Панкратий Платонович Сумароков: различия между версиями

Белинский — о его сыне Петре
(Новая страница: «{{Навигация |Викитека=Панкратий Платонович Сумароков |Тема=Панкратий Сумароков}} {{значен…»)
 
(Белинский — о его сыне Петре)
 
{{Персоналия
{{Навигация
|ВикитекаИмя=Панкратий Платонович Сумароков
|Изображение=
|Тема=Панкратий Сумароков}}
|Описание=
{{значения|тип=фамилия|Сумароков}}
|wikipedia=Сумароков, Панкратий Платонович
[[s:ЭСБЕ/Сумароков, Панкратий Платонович|'''Панкратий Платонович Сумароков''']] (1763—1814) — журналист и поэт, основатель сибирской журналистики. Внучатный племянник [[Александр Петрович Сумароков|Александра Сумарокова]].
|Темаsource=Панкратий Платонович Сумароков}}
{{однофамильцы|Сумароков}}
[[s:ЭСБЕ/Сумароков, Панкратий Платонович|'''Панкратий Платонович Сумароков''']] (1763—181414 октября 1765 — 1 марта 1814) — русский журналист и поэт, основатель сибирской журналистики. Внучатный племянник [[Александр Петрович Сумароков|Александра Сумарокова]].
 
== Цитаты ==
<!--по алфавиту названий-->
{{Q|Безмозгло божество стреляет невпопад;
Пунцово-розовых ворон.<ref name="бп"/>|Комментарий=комментарий автора: «К сочинению сего вздора подали мне мысль некоторые из новых наших стиходеев, из коих одни желают подражать Горацию нашему [[Гавриил Державин|Г. Д-ну]], а другие [[Карамзин|К-ну]] и [[Иван Иванович Дмитриев|Д-ву]]; но как, вместо вкуса и таланта, имеют они только непреодолимую охоту марать бумагу, то и пишут точно такую чепуху, какую читатель найдёт в сей оде, если будет иметь терпение её прочитать».<ref name="бп"/>|Автор=«Ода в громко-нежно-нелепо-новом вкусе», <1802>}}
 
{{Q|«... И жир из лап сосал...сосал…» <…>
[[Медведь]], <…>
И так уж многие по-твоему живут;
Лишь тем страшней тебя, что жир чужой сосут.<ref name="бп">Библиотека поэта. Второе издание. Поэты 1790-1810-х годов / вступительная статья и составление Ю. М. Лотмана, подготовка текста М. Г. Альтшуллера. — Л.: Советский писатель, 1971.</ref>|Автор=«Соловей, попугай, кошка и медведь», <1790>}}
 
{{Q|Видал я на своемсвоём веку чудес немало <…>:
Во-первых, видел я таких богатырей,
Которы годовой доход пяти семей
О богословии чтоб споры прекратились.<ref name="бп"/>|Автор=«Чудеса», <1804>}}
 
===эпиграммыЭпиграммы===
{{Q|Как Злобин каменной болезнью захворал,
Причины оному никто не понимал.
Мне ж показалося не чудно то нимало:
Знать, сердце Злобина в пузырь к нему попало.<ref name="ва">Русская эпиграмма / составление, предисловие и примечания В. Васильева. — М.: Художественная литература, 1990. — Серия «Классики и современники». — С. 89.</ref>}}
 
{{Q|Портрет сей бесподобен!
Со мною скажет то весь свет.
Души в нём только нет;
Но тем-то более он с подлинником сходен.<ref name="ва">Русская эпиграмма / составление, предисловие и примечания В. Васильева. — М.: Художественная литература, 1990. — Серия «Классики и современники». — С. 89.</ref>|Автор=надпись к портрету}}
 
{{Q|Приёмы их довольно грубы:
 
==О Сумарокове==
{{Q|Панкратий Сумароков отличен развязною шутливостью в стихах своих, не всегда гладких, но всегда замысловатых. «Слепой Эрот» доказывает, что сибирские морозы не охладили забавного его воображения.|Автор=[[Александр Александрович Бестужев|Александр Бестужев]], «[[Взгляд на старую и новую словесность в России]]», декабрь 1822}}
{{Q|Скромное имя г. Сумарокова не блестит в наших литературных [[w:адрес-календарь|адрес-календарях]]; оно почти незаметно между лучезарными созвездиями и светилами, окружающими его. Но это просто несправедливость судьбы, ибо если о достоинстве вещей должно судить не безотносительно, а по сравнению, то имя г. Сумарокова должно принадлежать к числу самых громких, самых блестящих имён в нашей литературе, особенно в настоящее время. Но, видно, он не участвует ни в какой литературной компании, издающей журнал, и, особенно, не умеет писать предисловий к своим сочинениям и не имеет духу писать на них рецензий и печатать их, разумеется под вымышленными именами, в журналах, что также в числе самых верных средств к прославлению. Но, оставя все шутки, скажем, что г. Сумароков, не отличаясь особенною силою таланта и даже совершенно не будучи поэтом в истинном смысле этого слова, заслуживает внимание как приятный рассказчик былей и небылиц, почерпаемых им из мира русской, преимущественно провинциальной, жизни и отличающихся занимательностию и хорошим языком.
Его повести <…> с удовольствием читались и читаются нашею публикою. Они не отличаются ни глубиною мысли, ни энергиею чувства, ни поэтическою истиною, ни даже большою современностию; но в них есть что-то не совсем истертое и обыкновенное, а у нас и это хорошо. Они не заставят вас задрожать от восторга, они не выжмут из глаз ваших горячей слезы, но вы с тихим удовольствием прочтете их в длинный зимний вечер, но вы не бросите ни одной из них, не дочитавши, хотя и заранее догадываетесь о развязке. Герои повестей г. Сумарокова люди не слишком мудреные, не слишком глубокие или страстные; это люди, каких много, но вы полюбите их от души, примете участие в их судьбе и, сколько-нибудь познакомившись с ними, непременно захотите узнать, чем кончились их похождения.<ref>Молва. — 1835. — ч. X, № 31-34.</ref><ref>Новые книги, стлб. 75-78 (ц. р. 31 августа)</ref>|Автор=[[Виссарион Белинский]], рецензия на роман «Наследница», 1835}}
 
== Примечания ==