Чернильница: различия между версиями

3836 байт добавлено ,  3 месяца назад
первый раздел
(в чернильницу следователя)
(первый раздел)
{{значения|Чернильница (значения)}}
[[Файл:Encrier et cachet - Maison Léon Losseau.jpg|thumb|350px|<center>[[Хрусталь]]ная чернильница и подставка для печати]]
'''Черни́льница''' — специальный сосуд, в который во время письма периодически окунают незаправляемую [[Перьевая ручка|перьевую ручку]] для набора очередной порции [[Чернила|чернил]]. В зависимости от страны, эпохи и назначения, чернильницы изготовлялись разного размера и из различных материалов (камня, [[стекло|стекла]], [[фарфор]]а, [[металл]]ов, полимеров), в том числе драгоценных. Могли (не обязательно) иметь крышку и подставку.
 
Особой разновидностью чернильницы является ''[[чернильница-непроливайка]]'', представлявшая собой стеклянный [[цилиндр]]ический стаканчик, верхняя часть которого имела форму опрокинутого [[конус]]а с небольшим отверстием для ручки. Благодаря особой конструкции, препятствующей вытеканию чернил при наклоне или переворачивании, чернильница-непроливайка позволяла носить готовые к использованию чернила при себе, что являлось весьма важным до изобретения поршневых (заправляемых чернилами) и шариковых [[Ручка (канцелярия)|авторучек]].
 
== Чернильница в коротких цитатах и афоризмах ==
<!-- цитаты в хронологическом порядке -->
{{Q|Он носил обыкновенно при себе большой письменный прибор, который весил слишком семь тысяч центнеров, <...> чернильница же была привешена на толстых цепях и объёмом была с целую [[бочка|бочку]].<ref name="рабле"/>|Автор=[[Франсуа Рабле]], «[[s:Гаргантюа (Рабле; Энгельгардт)/1901 (ВТ:Ё)/14|Повесть о преужасной жизни великого Гаргантюа]]» (О том, как один софист преподавал латынь Гаргантюа), 1534}}
 
{{Q|[[Подруга]] думы праздной,
Чернильница моя;
Мой век разнообразный
Тобой украсил я.|Автор=[[Александр Сергеевич Пушкин|Александр Пушкин]], «[[S:К моей чернильнице (Пушкин)|К моей чернильнице]]», 1821}}
 
{{Q|Кто-то сказал однажды, глядя на чернильницу, стоявшую на письменном столе, в кабинете [[поэт]]а: «Удивительно, чего-чего только ни выходит из этой чернильницы!.. А что-то первое выйдет из неё теперь?.. Да, поистине удивительно!»<ref name="андер"/>|Автор=[[Ханс Кристиан Андерсен]], «[[s:Перо и чернильница (Андерсен; Ганзен)|Перо и чернильница]]», 1859}}
 
{{Q|[[Проклятие|Проклинаю]] чернильницу
И чернильницы [[мать]]!|Автор=[[Саша Чёрный]], «Переутомление» (Поcв. исписавшимся «популярностям»), 1908}}
 
{{Q|Воспринимаемая мною чернильница принудительно мне дана, как и связь частей суждения; она меня насилует, как и весь мир видимых вещей; я не свободен принять ее или не принять.<ref name="бер"/>|Автор=[[Николай Александрович Бердяев|Николай Бердяев]], «Философия свободы», 1911}}
 
{{Q|Наконец — чернильница! Для чего вам такая огромная — с каким-то орлом, с [[бронза|бронзой]] и [[мрамор]]ом? Прекрасно и баночка из-под [[горчица|горчицы]] служить может. Горчицу скушали, а в баночку чернил налили… <ref name="Аверч"/>|Автор=[[Аркадий Тимофеевич Аверченко|Аркадий Аверченко]], «[[s:Борьба с роскошью (Аверченко)|Борьба с роскошью]]» (из сборника «Караси и щуки»), 1917}}
 
{{Q|Комнаты королевы находились возле граненых чернильниц. Ведь это были [[зеркало|зеркала]], а [[королева]] была женщиной и без них не могла обходиться.<ref name="чеп"/>|Автор=[[Ефим Петрович Чеповецкий|Ефим Чеповецкий]], «Приключения шахматного солдата Пешкина», 1986}}
 
