Зигмунд в кафе: различия между версиями

280 байт добавлено ,  8 месяцев назад
Нет описания правки
(Новая страница: «{{Википедия}} '''«Зигмунд в кафе»''' — ироничный рассказ Виктора Пелевина…»)
 
 
{{Википедия}}
'''«Зигмунд в кафе»''' — ироничный рассказ [[Виктор Пелевин|Виктора Пелевина]] 1993 года, пародирующий [[психоанализ]] [[Зигмунд Фрейд|Зигмунда Фрейда]]. ВошелВошёл в авторский сборник «Сочинения» 1996 года. Пародирует психоанализ [[Фрейд]]а.
 
== Цитаты ==
{{Q|Зигмунд успел впасть в легкуюлёгкую старческую дремудрёму, но вот дверь снова хлопнула, и он поднял голову.
В кафе вошли двое новых посетителей — господин с бакенбардами и дама с высоким шиньоном.
Дама держала в руках длинный острый зонт.
Господин неснёс небольшую женскую сумочку, отороченную темнымтёмным блестящим мехом, чуть влажным из-за растаявших снежинок.
Они остановились у вешалки и стали раздеваться — мужчина снял плащ, повесил его на крючок, а потом попытался нацепить шляпу на одну из длинных деревянных шишечек, торчавших из стены над вешалкой, но промахнулся, и шляпа, выскочив из его руки, упала на пол. Мужчина что-то пробормотал, поднял шляпу, повесил её всевсё-таки на шишечку засуетился за спиной у дамы, помогая ей снять шубу. Освободясь от шубы, дама благосклонно улыбнулась, взяла у него сумочку, и вдруг на её лице появилась расстроенная гримаса — замок на сумочке был раскрыт, и в неенеё набился снег. Дама, освободясь от шубы, повесила сумочку на плечо, поставила зонт в угол, отчего-то повернув его ручкой вниз, взяла своего кавалера под руку и пошла с ним в зал.
— Ага, — тихо сказал Зигмунд и покачал головой.}}
 
Перегоревшая лампочка располагалась внутри узкого стеклянного абажура, висевшего на длинном шнуре, так что лезть надо было не очень высоко. Поднявшись на пять или шесть ступенек, хозяйка просунула руку внутрь абажура и попыталась вывернуть лампочку, но та была ввинчена слишком прочно, и абажур стал поворачиваться вместе со шнуром. Тогда она зажала новую лампочку во рту, осторожно обхватив её губами за цоколь, и подняла вторую руку, которой ухватила абажур за край, после этого дело пошло быстрее. Вывернув перегоревшую лампочку, она сунула её в карман своего фартука и стала вворачивать новую. Сильными руками сжимая лестницу, официант завороженно следил за движениями её пухлых ладоней, время от времени проводя по пересохшим губам кончиком языка. Вдруг под матовым абажуром вспыхнул свет, официант вздрогнул, зажмурился и на секунду ослабил свою хватку. Половинки лестницы стали разъезжаться, хозяйка взмахнула руками и чуть не полетела на пол, по в самый последний момент официант успел удержать лестницу, с неправдоподобной быстротой преодолев три или четыре ступеньки, бледная от испуга хозяйка спрыгнула на паркет и обессиленно замерла в успокаивающем объятии напарника.
— Ага! Ага! — громко сказал Зигмунд и уставился на пару за столиком.
Дама с шиньоном успела перейти к десерту — в её руке была продолговатая трубочка с кремом, которую она понемножку обкусывала с широкой стороны. Когда Зигмунд поднял на неенеё глаза, дама как раз собралась откусить порцию побольше — засунув трубку в рот, она сжала её зубами, и густой белый крем, прорвав тонкую золотистую коробочку выдавился из задней части пирожного. Господин с бакенбардами мгновенно среагировал, и вырвавшийся из пирожного кремовый протуберанец, вместо того чтобы шлепнутьсяшлёпнуться на скатерть, упал в его собранную лодочкой ладонь. Дама расхохоталась. Господин поднесподнёс ладонь с кремовой горкой ко рту и в несколько приемов слизнул её, вызвав у своей спутницы ещё один приступ смеха — она даже но стала доедать пирожное и отбросила его на блюдо со скелетом рыбы. Слизав крем, господин поймал над столом руку дамы и с чувством её поцеловал, а та подняла стоявший перед ним бокал с золотистым вином и отпила несколько маленьких глотков.}}
 
{{Q|Зигмунд снова стал смотреть на детей. Видимо, кто-то из них успел сбегать за новой порцией игрушек. Теперь кроме кубиков и мяча вокруг них возлежали растрепанные куклы и бесформенные куски разноцветного пластилина. Мальчик по-прежнему возился с кубиками, только теперь он строил из них не дом, а длинную невысокую стену, на которой через равные промежутки стояли оловянные солдатики с длинными красными плюмажами. В стене было оставлено несколько проходов, каждый из которых сторожило по три солдатика — один снаружи, а двое — внутри. Стена была полукруглой, а в центре отгороженного ею пространства на аккуратно устроенной подставке из четырехчетырёх кубиков помещался мяч — он опирался только на кубики и не касался пола. Девочка сидела к брату спиной и рассеянно покусывала за хвост чучело небольшой канарейки.
— Ага! — беспокойно крикнул Зигмунд. — Ага! Ага!
На этот раз на него покосился не только господин с бакенбардами (он и его спутница уже стояли у вешалки и одевались), но и хозяйка, которая длинной палкой поправляла шторы на окнах. Зигмунд перевелперевёл взгляд на хозяйку, а с хозяйки — на стену, где висело несколько картин — банальная марина с луной и маяком и ещё одно огромное, непонятно как попавшее сюда авангардное полотно — вид сверху на два открытых рояля, в которых лежали мертвыемёртвые [[Луис Бунюэль|Бунюэль]] и [[Сальвадор Дали]], оба со странно длинными ушами<ref>Пародия на сцену фильма «[[Андалузский пёс]]» с мёртвыми ослами на роялях.</ref>.
— Ага! — изо всех сил закричал Зигмунд. — Ага! Ага!! Ага!!!
Теперь на него смотрели уже со всех сторон — и не только смотрели. С одной стороны к нему приближалась хозяйка с длинной палкой в руке, с другой — господин с бакенбардами, в руке у которого была шляпа.}}
 
== Примечания ==
{{примечания}}
 
== Ссылки ==