и пятках. Шерсть на теле может быть любого оттенка — от бурого до черного и растет клочками, кроме спины. Шерсть на голове чаще всего черная как смоль, короткая и гладкая, а лицо сморщенное, с выдающимся выростом на месте носа, похожим на поросячий пятачок. Уши оттопырены, а глаза в первый день жизни, как правило, косят или совсем закрыты. Конечности тонкие, как у паука, и пальцы на них, когда детёныши не цепляются за шерсть на брюхе матери, обычно сомкнуты в плотный комок. Для детёнышей характерны судорожные непроизвольные движения в поисках соска. Большую часть времени они проводят во сне.
На протяжении первого месяца жизни детёныши сосут грудь короткими сеансами, не дольше пятидесяти секунд, сопровождая этот процесс ищущими движениями головы. В течение первого года не отдается особого предпочтения той или иной груди, однако с возрастом левую грудь детёныши сосут почти в два раза чаше, чем правую. Когда мать передвигается, новорожденный детёныш обычно висит на ней, вцепившись в шерсть на брюхе. На отдыхе мать берет детёныша на руки или сажает на колени. По моим подсчетам, новорожденные весят около полутора килограммов, что составляет незначительную долю веса взрослых животных.

  •  

Игры, включая половые, относятся к тем действиям горилл, которые в присутствии наблюдателя подавляются в первую очередь, пока обезьяны не привыкнут к людям.

  •  

Как и у людей, матери-гориллы сильно отличаются друг от друга в обращении с детьми.

  •  

В большинстве случаев <гориллы> рожают ночью. По ночам гориллы обычно не двигаются с места, и ни одно животное не вмешивается в процесс родов. Опытные матери, как правило, рожают в одном гнезде, в котором потом можно обнаружить пропитанную кровью растительность, а иногда и куски плаценты. Самки, рожающие в первый раз или разрешающиеся от бремени мертвыми детёнышами <…> могут сооружать до пяти ночных гнезд подряд неподалеку от основного гнездилища группы.
При удачных родах живущие на воле самки обычно поедают большую часть, а иногда и всю плаценту, но, если родился мертвый детёныш, они её не трогают. Очевидно, матери и новорожденные извлекают какие-то выгоды для здоровья с точки зрения питания и санитарии, когда мать поедает плаценту, а затем и экскременты детёныша. Гориллы, живущие в неволе или искусственно созданной среде, обычно облизывают плаценту и съедают её лишь в редких случаях, но, насколько мне известно, никто не наблюдал, чтобы они в этих условиях поедали экскременты детёныша.
Мэйзи оказалась одной из первых самок, доказавших, что интервал между родами у горилл, рожающих в первый раз, гораздо дольше, чем у зрелых самок. Это связано с тем, что молодые самки имеют обыкновение метаться от одного серебристоспинного самца к другому перед тем, как сделать окончательный выбор и связать свою судьбу с одним партнером на всю жизнь. При частых переходах от одного самца к другому детёныши молодых самок имеют в три раза, больше шансов стать жертвами детоубийства, чем у матерей, проводящих все годы в одной и той же группе. Кроме того, «бродячим» самкам требуется некоторое время для установления прочных связей с новым партнером — эдакий период ухаживания, — особенно если у самца есть уже сложившийся гарем или он занимается поисками новых самок.

  •  

... сооружение дневных гнёзд. В возрасте восемнадцати месяцев детёныши уже обычно пытаются неумелыми движениями притаптывать траву или сгребать вокруг себя листья на время дневного отдыха. На протяжении первых трёх лет на сооружение гнёзд детёныши затрачивают около шести минут, потому что эта работа часто прерывается игрой с растениями. (Самому маленькому детёнышу, который без посторонней помощи построил себе ночное гнездо и спал в нем, было тридцать четыре месяца, а его мать должна была вот-вот родить.) Обычно детёныши продолжают строить небольшие ночные гнёзда, примыкающие к гнёздам матерей, в течение года после рождения младшего брата или сестренки. К тому времени, независимо от возраста, в котором они начали строить гнёзда, детёныши уже основательно набивают себе руку и могут сооружать отдельные гнёзда рядом с материнскими.

  •  

Умирающие гориллы часто прячутся в дуплах хагений,..

