Хлеб-соль: различия между версиями

5774 байта добавлено ,  1 месяц назад
первый раздел соль второй хлеб
(хлеб-соль моего дома давно превратился в дерьмо)
(первый раздел соль второй хлеб)
 
 
''[[Хлебосольство|Хлебосо́льство]]'' — радушное угощенье, готовность принимать у себя гостей, угощать их, держать открытый стол и давать званые обеды. Хлебосольный хозяин, хлебосол — радушный угощатель.
 
== Хлеб-соль в коротких цитатах ==
<!-- цитаты в хронологическом порядке -->
{{Q|К сему присовокупляется прилично творительный падеж орудия: ''знаться съ добрыми людьми хлѣбомъ да солью''...<ref name="лом">''[[Михаил Васильевич Ломоносов|М.В. Ломоносов]]''. Полное собрание сочинений. АН СССР. — М.; Л., 1950—1983 гг. Том 10. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1952 г.</ref>|Автор=[[Михаил Васильевич Ломоносов|Михаил Ломоносов]], [[Россiйская грамматика]], 1755}}
 
{{Q|И если иногда, подчас, из доброй воли,
Придёт [[Фортуна]] к нам откушать хлеба-соли,
Мы рады тем, что Бог послал.<ref name="бгд"/>|Автор= [[Ипполит Фёдорович Богданович|Ипполит Богданович]], «Приятность простой жизни», 1784}}
 
{{Q|Я вложил затвор на место и крикнул козлокраду:
― Так, значит, хлеб-соль моего дома давно превратился в [[дерьмо]]?!<ref name="чик"/>|Автор=[[Фазиль Абдулович Искандер|Фазиль Искандер]], «Чик чтит обычаи», 1967}}
 
{{Q|Всё в этом доме проникнуто [[лицемерие]]м. И торт ваш «Хлеб-соль» ― вранье, потому что [[хлеб]] ― бисквит, [[соль]] ― [[сахар]], а [[гостеприимство]] ― [[ложь]].<ref name="вайнер"/>|Автор=[[Братья Вайнеры|Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер]]. «[[Лекарство против страха]]», 1987}}
 
== Хлеб-соль в научно-популярной литературе, мемуарах и публицистике ==
<!-- цитаты в хронологическом порядке -->
{{Q|О, право, вкусная [[черепаха|черепашка]]… Ба! Да ты, брат, и [[слон]]а кушаешь?.. Хлеб да соль.<ref name="сковр">Избранные произведения русских мыслителей второй половины XVIII в. Том I. ― М.: ГОСПОЛИТИЗДАТ, 1952 г.</ref>|Автор=[[Григорий Сковорода]], «Разговор, называемый Алфавит или Букварь мира», 1760-е}}
 
{{Q|24 мая, пятница. Вчера переехал на новую квартиру в дом Харламова. Комнаты мои неприятны ― настоящие [[сарай|сараи]]. Хозяин встретил меня с хлебом и солью, уверяя, что дешевле и удобнее квартиры я не найду для себя в целом Петербурге. В отношении к дешевизне, может быть, он и прав; но что касается до удобства ― дело другое: предчувствую, что в этих сараях мне жить одному будет тошно.<ref>[[w:Жихарев, Степан Петрович|С. П. Жихарев]]. Записки современника. Редакция, статья и комм. Б. М. Эйхенбаума. М.―Л.: Изд-во АН СССР, 1955 г.</ref>|Автор=[[Степан Петрович Жихарев|Степан Жихарев]], «Записки современника», 1807}}
 
{{Q|Между тем [[обед]] приготовили; [[мать]] моя начала сама их потчевать и сказала: «Я вас потчеваю, как друзей моих и ближних соседей; покушайте хлеба-соли [[вдова|вдовы]], которая всегда готова быть вам [[друг]]ом». И при конце обеда старшина и со всеми подчиненными встали и подошли к матери моей и со [[слеза]]ми сказали: «Будь спокойна, наша добрая соседка и друг, мы теперь не враги твои, а защитники; вся наша волость к твоим услугам, требуй от нас за причиненный тебе [[страх]] и беспокойство что хочешь».<ref>''[[w:Лабзина, Анна Евдокимовна|Лабзина А. Е.]]'' Воспоминания Анны Евдокимовны Лабзиной (1758—1828). Предисл. и примеч. Б. Л. Модзалевского; вступ. ст. С. Ф. Ольденбурга. — Репринтное издание 1914 г. — СПб.: Альфарет, 2011. — 200 с.</ref>|Автор=[[Анна Евдокимовна Лабзина|Анна Лабзина]], Воспоминания, 1810}}
 
