Три мушкетёра: различия между версиями

346 байт добавлено ,  11 лет назад
Нет описания правки
{{Википедия}}
* Один за всехвс[ех и все за одного!
 
* Смеётся над конём тот, кто не осмелится смеяться над его хозяином!
* Не всякий бой''' можно выиграть. Великий ПомпейПомпе проиграл Фарсальскую битву, а король Франциск Первый, который, как я слышал, кое-чего стоил, — бой при Павии.'''
* Постарайтесь не заставить меня ждать. В четверть первого я вам уши на ходу отрежу. — Отлично, явлюсь без десяти двенадцать!
* Париж, черт возьми, не вымощен батистовыми платочками.
* Скучно, сударь! Давайте поскучаем вместе.
* Кто спит — обедает.
* О, боже, сколько предосторожностей ради изучения богословиябогосло]вия!
* Будь вино плохое, начальник стражи, быть может, усомнился бы в искренности д’Артаньяна, но вино было хорошее, и он поверил.
* Тонкий, сверкающий белизной чулок, кружевной воротничок, изящная туфелька, красивая ленточка в волосах не превратят уродливую женщину в хорошенькую, но хорошенькую сделают красивой, не говоря уж о руках, которые от всего этого выигрывают. Руки женщины, чтобы остаться красивыми, должны быть праздными.
* Весьма сожалею, сударь, но я прибыл первым и не пройду вторым. — Весьма сожалею, сударь, но я прибыл вторым, а пройду первым.
* Вот это за Атоса! Вот это за Портоса! Вот это за Арамиса!
*  — Все погибло! — воскликнул герцог, побледнев как смерть.<br />  — Не хватает двух подвесок. Их осталось всего десять.
*  — Мы говорим: ''«Горд, как шотландец»'', — вполголоса произнёс герцог.<br />  — А мы говорим: ''«Горд, как гасконец»'', — ответил Д’Артаньян. — Гасконцы — это французские шотландцы.
* Сударыня, почему же, позвольте вас спросить, вы не надели алмазные подвески? Ведь вы знали, что мне было бы приятно видеть их на вас.
* После награды за преданность должна была прийти награда за любовь.
* Она смотрела на часы, вставала, снова садилась и улыбалась д’Артаньяну с таким видом, который говорил: ''«Вы, конечно, очень милы, но будете просто очаровательны, если уйдёте!»''
* Сердце лучшей из женщин безжалостно к страданиям соперницы.
*  — Такие женщины, как я, не плачут, — сказала миледи.
*  — Итак… — ответил д’Артаньян, нагибаясь к уху Атоса и понижая голос, — итак, миледи заклеймена на плече цветком лилии.
*  — Послушайте, — сказал д’Артаньян, — вы уверены, что та женщина действительно умерла?
*  — А Бастилия? — спросил Арамис.<br /> — Подумаешь! Вы вытащите меня оттуда, — сказал д’Артаньян.
*  — Так вы богаты? — удивился Арамис.<br /> — Богат, богат, как Крез, дорогой мой! — И д’Артаньян забренчал в кармане остатками своих пистолей.
* Четыре товарища пустились в путь: Атос на лошади, которой он был обязан своей жене, Арамис — любовнице, Портос — прокурорше, а д’Артаньян — своей удаче, лучшей из всех любовниц.
* В таком случае я скажу вашему высокопреосвященству, что все мои друзья находятся среди мушкетёров и гвардейцев короля, а враги, по какой-то непонятной роковой случайности, служат вашему высокопреосвященству, так что меня дурно приняли бы здесь и на меня дурно посмотрели бы там, если бы я принял ваше предложение, ваша светлость.
* Атос глубоко задумался и ничего не ответил. Однако, когда они остались вдвоём, он сказал другу: — ''Вы сделали то, что должны были сделать, д’Артаньян, но быть может, вы совершили oшибку.'' Д’Артаньян вздохнул, ибо этот голос отвечал тайному голосу его сердца, говорившему, что его ждут большие несчастья.
* Ничего не поделаешь! За неимением шампанского и шамбертена, придётся вам удовольствоваться анжуйским.
*  — Атос, Атос, уверяю вас, это ваша жена! — повторял д’Артаньян. — Неужели вы забыли, как сходятся все приметы?<br />  — И все-таки я думаю, что та, другая, умерла. Я так хорошо повесил ее…
*  — Я только временно состою в мушкетёрах, — со смирением сказал Арамис.<br />  — По-видимому, он давно не получал известий от своей любовницы, — прошептал Атос. — Не обращайте внимания, это нам уже знакомо.
*  — Я, ваша светлость, — сказал Атос, — даже и не прикоснулся к шпаге — я просто взял своего противника в охапку и вышвырнул его в окно… Кажется, при падении, — продолжал Атос с некоторым колебанием, — он сломал себе ногу.
