Три мушкетёра: различия между версиями

26 байт добавлено ,  10 лет назад
кричал там много раз подряд в фильме только, который от книги далёк сильно.. вступление из [[w:Три мушкетёра|статьи Википедии «Три мушкетё
(кричал там много раз подряд в фильме только, который от книги далёк сильно.. вступление из [[w:Три мушкетёра|статьи Википедии «Три мушкетё)
[[Файл:Dartagnan-musketeers.jpg|thumb]]
{{Википедия}}
'''«Три мушкетёра»''' ({{lang-fr|Les trois mousquetaires}}) — роман [[Александр Дюма|Александра Дюма-отца]], написанный в 1844 году.
* Один за всех и все за одного!
Книга посвящена приключениям молодого человека по имени [[w:д'Артаньян|д'Артаньян]], покинувшего дом, чтобы стать [[w:королевские мушкетёры|мушкетёром]], и трёх его друзей-мушкетёров [[w:Атос|Атоса]], [[w:Портос|Портоса]] и [[w:Арамис|Арамиса]].
 
История продолжается в двух других романах трилогии: «[[Двадцать лет спустя]]» и «[[Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя]]».
 
== Цитаты ==
* Смеётся над конём тот, кто не осмелится смеяться над его хозяином!
* Не всякий бой можно выиграть. Великий Помпей проиграл Фарсальскую битву, а король Франциск Первый, который, как я слышал, кое-чего стоил, — бой при Павии.
* Постарайтесь не заставить меня ждать. В четверть первого я вам уши на ходу отрежу. — Отлично, явлюсь без десяти двенадцать!
* Париж, черт возьми, не вымощен батистовыми платочками.
* Как? Ваш первый секундант — господин Портос?
* Я дерусь просто потому, что я дерусь.
* Шпаги в ножны, господа! Шпаги в ножны!
* Скучно, сударь! Давайте поскучаем вместе.
* Кто спит — обедает.
* О, боже, сколько предосторожностей ради изучения богосло]виябогословия!
* Будь вино плохое, начальник стражи, быть может, усомнился бы в искренности д’Артаньяна, но вино было хорошее, и он поверил.
* Тонкий, сверкающий белизной чулок, кружевной воротничок, изящная туфелька, красивая ленточка в волосах не превратят уродливую женщину в хорошенькую, но хорошенькую сделают красивой, не говоря уж о руках, которые от всего этого выигрывают. Руки женщины, чтобы остаться красивыми, должны быть праздными.
* Весьма сожалею, сударь, но я прибыл первым и не пройду вторым. — Весьма сожалею, сударь, но я прибыл вторым, а пройду первым.
* Вот это за Атоса! Вот это за Портоса! Вот это за Арамиса!
*  — Мы говорим: ''«Горд, как шотландец»'', — вполголоса произнёс герцог.<br /> — А мы говорим: ''«Горд, как гасконец»'', — ответил Д’Артаньян. — Гасконцы — это французские шотландцы.
*  — Все погибло! — воскликнул герцог, побледнев как смерть.<br /> — Не хватает двух подвесок. Их осталось всего десять.
*  — Мы говорим: ''«Горд, как шотландец»'', — вполголоса произнёс герцог.<br /> — А мы говорим: ''«Горд, как гасконец»'', — ответил Д’Артаньян. — Гасконцы — это французские шотландцы.
* Сударыня, почему же, позвольте вас спросить, вы не надели алмазные подвески? Ведь вы знали, что мне было бы приятно видеть их на вас.
* Один за всех и все за одного!
* После награды за преданность должна была прийти награда за любовь.
* Когда я счастлив, мне хочется, чтобы были счастливы все кругом, но, по-видимому, это невозможно.
* Желаю вам повеселиться! — отвечал Бонасье замогильным голосом.
* У пистолей, молодой человек, нет имени, а у этого перстня имя есть, страшное имя, которое может погубить того, кто носит его на пальце.
* Не надо смешивать осторожность с трусостью, сударь. Осторожность — это добродетель.
* Мир — это склеп, и ничего больше.