Глава 10Править

  •  

Уход Бравадо, Мэйзи и Мачо из группы 4 в 1971 году означал, что Диджит лишился трёх единокровных сестёр, партнёрш по играм в переходный период жизни — от подростка до взрослого черноспинного самца. Достигнув к этому времени возраста девяти лет, он был слишком стар, чтобы играть с однолетней Августом, сорокамесячной Симбой, сорокапятимесячным Тигром или пятилетней Папуз, но слишком юн для вступления в близкие отношения со старшими самками группы 4 — Старой Козой, Флосси и Петьюлой. Может быть, именно поэтому Диджит привязался к людям сильнее, чем любая другая горилла из изучаемых групп, имеющая братьев, сестер и сверстников.
У меня создалось впечатление, что Диджиту просто нравились ежедневные контакты с наблюдателями из Карисоке и они служили для него источником развлечений. Со временем выяснилось, что он отличает мужчин от женщин: на первых он игриво нападал и награждал их легкими оплеухами, а в присутствии вторых им овладевала застенчивость. Он всегда первым выбегал посмотреть, кто из наблюдателей прибыл в этот день. Ему нравилось, когда я приводила незнакомцев: в таких случаях он полностью игнорировал меня и изучал моих спутников, обнюхивая их или осторожно касаясь их одежды и волос. Если я приходила одна, он часто приглашал меня поиграть с ним, опрокидывался на спину, размахивал в воздухе своими короткими ногами и, глядя на меня с улыбкой, как бы спрашивал: «Неужели ты можешь устоять передо мной?» Должна признаться, что в такие моменты мои серьезные намерения заняться чисто научным исследованием молниеносно улетучивались.

  •  

Когда Титу исполнилось три года, он обнаружил, что если кистями обеих рук быстро ударять по отвисшей челюсти, можно выбивать ритмическую дробь при соприкосновении верхних зубов с нижними. Возникающие в результате звуки были столь же необычными, как и хлопанье в ладоши, к которому Августа пристрастилась семь лет назад.
Не исключено, что некоторые гориллы, не способные наладить нормальное общение со своими сородичами, вынуждены прибегать к необычным актам поведения, как бы компенсируя недостаток общения. Раскачивание молодого Диджита из стороны в сторону также могло быть вызвано теми же причинами, как и не совсем обычное поведение многих горилл, оказавшихся в неволе.
После того как мать покинула группу 4, Августа стала редко хлопать в ладоши, но, когда Тит начал бить себя по челюсти, она возобновила это занятие. Выступая вместе, они смахивали на уличных музыкантов. В солнечные спокойные дни их хлопки и клацанье зубами не раз заставляли Симбу, Клео и маленького Квели выделывать забавные пируэты. После того как Квели в течение нескольких месяцев пристально следил за тем, как Тит таким необычным способом привлекал к себе внимание, он тоже стал хлопать себя по челюсти каждый раз, когда с ним никто не хотел играть.

Глава 11Править

  •  

К тому времени, когда был убит Диджит, я уже проработала в Вирунге одиннадцать лет. За это время я встретила лишь горстку работников охраны парка и управления им, которые не пали жертвой всеобщего застоя и нездорового климата, сложившегося в их экономически неразвитых, перенаселенных странах. Ведь причина одной из бед области Вирунга состояла в том, что она была поделена между тремя странами, причем на повестке дня каждой из них стояли проблемы более насущные, нежели охрана диких животных. Я была согласна с Иэном, что возмущение общественности может привести к выделению значительных средств для охраны природы в пользу правительства Руанды, но вряд ли можно было ожидать, что значительная их часть пойдет на активное патрулирование территории против браконьеров. После поимки Коко и Пакер руандийские чиновники, связанные в то время со службой парка, получили и новые средства, и новенький «лендровер», но ни то, ни другое не было использовано для нужд парка. Я уже давным-давно убедилась в том, что денежная поддержка может дать результат для решения долгосрочных задач лишь при росте сознательности местного населения. Больше всего я боялась эдакой евангелической кампании «во имя спасения горилл», которая могла развернуться после обнародования смерти Диджита. Неужели Диджиту суждено было стать первым жертвенным агнцем на алтаре для выбивания денежных средств путем оглашения обстоятельств его смерти? Именно эти мысли довлели надо мной во время обсуждения с Иэном всех «за» и «против» огласки смерти Диджита.

  •  

Сотрудничество с властями крайне необходимо, особенно если ты являешься гостем страны. Ведь именно служащие охраны парка, а не я обладают юридически обоснованным правом задерживать браконьеров, и им всем бы не помешал дополнительный доход к месячной зарплате, эквивалентной шестидесяти долларам. Однако формально они подчиняются директору Вулканического национального парка, который, в свою очередь, подчиняется управляющему национальных парков Руанды и обосновался в Кигали. Служащие охраны парка регулярно получают зарплату независимо от того, появляются они в парке или нет, поэтому аспект личной материальной заинтересованности не всегда срабатывает. На протяжении многих лет я возвращалась в Руанду после недолгих отлучек в Америку, нагруженная ящиками с новыми ботинками, форменной одеждой, рюкзаками и палатками для служащих охраны. Я неоднократно пыталась привлечь местных жителей к активному патрулированию территории парка, используя Карисоке в качестве базы. Естественно, у меня охотно брали одежду и ботинки, с таким же удовольствием столовались в лагере и получали надбавку к зарплате, но от работавших спустя рукава охранников толку было мало. Единственное, о чем они думали, — это побыстрее вернуться в свои деревни и местные пивные бары, где они продавали ботинки более зажиточным руандийцам, чтобы купить пиво. От моей наивности не осталось и следа, когда я узнала, что наиболее активные браконьеры, промышлявшие в парке, наладили отношения со служащими охраны и за разрешение поохотиться в парке регулярно расплачивались с ними франками или мясом. Мне стало также известно, что все те, кого охранники якобы арестовывали в парке во время их пребывания в Карисоке, на самом деле оказывались друзьями или родственниками браконьеров, которым всегда удавалось бежать из-под конвоя по дороге в тюрьму. Я, скорее всего, заблуждалась, когда решила выдать охранникам дополнительное вознаграждение за каждого пойманного браконьера, вместо того чтобы платить поденно. Больше эту ошибку я не повторяла, нанимая посторонних людей, не имевших к парку никакого отношения. Они оказались единственными, кого я могла лично заинтересовать в честной и эффективной работе. Было также неразумно выплачивать премию за каждую принесенную в лагерь ловушку, ибо такая практика привела бы к изготовлению ловушек прямо в лагере в обмен на награду.