{{Q|Рассказывают, что было время, когда Глупов не назывался [[Глупов]]ым, а назывался Умновым, но на беду сошел некогда на землю громовержец [[Юпитер (бог)|Юпитер]] и, обозревая владения свои, завернул и в Глупов. [[Тоска]] обуяла Юпитера, едва взглянул он на [[река|реку]] Большую Глуповицу; болезненная спячка так и впилась в него, как будто говоря: «А! ты думаешь, что Юпитер, так и отвертишься! ― шалишь, брат!» Однако Юпитер отвертелся, но в [[память]] пребывания своего в Умнове повелел ему впредь именоваться Глуповым, чем глуповцы не только не обиделись, но даже поднесли Юпитеру хлеб-соль.<ref name="Другие">''[[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|М. Е. Салтыков-Щедрин]]''. «[[История одного города]]» и др. — М.: «Правда», 1989 г.</ref>|Автор=[[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|Михаил Салтыков-Щедрин]], «[[Сатиры в прозе]]» <small>(№11 «[[Наши глуповские дела]]»)</small>, 1859-1862}}
 
== Хлеб-соль в беллетристике и художественной прозе ==
<!-- цитаты в хронологическом порядке -->
{{Q|''Хавронья.'' (одна). На один-ат день станет нас! А тебе, графское сиятельство, нашей хлеба-соли можно не постыдно покушать. Даром это что хоромы наши не цветны: не красна изба углами, красна пирогами.<ref>''[[Александр Петрович Сумароков|Сумароков А. П.]]'', Драматические произведения. — Л.: «Искусство», 1990 г.</ref>|Автор=[[Александр Петрович Сумароков|Александр Сумароков]], «Рогоносец по воображению», 1772}}
 
{{Q|― Что это за человек такой! Совсем вы, кажется, [[сумасшедший]]. Стану я, говорит, ваш [[чай]] пить! ― Вот до чего мне тогда обидно стало: и посейчас вспомню, [[кровь]] в лицо бросается. Вот вы не брезгаете же с нами хлеб-соль есть. Рубанова господина везли, ― штаб-офицерский сын, а тоже не брезгал. А она побрезгала. Велела потом на другом столе себе самовар особо согреть, и уж известно: за чай за [[сахар]] вдвое заплатила. А всего-то и денег ― рубль двадцать!<ref>''[[Владимир Галактионович Короленко|В.Г. Короленко]]''. обрание сочинений в десяти томах. Том 1. Повести и рассказы. М.: «Государственное издательство художественной литературы», 1953 г.</ref>|Автор=[[Владимир Галактионович Короленко|Владимир Короленко]], «Чудная», 1880}}
 
― Так, значит, хлеб-соль моего дома давно превратился в дерьмо?! А право твоё за твоим [[плечо]]м?!
Он вскочил на ноги и стал пятиться к реке. Я снял ремень со своего козла и кинул ему.
― Теперь, ― говорю, ― если чёрта скрадёшь в аду, этим же ремнём вяжи его! <ref name="чик">''[[Фазиль Абдулович Искандер|Ф. А. Искандер]]''. Собрание сочинений в шести томах. — М.: 1997 г.</ref>|Автор=[[Фазиль Абдулович Искандер|Фазиль Искандер]], «Чик чтит обычаи», 1967}}
 
{{Q|Панафидин опустил угол рта:
― Прекрасно [[образование|образованы]] стали современные [[сыщик]]и… Но ничего не попишешь, ― видимо, такой уж я дубина-[[обскурант]].
― Не обскурант ты, дорогой [[профессор кислых щей|профессор кислых и щелочных щей]], а зарвавшийся [[хам]]. [[Нахал]]юга. И [[лицемер]]. Все в этом доме проникнуто [[лицемерие]]м. И торт ваш «Хлеб-соль» ― вранье, потому что [[хлеб]] ― бисквит, [[соль]] ― [[сахар]], а [[гостеприимство]] ― [[ложь]].<ref name="вайнер">''[[Братья Вайнеры|Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер]]''. «[[Лекарство против страха]]». — Москва: Советский писатель, 1986 г.</ref>|Автор=[[Братья Вайнеры|Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер]]. «[[Лекарство против страха]]», 1987}}
 
== Хлеб-соль в поэзии ==