* Oн только улыбался, слыша латинские выражения, которыми щеголял Арамис и которые якобы понимал Портос; два или три раза, когда Арамис допускал какую-нибудь грамматическую ошибку, ему случалось даже, к величайшему удивлению друзей, поставить глагол в нужное время, а существительное в нужный падеж.
* Вы ранены? <br />— Я? Ничуть не бывало. Я мертвецки пьян, вот и все.
* Я хочу сказать, что любовь — это лотерея, в которой выигравшему достается смерть! Поверьте мне, любезный д’Артаньян, вам очень повезло, что вы проиграли! Проигрывайте всегда — таков мой совет.
* Разучилась пить молодёжь, — сказал Атос, глядя на него с сожалением, — а ведь этот ещё из лучших!
* Сопротивляться было невозможно — от сопротивления всегда столько шума, — и Кэтти уступила.
* Вот уже третий раз я пишу вам о том, что люблю вас. Берегитесь, как бы в четвёртый раз я не написала, что я вас ненавижу.
* ''О, вы не любите меня!'' — вскричала Кэтти. — ''Как я несчастна!''<br />На этот упрёк есть один ответ, который всегда вводит женщин в заблуждение. Д’Артаньян ответил так, что Кэтти оказалась очень далека от истины.
* Обычно люди обращаются за советом, — говорил Атос, — только для того, чтобы не следовать ему, а если кто-нибудь и следует совету, то только для того, чтобы было кого упрекнуть впоследствии.
* Понимаю. Чтобы разыскать одну женщину, вы ухаживаете за другой: это самый длинный путь, но зато и самый приятный.
* Если бы вы имели дело только с четырьмя мужчинами, д’Артаньян, я отпустил бы вас одного. Вы же будете иметь дело с этой женщиной — так поедем вчетвером, и дай бог, чтобы всех нас, да еще с четырьмя слугами в придачу, оказалось достаточно!
*  — Засвидетельствуйте мое почтение кардиналу.<br /> — А вы — мое почтение сатане. — Миледи и Рошфор обменялись улыбками и расстались.
*  — Констанция! Констанция! — крикнул д’Артаньян.
*  — Мне думается, однако, — заметил лорд Винтер, — что если нужно принять какие-нибудь меры против графини, то это мое дело: она моя невестка.<br />— И мое, — сказал Атос, — она моя жена.
*  — Нам нужна, — ответил Атос, — Шарлотта Баксон, которую звали сначала графиней де Ла Фер, а потом леди Винтер, баронессой Шеффилд.
* Атос поднял руку.<br /> — Шарлотта Баксон, графиня де Ла Фер, леди Винтер, — произнес он, — ваши злодеяния переполнили меру терпения людей на земле и бога на небе. Если вы знаете какую-нибудь молитву, прочитайте ее, ибо вы осуждены и умрете.
*  — Потому что я не хочу умирать! — воскликнула миледи, пытаясь вырваться из рук палача. — Потому что я слишком молода, чтобы умереть!<br /> — Женщина, которую вы отравили в Бетюне, была еще моложе вас, сударыня, и, однако, она умерла, — сказал д’Артаньян.<br /> — Я поступлю в монастырь, я сделаюсь монахиней… — продолжала миледи. — Вы уже были в монастыре, — возразил палач, — и ушли оттуда, чтобы погубить моего брата.
*  — Д’Артаньян! Д’Артаньян! — крикнула она. — Вспомни, что я любила тебя!
*  — Ваше помилование? — удивился Ришелье.- А кем оно подписано? Королем? — Кардинал произнес эти слова с особым оттенком презрения.
* Друг мой, для Атоса это слишком много, для графа де Ла Фер, — слишком мало.
* - Я прощаю вам, - сказал он, - все зло, которое вы мне причинили. Я прощаю вам мою разбитую жизнь, прощаю вам мою утраченную честь, мою поруганную любовь и мою душу, навеки погубленную тем отчаянием, в которое вы меня повергли! Умрите с миром!
 
 
[[Категория:Прозаические произведения]]