Язычник эры Водолея: различия между версиями

195 байт добавлено ,  1 месяц назад
Нет описания правки
(Новая страница: ««'''Язычник эры Водолея'''» — книга мемуаров и интервью Михаил Задорнов|Михаила Задорнов…»)
 
 
== Цитаты ==
===Глава 1. Родительский день===
{{Q|В ресторане [[w:Центральный дом литераторов|Центрального дома литераторов]] в конце 1980-х годов — отец ещё был жив — ко мне подошелподошёл маститый, я бы даже сказал, матёрый советский писатель и спросил, не потомок ли я того Николая Задорнова, который писал такие интересные исторические романы. Я ответил: «Да, потомок. Точнее сын. Ведь сын — это потомок». Он удивился: «Как, разве [[Николай Задорнов]] жил не в XIX веке?»
Я понимаю, почему так об отце думали маститые и матёрые советские писатели. Он никогда не принимал участие в борьбе между писательскими группировками, не подписывался ни под какими воззваниями, не дружил с кем-то против кого-то, чтобы засветить себя в правильном списке. Его имя только однажды упомянули в некрологе, когда умер [[Александр Александрович Фадеев|Александр Фадеев]]. Отец рассказывал, что потом ему звонили друзья и поздравляли с небывалым успехом. Ведь возглавляли список подписавшихся под некрологом члены ЦК! Но самое главное, отец практически не бывал в ресторане [[w:Центральный дом литераторов|ЦДЛ]]! А тех, кого там не видели, считали жившими в прошлом веке. Это ли не комплимент достоверности его романов!|Комментарий=с. 17|Автор=телеинтервью, 1995}}
 
{{Q|«[[Амур-батюшка]]» был написан в Комсомольске-на-Амуре до войны. Когда отец привёз рукопись в Москву, советские редакторы отказались её печатать, так как была востребована литература только откровенно героическая. Каким-то образом роман попал на стол к А. Фадееву. Фадеев прочитал, понял, что даже его советов издательство не послушает, хотя он был секретарём Союза писателей СССР. В надежде, что будет одобрено свыше, передал Сталину[[Сталин]]у.
Шла война. Несмотря на это, «хозяин» приказал немедленно «Амур-батюшку» напечатать. Даже в издательстве были удивлены. В романе нет героев войны, секретарей обкомов, комиссаров, призывов «За Родину! За Сталина!»…
Позже Фадеев по секрету рассказал моей маме, когда был у нас в гостях в Риге, что ему сказал [[Сталин]] по поводу «Амур-батюшки»: «Задорнов показал, что эти земли исконно наши. Что они осваивались трудовым человеком, а не были завоеванызавоёваны. Молодец! Нам в наших будущих отношениях с Китаем его книги очень пригодятся. Надо издать и отметить!»|Комментарий=с. 18-19|Автор=предисловие к «Амуру-батюшке» и «Золотой лихорадке»}}
 
{{Q|Когда недавно в одном из московских детских домов я посоветовал детям прочитать [[«Фрегат «Паллада»]], кто-то из детей спросил: «А там про гоблинов написано?»
Бедное поколение, оглушённое Голливудом[[Голливуд]]ом, попсой и реалити-шоу. Сколько же недополучит оно в жизни счастливых моментов, если, слушая музыку из семи нот, слышит всего три?|Комментарий=с. 22|Автор=интервью, после 1993}}
 
{{Q|{{comment|Отец пытался|около 1989}} переубедить меня:
 
{{Q|— О [[Маяковский|Маяковском]], <…> когда они проходили его в школе, такой вопрос, помню, задала, что я онемел: «Папа, а Маяковский что, прикалывался в стихах?» «Почему?» «Ну разве мог он написать всерьёз: [[s:Стихи о советском паспорте (Маяковский)|«Я достаю из широких штанин дубликатом бесценного груза»]] — это явный прикол!» <…>
Я после её слов впервые задумался. А вдруг она права? Может, Маяковский, будучи словесным эквилибристом, и правда ходил по лезвию бритвы, издеваясь во многих стихах над кондовой совдепостью[[совдеп]]остью? А совдепия за его яркими образами и сочными метафорами не распознала души поэта-пересмешника? Может, это и стало главным разочарованием поэта, что его памфлеты приняли за панегирики?<ref name="и">Интервью Рите Трошкиной, 2005.</ref>|Комментарий=с. 45|Автор=«Меня воспитывает моя дочь»}}
 
