Андрей Дмитриевич Сахаров: различия между версиями

[досмотренная версия][досмотренная версия]
(- ещё 1 банальность «несколько виновных, чем тысячи невинных» и недоделанный шаблон Персона)
{{Q|Много ли людей разделяют [[Архипелаг ГУЛАГ|его позицию]]? Кто это может сказать в нашей стране, где [[Солженицын]]а не печатают, где из библиотек изъяли то немногое, что было напечатано, где за чтение его книг дают сроки и где никто не проводит социологических исследований о том, как широко распространён Солженицын в «самиздате»? Но гораздо важнее — клевета или правда то, о чём он пишет. Все, с кем я когда-либо говорил о Солженицыне, убеждены, что он пишет правду. <…>
Я уверен, что интерес к этой книге у всего читающего населения был бы большой, даже при разном отношении к её содержанию. Большинство советских людей всех слоёв населения знают о преступлениях и ужасах, описанных в книге Солженицына. Некоторые отгоняют от себя мысли об этом, другие не в состоянии осудить собственное прошлое, но есть и третьи, которые увидят в книге судьбу своих отцов, судьбу двух поколений, пропавших «без права переписки». Во всяком случае, нравственное значение этой книги огромно именно для людей нашей страны.
<…> никто не знает, что такое [[социализм]], каким надлежит ему быть. Страну, в которой живёт Солженицын и живу я, мы оба любим, но никак не за то, что её строй называется так или иначе. С беспримерным мужеством и талантом Солженицын исполняет свой долг писателя, взывая к нашей памяти не для того, чтобы кого-то судить или казнить, но чтобы память сохранила нас людьми. Назвать его фашистом может только тот, кто не хочет помнить, что это такое на самом деле.<ref name="ип">Жить не по лжи. Сборник материалов: август 1973 — февраль 1974. Самиздат-Москва. — Paris: YMCA-Press, 1975. — С. 45-6, 117, 121, 191.</ref><ref name="спд">Слово пробивает себе дорогу: Сб. статей и документов об А. И. Солженицыне. 1962–1974 / Сост. В. И. Глоцер, Е. Ц. Чуковская. — М.: Русский путь, 1998. — С. 444, 456-460. — 2000 экз.</ref>|Автор=интервью французскому корреспонденту, январь 1974}}
 
{{Q|Я уверен, что Солженицын, человек исключительного мужества, найдёт в себе силы не замолкнуть, а полностью использовать те возможности, которые предоставит ему жизнь на Западе, со свободным доступом ко всем источникам информации, для продолжения своего дела. От мирового общественного мнения, от его понимания и живой заинтересованности зависит тот резонанс, который будет иметь эта работа. Просоветская пресса будет изображать Солженицына озлобленным эмигрантом, который не заслуживает внимания — она уже начала эту коварную кампанию. Но в наш век, когда все проблемы стали общемировыми, и общемировые средства связи [[глобализация|сжали планету в один клубок]], только непонимание может помешать слушать так же внимательно голос человека, где бы он ни находился — на Западе или в СССР.<ref name="ип"/>|Автор=интервью корреспонденту миланской газеты, 24 февраля 1974}}
 
{{Q|Не из ложной скромности, а из желания быть точным замечу, что судьба моя оказалась крупнее, чем моя личность. Я лишь старался быть на уровне собственной судьбы.<ref name="сг"/>|Автор=газете «Молодёжь Эстонии», 1988}}