* Открыто и честно… — повторила миледи с едва уловимым оттенком двусмысленности.
* Если он будет упорствовать… — Кардинал сделал паузу, потом снова заговорил: — Если он будет упорствовать, тогда я буду надеяться на одно из тех событий, которые изменяют лицо государства.
*  — Так вы думаете, что пожар палаты суда не был случайностью? — осведомился Ришелье таким тоном, точно он задал вопрос, не имеющий ни малейшего значения.
*  — Да, миледи, — ответил Атос, — граф де Ла Фер, собственной персоной, нарочно явился с того света, чтобы иметь удовольствие вас видеть. Присядем же и побеседуем, как выражается господин кардинал.
*  — Да, ад воскресил вас, — продолжал Атос, — ад сделал вас богатой, ад дал вам другое имя, ад почти до неузнаваемости изменил ваше лицо, но он не смыл ни грязи с вашей души, ни клейма с вашего тела!
*  — Д’Артаньян жестоко оскорбил меня, — глухим голосом сказала миледи, — Д’Артаньян умрёт.
* То, что сделал предъявитель сего, сделано по моему приказанию и для блага государства.
*  — А теперь… — сказал Атос, закутываясь в плащ и надевая шляпу, — теперь, когда я вырвал у тебя зубы, ехидна, кусайся, если можешь!
* Каналья трактирщик! Всучил нам анжуйское вместо шампанского и воображает, что нас можно провести!..
*  — Но раз она попалась тебе в руки, почему ты ее не утопил, не задушил, почему не повесил? — спросил Портос. — Ведь мёртвые не возвращаются обратно.<br />  — Вы так думаете, Портос? — заметил Атос с мрачной улыбкой, значение которой было понятно только д’Артаньяну.
* А знамя, черт побери! Нельзя оставлять знамя неприятелю, даже если это просто салфетка.
* Все тот же юный хитрец! Положительно необходимо, чтобы эта четвёрка друзей перешла ко мне на службу.
* Любезный кузен! Вот вам разрешение моей сестры взять нашу юную служанку из Бетюнского монастыря, воздух которого, по вашему мнению, вреден для нее.
* Если бы вы имели дело только с четырьмя мужчинами, д’Артаньян, я отпустил бы вас одного. Вы же будете иметь дело с этой женщиной — так поедем вчетвером, и дай бог, чтобы всех нас, да еще с четырьмя слугами в придачу, оказалось достаточно!
*  — Засвидетельствуйте мое почтение кардиналу.<br />  — А вы — мое почтение сатане. — Миледи и Рошфор обменялись улыбками и расстались.
*  — Констанция! Констанция! — крикнул д’Артаньян.
*  — Мне думается, однако, — заметил лорд Винтер, — что если нужно принять какие-нибудь меры против графини, то это мое дело: она моя невестка.<br />— И мое, — сказал Атос, — она моя жена.
*  — Нам нужна, — ответил Атос, — Шарлотта Баксон, которую звали сначала графиней де Ла Фер, а потом леди Винтер, баронессой Шеффилд.
*  — Лилльский палач! Лилльский палач! — выкрикивала миледи, обезумев от страха и цепляясь руками за стену, чтобы не упасть.
* Атос поднял руку.<br /> — Шарлотта Баксон, графиня де Ла Фер, леди Винтер, — произнес он, — ваши злодеяния переполнили меру терпения людей на земле и бога на небе. Если вы знаете какую-нибудь молитву, прочитайте ее, ибо вы осуждены и умрете.
*  — Потому что я не хочу умирать! — воскликнула миледи, пытаясь вырваться из рук палача. — Потому что я слишком молода, чтобы умереть!<br />  — Женщина, которую вы отравили в Бетюне, была еще моложе вас, сударыня, и, однако, она умерла, — сказал д’Артаньян.<br />  — Я поступлю в монастырь, я сделаюсь монахиней… — продолжала миледи. — Вы уже были в монастыре, — возразил палач, — и ушли оттуда, чтобы погубить моего брата.
*  — Д’Артаньян! Д’Артаньян! — крикнула она. — Вспомни, что я любила тебя!
*  — Ваше помилование? — удивился Ришелье.- А кем оно подписано? Королем? — Кардинал произнес эти слова с особым оттенком презрения.
* Друг мой, для Атоса это слишком много, для графа де Ла Фер, — слишком мало.
 
[[Категория:Прозаические произведения]]
[[Категория:Литературные произведения по алфавиту]]
<nowiki><math>Вставляйте сюда неотформатированный текст.</math><math>[[Медиа:Вставьте сюда формулу]]<nowiki><nowiki>Вставляйте сюда неотформатированный текст.</nowiki></nowiki></math></nowiki>
Анонимный участник