== Чернильница в научно-популярной литературе и публицистике ==
{{Q|В [[стол]]ах, устроенных по системе Кунце, вся [[доска]] подвигается немного вниз по направлению к учащемуся, причем, когда [[ученик]] садится на скамью, то [[дистанция]] положительна; затем уже, сев на место и желая писать, ученик сам должен потянуть доску стола для того, чтобы сделать дистанцию отрицательной, при этом освобождается чернильница, скрытая раньше наклонной доской стола. Такая система, хотя многими рекомендуется, но неудобна, во-первых, по непрочности механизма, а во-вторых, потому, что здесь ученик может произвольно недостаточно выдвинуть доску, и тогда дистанция может остаться положительной, или же хотя и будет отрицательной, но не в достаточной степени.<ref>''[[:w:Эрисман, Фёдор Фёдорович|Ф.Ф.Эрисман]].''Избранные произведения: в 2 т. — М.: Медгиз, 1959 г.</ref>|Автор=[[Фёдор Фёдорович Эрисман|Фёдор Эрисман]], «Школьная гигиена», 1908}}
 
{{Q|Всякий акт [[знание|знания]], начиная с элементарного восприятия и кончая самыми сложными его плодами, заключает в себе принудительность, обязательность, невозможность уклониться, исключает [[свобода|свободу]] выбора. Воспринимаемая мною чернильница принудительно мне дана, как и связь частей суждения; она меня насилует, как и весь мир видимых вещей; я не свободен принять ее или не принять. Через знание мир видимых вещей насильственно в меня входит. [[Доказательство]], которым так гордится знание, всегда есть [[насилие]], принуждение.<ref name="бер">''[[Николай Александрович Бердяев|Бердяев Н.А.]]'' «Философия свободы». Москва: Путь, 1911. — 254 с. г.</ref>|Автор=[[Николай Александрович Бердяев|Николай Бердяев]], «Философия свободы», 1911}}
 
== Чернильница в мемуарах и художественной прозе ==
<!-- цитаты в хронологическом порядке -->
{{Q|И заметьте при этом, что юн учил его также готической [[азбука|азбуке]] и он сам должен был списывать свои книги; ведь искусство книгопечатания не было ещё тогда изобретено.
Он носил обыкновенно при себе большой письменный прибор, который весил слишком семь тысяч центнеров, а пенал его был так же велик и толст, как [[колонна]] в Энейском аббатстве; чернильница же была привешена на толстых цепях и объёмом была с целую [[бочка|бочку]].<ref name="рабле">''[[Франсуа Рабле]]''. «Гаргантюа и Пантагрюэль», книга I. — СПб.: Типография А. С. Суворина., 1901. — С. 34</ref>|Автор=[[Франсуа Рабле]], «[[s:Гаргантюа (Рабле; Энгельгардт)/1901 (ВТ:Ё)/14|Повесть о преужасной жизни великого Гаргантюа]]» (О том, как один софист преподавал латынь Гаргантюа), 1534}}
 
{{Q|На светской девушке никогда не увидишь [[клякса|чернильного пятна]]: очень понятно почему. Она, во-первых, ничего не пишет или пишет только в больших [[оказия]]х. Потом ― у ней вся чернильница с [[напёрсток]] и в ней капля [[чернила|чернил]], которую она всю и употребит на свое писанье, да и ту еще разведет водой: чем же тут закапаться? У пепиньерки, напротив, чернил вволю: казенные ― капай сколько хочешь; вообще всё нужное для письменной части содержится в отменном порядке и обилии, так что припасов достало бы на целую [[канцелярия|канцелярию]]. У светской девицы ― всё это в запустении.|Автор=[[Иван Александрович Гончаров|Иван Гончаров]], «Пепиньерка», 1842}}
 
{{Q|Кто-то сказал однажды, глядя на чернильницу, стоявшую на письменном столе, в кабинете [[поэт]]а: «Удивительно, чего-чего только ни выходит из этой чернильницы!.. А что-то первое выйдет из неё теперь?.. Да, поистине удивительно!»
— Именно! Это просто непостижимо! Я сама всегда это говорила! — обратилась чернильница к [[гусиное перо|гусиному перу]] и другим предметам на столе, которые могли её слышать. — Замечательно, чего только ни выходит из меня! Просто невероятно даже! Я и сама, право, не знаю, что первое выйдет, когда человек опять начнёт черпать у меня! Одной моей [[капля|капли]] достаточно, чтобы исписать полстраницы, и чего-чего только ни уместится на ней! Да, я нечто замечательное! Из меня выходят всевозможные поэтические творения! Все эти живые люди, которых узнаю́т другие, эти искренние чувства, [[юмор]], дивные описания [[природа|природы]]!.. Я и сама не возьму в толк, — я, ведь, совсем не знаю природы — как всё это вмещается во мне? Однако же, это так! Из меня вышли и выходят все эти воздушные, грациозные девичьи образы, отважные рыцари на фыркающих конях, и кто там ещё?.. Уверяю вас, всё это я выпускаю из себя просто бессознательно!<ref name="андер">Собрание сочинений Андерсена в четырёх томах. — 1-e издание. — СПб., 1894 г. — Т. 2, стр.95</ref>|Автор=[[Ханс Кристиан Андерсен]], «[[s:Перо и чернильница (Андерсен; Ганзен)|Перо и чернильница]]», 1859}}
 