{{Q|С одним из российских капиталистов с большим человеческим лицом у меня произошёл спор. <…> Он утверждал, что только сейчас наступило по-настоящему благородное нравственное для России время. И что в этом заслуга сегодняшних демократов. Я напомнил ему, что тот же [[w:Магнитогорский металлургический комбинат|Магнитогорский комбинат]], с которого он имеет свои бабки, между прочим, был построен советской властью, по распоряжению Сталина. И так построен, что до сих пор приносит прибыль. <…> Возражение было обычным: мол, Сталин всё это построил на крови, погубив тысячи людей. Тут я не вытерпел: «Но он с этого не имел бриллиантовых мушек на своём собственном ружье, не откладывал себе в оффшорных банках на счета ворованных денег. Да, эти заводы построены на крови. Но вы-то, сегодняшние «демократы», имеете свои деньги именно с этой крови. Вы ещё страшнее Сталина!»
Вернувшись в Москву, я разговаривал с одним из здешних банкиров[[банкир]]ов. Спросил его, неужели нельзя ввести в государстве такой закон, чтобы хозяева предприятий имели право брать себе только некий процент от прибыли? 10 или 20 процентов. А государству проследить за тем, чтобы они этот закон исполняли. Банкир мне ответил, почти не думая: «Конечно, всё можно. Правда, всё равно украдут. Но если государство правильно наладит контроль за финансовыми потоками, то украдут не более 10 процентов». Это будет, как в цивилизованных странах, что означает — в пределах евростандарта воровства.<ref name="и"/>|Комментарий=с. 47|Автор=там же}}
 
===Глава 2. О тех, кто [[Не дайте себе засохнуть!!!|не дал засохнуть]]===
{{Q|… поскорее запустить в нашей лаборатории, где я работал инженером, новую, запатентованную нашей группой форсунку с тангенциальным входом топлива для форсажной камеры двигателя самолетасамолёта! Шутка ли, моя фамилия в Патентной библиотеке значилась среди изобретателей подающей надежды форсунки. Смысл её был в том, чтобы впрыскивать в камеру сгорания топливо в паровой фазе. Это увеличило бы коэффициент полезного действия такой камеры, снизило потребление топлива, и за самолетамисамолётами исчез бы угарный след! Да за такие достижения нам полагалась бы Нобелевская вместе с Ленинской, но мы были «группой» засекреченной!
Испытать форсунку на настоящем авиационном топливе нам тоже не разрешили. Взрывоопасно. И тогда… я предложил испытать форсунку, запустив в топливный бак вместо топлива специально с этой целью сваренную нами брагу. Брага как модель топлива в этом случае проходила по всем нормам техники безопасности. Это не была взрывоопасная смесь даже при нагревании. Эксперимент увеличил мою популярность даже среди инженерно-преподавательского состава нашего факультета. Впервые в истории человечества самогон хлестал со скоростью звука! 40 литров браги мы перегнали за 12 секунд! Это был мировой рекорд. Он может быть занесён в Книгу рекордов Гиннесса. До сих пор эта форсунка выставлена в музее [[w:Московский авиационный институт|МАИ]].|Автор=«Агиттеатр. Вторая молния»}}
 
{{Q|В течение двух лет я работал режиссёром самодеятельного театрального коллектива… в клубе имени [[Феликс Дзержинский|Дзержинского]] в [[КГБ]]! <…>
После репетиций эти молодые офицеры Комитета госбезопасности часто задерживались в зале и расспрашивали меня о каких-то известных людях, с которыми я знаком. Интересовались, за кем замужем [[Алла Пугачёва]]? Этот вопрос вечен, как и [[w:бытьБыть или не быть|шекспировский «быть или не быть»]]. Просили совета, что им почитать из современной литературы? Что посмотреть в театрах? Уже тогда, глядя на восторженные лица, я понимал, что Советский Союз в таком виде долго существовать не будет. Ведь вся жесть режима жила и действовала благодаря хребту страны — КГБ. По участникам театра было видно, что в Комитет пришли новые молодые люди, которые не способны были расстрелять человека. Это стало бессознательным подрывом КГБ изнутри. Эти молодые люди никак не могли даже в будущем стать держимордами.
Да, я уже тогда начинал понимать: что-то вскоре должно измениться. <…> Нет, я не зря работал в клубе Дзержинского! Несколько раз в 80-е годы моя «крыша» меня спасала. Например, я приезжал на гастроли в какой-то город, и обкомовские работники, побывавшие на первом же моеммоём выступлении, старались все остальные запретить. Разве можно ТАКОЕ говорить со сцены?! В таких случаях ко мне в гостиницу или за кулисы непременно прибегал какой-нибудь чиновничек и задавал вопрос: кто разрешил все это говорить? На что я ему вполне доходчиво объяснял: если я работаю режиссёром театра КГБ, если я выступаю в клубе Дзержинского чуть ли не каждый месяц перед генералами КГБ и их председателем, какое ещё нужно вам разрешение? Не верите — позвоните в КГБ и узнайте. Естественно, звонить туда опасались, и, стараясь навести косвенные справки обо мне, получали подтверждение, что я не врал. Обкомовцы терялись и не знали, что делать. Решение в таких случаях принималось, как правило, одно: не связываться! У него «крыша»!|Автор=«Драма и комедия на Лубянке»}}
 
