Бесславные ублюдки (фильм, 2009)

фильм Квентина Тарантино

«Бессла́вные ублю́дки» (англ. Inglourious Basterds) — фильм режиссёра и сценариста Квентина Тарантино. Съёмки фильма начались осенью 2008 года во Франции и Германии, премьера состоялась на Каннском кинофестивале в 2009 году. Действие картины, в которой снялись Брэд Питт, Майк Майерс, Элай Рот и Кристоф Вальц, происходит во Франции во время Второй мировой войны.

Бесславные ублюдки (фильм, 2009)
Inglourious basterds.jpg
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Wikinews-logo.svg Новости в Викиновостях

ЦитатыПравить

  •  

Штандартенфюрер Ганс Ланда: Обожаю слухи! В фактах легко запутаться, а слух — будь то правда или ложь — выдаёт с головой.

 

Col. Hans Landa: I love rumors! Facts can be so misleading, but rumors, true or false, are often revealing.

  •  

Штандартенфюрер Ганс Ланда: Одна редкая черта позволяет мне столь удачно охотиться на евреев. Я в отличие от большинства немецких солдат умею думать как еврей. Остальные же думают лишь как немцы, а точнее, как немецкие солдаты.

 

Col. Hans Landa: The feature that makes me such an effective hunter of the Jews is, as opposed to most German soldiers, I can think like a Jew, where they can only think like a German … more precisely, German soldier.

  •  

— Вернер, знаешь, что такое «сядь»?
— Да.
— Ну так сядь.

  •  

Гитлер: И передай всем, чтобы Жида-медведя больше никто не звал Жидом-медведем!

  •  

Йозеф Геббельс: [на немецком; субтитры] Только отродья рабов позволили Америке добиться успеха в спорте. Олимпийское золото американцев пропитано негритянским потом.

 

Joseph Goebbels: [in German; subtitled] It's only the offspring of slaves that allows America to be competitive athletically. American Olympic gold can be measured in Negro sweat.

  •  

— Мне никто не говорил, что наше рандеву — в сраном подвале.
— Здесь тихо и без немцев.
— В подвале трудно держать оборону. На это есть множество причин, и одна из них — это то, что мы, чёрт возьми, в подвале!

  •  

Моя честь — верность — Надпись на ноже

  •  

Лейтенант Арчи Хикокс: В аду есть специальная печь для тех, кто не допивает свой скотч!

 

Lt. Archie Hicox: There's a special rung in hell reserved for people who waste good scotch.

  •  

Бриджит фон Хаммерсмарк: Я знаю, это глупый вопрос, и ответ известен… Но вы — американцы — кроме английского ещё хоть один язык знаете?

 

Bridget von Hammersmark: I know this is a silly question before I ask it, but can you Americans speak any other language besides English?

  •  

— Ютивич, ты за мир?
[срезая скальп] О да, я за мир!
— Я тебя понимаю.

  •  

По-моему, Ютивич, это тянет на шедевр.

  •  

Гитлер: Есть жвачка?

  •  

Штурмбанфюрер Дитер Хелльштром: Я пас. Я люблю скотч, а скотч меня — нет.

  •  

Альдо Рейн: Если честно, мы рады, что ты упёрся рогом. Поглазеть, как Донни вышибает из вашего брата мозги — как в кино сходить!

ТеглайныПравить

  •  

Они мстят бодро, весело, со вкусом

МонологиПравить

  •  

Альдо Рейн: Меня зовут лейтенант Альдо Рейн я собираю особый отряд. И мне требуется 8 солдат. 8 настоящих американских евреев. Нас забросят во Францию под видом штатских. И на вражеской территории как заправские партизаны мы займёмся одним делом и только одним. Будем мочить нацистов. Не знаю, как вы, но я, чёрт возьми, спустился с грёбаных Аппалачей, пересек 5000 миль по воде, прополз на брюхе пол Сицилии и прыгнул как вошь из самолёта не для того, чтобы учить нацистов морали. Нацисты вообще не люди. Они марионетки и гонители евреев, убийцы и маньяки, и их надо уничтожать. Каждый подонок напяливший нацисткую форму сдохнет. Я прямой потомок первопроходца Джима Бриджета, а значит во мне считай индейская кровь. Короче мы позаимствуем боевую тактику у апачи. Мы будем жестоки к немцам и пусть наша жестокость внушает им ужас. Они познают нашу жестокость по выпотрошенным, расчленённым, обезображенным телам, братьев попавшим к нам. И немцы задрожат от ужаса, думая о той боли, что пережили их братья от рук наших от сапог наших, лезвий наших ножей, и мы будем снится немцам. Немцев будет тошнить от нас. Немцы будут боятся нас. И ночами закрывая глаза и погружаясь в кошмары, порождённые их злодействами они в ужасе вспомнят что мстим мы. Что радует. Это я и хотел услышать. Но я хотел предупредить будущих героев. У каждого под моим началом есть должок. И вы должны мне лично. Каждый солдат в моём отряде должен мне сотню нацистских скальпов. Я жду эти скальпы. Каждый добудет мне по сотне нацистских скальпов снятых с сотни мёртвых нацистов. Если не сдохнет раньше.
.

 

Lt. Aldo Raine My name is Lt. Aldo Raine and I'm putting together a special team, and I need me eight soldiers. Eight Jewish-American soldiers. Now, y'all might've heard rumors about the armada happening soon. Well, we'll be leaving a little earlier. We're gonna be dropped into France, dressed as civilians. And once we're in enemy territory, as a bushwhackin' guerrilla army, we're gonna be doin' one thing and one thing only... killin' Nazis. Now, I don't know about y'all, but I sure as hell didn't come down from the goddamn Smoky Mountains, cross five thousand miles of water, fight my way through half of Sicily and jump out of a fuckin' air-o-plane to teach the Nazis lessons in humanity. Nazi ain't got no humanity. They're the foot soldiers of a Jew-hatin', mass murderin' maniac and they need to be dee-stroyed. That's why any and every son of a bitch we find wearin' a Nazi uniform, they're gonna die. Now, I'm the direct descendant of the mountain man Jim Bridger. That means I got a little Injun in me. And our battle plan will be that of an Apache resistance. We will be cruel to the Germans, and through our cruelty they will know who we are. And they will find the evidence of our cruelty in the disemboweled, dismembered, and disfigured bodies of their brothers we leave behind us. And the German won't not be able to help themselves but to imagine the cruelty their brothers endured at our hands, and our boot heels, and the edge of our knives. And the German will be sickened by us, and the German will talk about us, and the German will fear us. And when the German closes their eyes at night and they're tortured by their subconscious for the evil they have done, it will be with thoughts of us they are tortured with. Sound good?That's what I like to hear. But I got a word of warning for all you would-be warriors. When you join my command, you take on debit. A debit you owe me personally. Each and every man under my command owes me one hundred Nazi scalps. And I want my scalps. And all y'all will git me one hundred Nazi scalps, taken from the heads of one hundred dead Nazis. Or you will die tryin'.

СсылкиПравить