{{Q|По обстановке кабинета трудно было определить профессию его хозяина. О его секретарской деятельности говорил только стеклянный шкаф, плотно набитый какими-то канцелярскими делами, да несколько томиков разных законов, сложенных на письменном столе в [[пирамида|пирамиду]]. Стеклянная старинная чернильница с гусиными перьями — Родион Антоныч не признавал [[сталь]]ных — говорила о той патриархальности, когда добрые люди всякой писаной бумаги, если только она не относилась к чему-нибудь божественному, боялись, как огня, и боялись не без основания, потому что из таких чернильниц много вылилось всяких зол и напастей. Чернильница Родиона Антоныча тоже могла бы много-много рассказать о своей деятельности. Сначала она стояла в заводской [[контора|конторе]], куда попал Родион Антоныч крепостным [[писец|писцом]] на три с полтиной жалованья; потом Родион Антоныч присвоил ее себе и перенес на край завода, в бедную [[каморка|каморку]], сырую и вонючую. Дальше эта чернильница видела целый ряд [[метаморфоза|метаморфоз]], пока не попала окончательно в расписной кабинет, где все дышало настоящим тугим довольством, как умеют жить только крепкие [[русские]] люди. В крепостное время из этой чернильницы выходило много головомоек управителям и служащим, но тогда она не имела самостоятельного значения, а только служила орудием неистовавшего [[старик]]а Тетюева. Настоящее дело для нее наступило с эпохой освобождения, когда на месте Тетюева водворилась Раиса Павловна, и Родион Антоныч обязан был представлять массу докладных записок, отдельных мнений, проектов, соображений и планов.
Чунка пожал [[плечо|плечами]] и ничего не ответил. Он вдруг обратил внимание, что на [[стол]]е следователя стоит не канцелярская, а школьная [[чернильница-непроливайка]]. А дело было в том, что от темпераментного [[кулак]]а следователя часто страдал неповинный стол, на который выливалась опрокинутая канцелярская чернильница. Вот он и пошел на это смелое упрощение убранства стола, и скромная чернильница выглядела на нем как [[проститутка|проституточка]], напялившая школьную форму.<ref>''[[Фазиль Абдулович Искандер|Ф. А. Искандер]]''. «[[Сандро из Чегема]]». Книга 2. — М.: «Московский рабочий», 1989 г.</ref>|Автор=[[Фазиль Абдулович Искандер|Фазиль Искандер]], «[[Сандро из Чегема]]» (книга вторая), 1974}}
 
{{Q|Левый уголок доски считался королевским дворцом. Над ним нависал голубой абажур настольной лампы и проливал на шахматную доску приятную голубизну. Тут же стоял знаменитый чернильный прибор, [[медь|медные]] части которого напоминали [[золото|золоченую]] ограду вокруг дворца. Перевернутое [[пресс-папье]], обтянутое двадцатью слоями [[промокашка|промокашки]], считалось королевскими покоями и служило [[постель]]ю. [[Простыня|Простыни]] из промокашки были замечательным [[изобретение]]м: какая бы неприятность ни случалась ночью с [[король|королем]], промокашка всегда оставалась сухой. Комнаты королевы находились возле граненых чернильниц. Ведь это были [[зеркало|зеркала]], а [[королева]] была женщиной и без них не могла обходиться.<ref name="чеп">''[[Чеповецкий, Ефим Петрович|Е. П. Чеповецкий]]''. «Приключения шахматного солдата Пешкина». — Назрань: Астрель, 1997 г.</ref>|Автор=[[Ефим Петрович Чеповецкий|Ефим Чеповецкий]], «Приключения шахматного солдата Пешкина», 1986}}
 
{{Q|По концам ― вместо [[гантели|гантельных]] шаров ― располагались как бы небольшие тарелочки шлифованными плоскостями наружу, точь-в-точь [[тарелка|тарелки]] вагонных буферов. Дело это распиливалось, а внутри стальной оболочки оказывался металлический натрий. И в тарелочках, и в перемычке. [[Металл]]ический натрий ― субстанция мягкая, вязкости сильно загустевшего белого [[мёд]]а. Он выковыривался чем-нибудь [[железо|железным]], и добытые кусочки можно было бросить, допустим, в чернильницу, где [[натрий]] начинал бегать-бегать, бегать-бегать и, потихоньку раскаляясь, вовсе самоуничтожался. [[Чернила]] ― тоже.<ref>''[[:w:Эппель, Асар Исаевич|Асар Эппель]]''. «Шампиньон моей жизни». — М.: Вагриус, 2000 г.</ref>|Автор=[[:w:Эппель, Асар Исаевич|Асар Эппель]], «На траве двора», 1992}}