===Глава 3. Ролевые игрища===
{{Q|У [[индусы|индусов]] нет страха смерти. Они вообще мало чего боятся. Ведь причина агрессии всегда в страхе или стрессе. Почему [[американцы]] агрессивны? Потому что живут в постоянном страхе, что их блага когда-нибудь закончатся. У индусов благ нет, и боятся им нечего.<ref name="и"/>|Автор=«Открыватель Шамбалы», с. 114}}
 
{{Q|[[Мастер и Маргарита|Что Мастер, что Маргарита]] кажутся безжизненными. Не характеры, а схемы. Маргарита ещё немножко поживее за счёт своего ведьмачества. А Мастер — просто какой-то бестестостероновый. Разве в такого на самом деле влюбится хоть одна женщина?!<!--спо синдромомразным Ф.причинам Найтенгейл,многие каких тысячимогут--> <…>
Если бы мне пришлось ставить в театре [[Фауст (Гёте)|«Фауста»]], я бы выбрал вариант пьесы в переводе на русский <[[w:Холодковский, Николай Александрович|Н. А. Холодковского]]><!--упомянутая Щепкина-Куперник не переводила-->, а не [[Борис Пастернак|Пастернака]]. Читать [[Гёте]] в его переводе неинтересно. Пастернак красиво складывает в поэтическую строчку русские слова, но сюжет и смысл драматургии за этим теряются. И остаёшься совершенно холодным. <…>
Сегодня в моде [театральные] постановки и книги тех авторов и режиссёров, которые хотят нарисовать мир вокруг нас таким омерзительным, чтобы на этом фоне самим себе казаться получше и погениальнее.<ref name="и"/>|Автор=«Что за мастер без тестостерона?», с. 124}}
 
===Глава 4. Грузите славу вагонами!===
{{Q|Написать-то рассказ [[Ассортимент для контингента#Благодарность (Задорнов1986)|«Благодарность»]] я написал, но естественно, что его никто не печатал. Редакторы читали, говорили с грустным видом: смешно или очень смешно, но печатать не будем. И только главный редактор журнала «Театр» [[w:Салынский, Афанасий Дмитриевич|Салынский]], известный советский драматург, позвонил в ЦК КПСС [[w:Яковлев, Александр Николаевич|Александру Яковлеву]] и сказал: «Молодой автор написал рассказ очень смелый, у этого автора может быть большое будущее. Если бы вы прочитали и разрешили нам его напечатать в журнале «Театр», я бы был вам благодарен». И Яковлев разрешил.
После выхода этого номера журнала случилось то, о чём я даже не мечтал. <…> Как раз к тому времени страна наводнилась ксероксами, и мой рассказ начали ксерокопировать по всем городам. Он распространялся, как когда-то большевиками распространялись листовки. Вот это уже была настоящая популярность! <…> А через полгода в нью-йоркском журнале «Тайм» появилась заметка, где было написано, что в Советском Союзе впервые напечатали рассказ, в котором высмеивается генеральный секретарь ЦК КПСС, и это значит, что [[Михаил Горбачёв|Горбачёв]] действительно перестраивает страну!|Автор=«Письмо Горбачёву»}}
 