  •  

Приведение законов в действие и есть активизация мер по охране природы.

Глава 12Править

  •  

Иностранцы вряд ли могут ожидать, что средний руандиец, проживающий рядом с границей Вулканического национального парка и выращивающий пиретрум по четыре цента за фунт, будет просыпаться по утрам, любоваться величественной красотой вулканов и беспокоиться о судьбе поставленных под угрозу вымирания животных, обитающих в окутанных туманом горах. Как европейцу, заблудившемуся в пустыне, видится мираж, так и руандиец видит стройные ряды картофеля, фасоли, кукурузы и табака вместо массивных хагений. И он по праву возмущен тем, что ему не разрешают вторгнуться в парк, чтобы осуществить свою заветную мечту.
Американские и европейские концепции охраны природы, особенно животных, чужды африканским крестьянам, уже превысившим пределы производительности своих земель. Было бы гораздо эффективнее разъяснять им, что горную среду необходимо охранять как водосборный бассейн. Крестьянам нужно знать не столько то, что иностранцы думают о гориллах, то, что 10 % всех осадков, выпадающих в Руанде, собираются в районе Вирунга и медленно стекают на их нижерасположенные поля. Судьба каждой крестьянской семьи, взятой в отдельности, зависит от сохранения Вулканического национального парка. Сельскохозяйственное освоение этого важного водосборного бассейна положит конец настоящим и будущим урожаям. Если роль экосистемы в жизни людей будет осознана, а её сохранению уделено должное внимание, что сегодня ещё не делается, то и тропический лес получит шанс на выживание, а значит, и обитающие в нем животные, и люди, зависящие от него. Как страна, которая сможет значительно выиграть в социальном и экономическом отношении от активного сохранения земельных ресурсов, Руанда могла бы стать прекрасным примером для Заира и Уганды и, сотрудничая с ними, смогла бы обеспечить будущее Вирунги на благо всем трем государствам.

ЭпилогПравить

  •  

Среди экологов, экономистов, социологов и журналистов наметилась тенденция более реалистично подходить к решению сложных проблем развивающихся стран, чем это делали теоретики прошлого. Эта положительная тенденция находит всё большее выражение в охране природы Африки, где до недавних пор устаревшие методы не учитывали всех сложностей, связанных с местной бюрократией, насущными нуждами населения, а также той или иной степенью коррупции чиновников. Такое неведение реальных условий приводило лишь к кратковременным вспышкам дипломатической деятельности, которая не вызывала энтузиазма и заинтересованности среди тех, от кого непосредственно зависело будущее диких животных в той или иной стране. Пытаясь навязать мысль о том, что дикая фауна — бесценное достояние, иностранцы забывали, что для большей части местного обнищавшего и инертного населения дикие животные всего лишь неприятная помеха и их можно терпеть постольку, поскольку они сулят получение какой-либо экономической выгоды в виде бивней, мяса или шкур.
С другой стороны, развитие туризма, если к нему подойти рационально, могло бы стать прибыльным делом в масштабе всей страны и заставить сторонников извлечения непосредственных выгод от охоты на животных поступиться своими интересами в пользу большинства. Этой цели можно добиться в Африке, континенте, где бытуют племенные разногласия, протекция и четкие классовые различия, только усилиями последовательных, бескомпромиссных энтузиастов, способных выдвинуть на первый план интересы животных.
Конечно, для животных, находящихся под угрозой полного исчезновения, каждый день имеет значение, идет ли речь о 242 горных гориллах в Африке, 1000 гигантских панд в Китае или 187 гризли в Северной Америке. Шансы этих видов на выживание вряд ли повысятся благодаря развитию туризма по сравнению с более оперативными действиями, которые можно предпринять. Активные меры по охране природы включают в себя частое патрулирование территории в зонах обитания диких животных с целью уничтожения ловушек и конфискации оружия браконьеров, неуклонное выполнение природоохранных законов, определение численности животных в районах их размножения и кормежки, а также надежную защиту ограниченной среды обитания от вторжения человека. Такие повседневные меры без блеска и звука фанфар, никому не сулящие наживы, пока ещё дают шанс для выживания постепенно исчезающих обитателей леса.
В то же время меры по активной охране природы должны сочетаться с долгосрочными программами действий.

ПереводПравить

В. Г. Вопян, А. М. Григорьев, 1990.