{{Q|Никогда не забуду 1988 год: в одном Ростове — семь стадионов зрителей за неделю! В Минске на концерт 30 тысяч человек собралось. Когда я закончил своё выступление, «зал» неистовствовал и все зрители встали. Режиссёр-постановщик этого концерта, дабы ещё усилить эффект финала, подал мне «ЗИЛ». Точь-в-точь такой, на котором генералиссимусы встречали на Красной площади парад. «ЗИЛ» открытый. Я встал рядом с водителем и объезжал трибуны, совершая такие круги почетапочёта. Зрители бросали к машине цветы, пытались прорваться через кордоны милиции. «Что-то во мне есть от такого политического лидера, который ни к чему хорошему свой народ не приводит», — подумал я тогда. <…> честно всё высказал в глаза народу. А ещё, стоя в этом «ЗИЛе», я подумал: ведь скажу сейчас в микрофон «Побежали брать обком!» (тем более что он был неподалёку, за углом), и точно ведь половина стадиона побежит впереди меня. Да, тогда я впервые почувствовал, что в моих выступлениях есть энергетика, и дал себе слово никогда ею не пользоваться на полную мощность, только для того, чтобы она работала «зажигалкой».|Автор=«Публика — это любимая женщина»}}
 
{{Q|Начинался самый парадоксальный период нашей истории. И я стал эпиграфом к этому периоду. В ту новогоднюю ночь, после [[w:Задорнов, Михаил Николаевич#Новогоднее обращение к россиянам вместо президента России|записи «Голубого огонька»]], я летел в самолёте в Ригу. Напоил от радости всех пассажиров. С моей подачи все надрались до такой степени, что даже пытались водить в самолёте хороводы, а кто-то предложил попробовать перебегать толпой с правого борта на левый и проверить, будет ли самолёт раскачиваться…<ref name="и"/>|Комментарий=см. также [[Не дайте себе засохнуть!!!#Мечты и планы|«Главное знаковое событие России»]], 2007|Автор=«Сатирик — вместо генсека»}}
Но что больше всего настораживает — похоже, нашему президенту все это нравится. Иначе ему достаточно было бы намекнуть: «Мол, товарищи (в этой ситуации нехорошо говорить «господа»), прекратите меня позорить. У меня из-за вас может так упасть рейтинг, что придётся снова развязывать где-нибудь небольшую победоносную войну». — После такого намёка, я уверен, товарищи тут же развернули бы всенародную кампанию по борьбе с любовью к президенту — естественно, исключительно из любви к нему.
<…> я <…> приступлю к широкоформатному полотну под названием «[[w:Ходоки у Ленина|Ходоки у]] Путина». Под видом склонивших головы ходоков будут изображены наши равноудалённые или равноприближённые олигархи.
Я считаю: каждый из вас, уважаемые читатели, кому, как и мне, жалко наших чиновников, может внести своесвоё предложение-совет, как чиновничье туловище может ещё выслужиться перед своей головой.
К примеру: <…>
* Рейтинг президента отныне называть «путинг».
 
{{Q|Думаю, после победы [[Виктор Ющенко|Ющенко]] новым гимном Украины могла бы стать песня «[[w:Сохадзе, Ирма Агулиевна|Оранжевое небо]], оранжевый я сам…» И в этом заслуга избирателей, потому что, если бы победил [[Янукович]], гимном стала бы песня [[w:Голубая луна (песня)|«Голубая луна»]]… <…>
Да, к сожалению, пока мы находимся в перегретом от политики состоянии. И на Украине это чувствуется сейчас особенно. Как-то в Киеве я был в компании интеллигентных украинских ученыхучёных. Археологи, лингвисты, историки… Разговаривали на самые разнообразные и такие глубоко интеллектуальные темы <…>. А потом я решил провести такой эксперимент — сделал вбрасывание: вбросил одну фамилию в разговор: «Ющенко́!» Через 30 секунд все перессорились и чуть ли не передрались. Не могут счастливо выстроить свою жизнь люди, которые настолько верят в политиков, несмотря на своесвоё образование и высокоинтеллектуальную сущность. На [[политик]]ов надеются те, кто не надеется на себя.
У моих приятелей, которые, закончив со мной Московский авиационный институт, были распределены в Киев и до сих пор там живут, есть собака. Простите, в таких случаях говорят прямо: «сука». К ним пришли с кобелем для вязки их знакомые. Хозяева кобеля поинтересовались у хозяев суки: «За кого вы голосовали?» Какое им, спрашивается, дело? Пришли-то на случку. А хозяева суки, естественно, ответили честно: «За Януковича». Так хозяева кобеля немедленно увели своего кобеля. Хозяева суки им вдогонку кричат: «Наша сука не голосовала за Януковича!» А те им выкрикивают обратно: «Вы сами суки, что за него голосовали!»|Автор=«Оранжевое небо», 2006}}