Игорь Сергеевич Холин: различия между версиями

2114 байт добавлено ,  5 месяцев назад
о кропивницком
(ещё два шедевра из цельнотянутого дерьма)
(о кропивницком)
 
Игорь Холин прошёл всю войну, которую закончил в [[Прага|Праге]] в чине [[Капитан (воинское звание)|капитана]] Красной Армии, был дважды ранен (тяжело). Начал всерьёз писать стихи в середине 1950-х под влиянием [[Евгений Леонидович Кропивницкий|Евгения Кропивницкого]]. Работал [[официант]]ом, писал стихи для детей. Поэзия на заказ у Холина шла тяжело, несмотря на то, что его стихи попали в букварь. Входил в поэтическую группу «Конкрет», членами которой были [[Генрих Вениаминович Сапгир|Генрих Сапгир]], [[Эдуард Лимонов]], [[Бахчанян|Вагрич Бахчанян]]. В начале 1970-х Холин пишет несколько поэм и всерьёз обращается к прозе. С 1988 года публиковался в России. Умер от скоротечного рака печени.
 
== Цитаты из стихотворений разных лет (1959-1989) ==
<!-- цитаты в произвольном порядке -->
{{Q|[[Окоп]] как [[змея]]
Мне смешно
[[конформизм|Я как все]].<ref name="хол"/>|Автор=«На асфальте валяется...»}}
 
{{Q|Пили. Ели. Курили.
Пели. Плясали. Орали.
Сорокин лез [[поцелуй|целоваться]] к Оле.
Сахаров уснул на [[стул]]е.
Сидорова [[рвота|облевали]].<ref name="хол"/>|Автор=«Пили. Ели. Курили...» ([[Евгений Леонидович Кропивницкий|Е. Л. Кропивницкому]])}}
 
{{Q|Каждому дому
И будет дан условный знак
И эти три слона уйдут...<ref name="хол"/>|Автор=«И будет дан условный знак...»}}
 
{{Q|Время семь.
На дворе темь.
Ему неохота идти на [[работа|работу]],
:::::::::::Хочется спать.
Может, на все наплевать:
Пусть увольняют,
::::::Отдают под суд,
Надоел ежедневный труд ―
Скрежет прессов,
::::::Грохот станков…
Вдруг вскочил,
::::::Как шальной.
Потом вспомнил:
::::::Выходной.<ref name="хол"/>|Автор=«Время семь...» ([[Евгений Леонидович Кропивницкий|Е. Л. Кропивницкому]])}}
 
{{Q|[[Философия]] [[ад]]а
== Цитаты из прозы ==
<!-- цитаты в хронологическом порядке -->
{{Q|Есть у него <[[Евгений Леонидович Кропивницкий|у Кропивницкого]]> и другие стихи.
[[философия|Философские]]. <...> Основной пунктик этой «философии» — «Мы все помрём». — Глупо, но факт. Однажды я попытался сказать ему об этом. Но кончилось тем, что он порвал со мной всякие отношения. В течение года мы не встречались. Теперь я просто помалкиваю, если мне что не нравится. И всё равно это замечательный [[поэт]]. Свежий и новый даже теперь, в 1966 году.<ref>''[[Игорь Сергеевич Холин|И. Холин]]''. Избранная проза. — М.: Новое литературное обозрение, 2000 г. — 643 с.</ref>|Автор=«из тетради заметок», 1966}}
 
{{Q|Я хочу, чтобы слова в книге сверкали и переливались всеми гранями, всеми звуками и красками. Чтобы от них не несло машинным маслом… У прежних, у эллинов к примеру, как все звучало: «Профундус, тотомус, мотатус». Теперь скрипы и сипы. Не язык, а соприкосновение железа с [[железо]]м, режет уши этот скрежет. Я и свой текст критикую. И на него современность наложила лапу. Вот и с сюжетом у меня нелады. Да и слова частенько похрамывают. Понятно, что сипы и скрипы в современной литературе не из пустого взялись… Пишет древний поэт гекзаметры или канцоны, а за окном шумят [[олива|оливковые]] рощи, волны морские набегают на крутые скалы и рассыпаются на глазах у поэта серебристым веером во все стороны… Теперь [[трамвай|трамваи]] и [[грузовик]]и и днем и ночью с треском грохочут под окном… Соседи на кухне вот уже битых два часа не переставая лаются и будут лаяться, пока не охрипнут. В наше время кругом сплошные [[диссонанс]]ы… Вместо оливковых деревьев и [[смоква|смокв]] под окном торчат фабричные трубы, травят воздух невыносимым смрадом. И всюду толчея, толчея, толчея.<ref>''[[:w:Холин, Игорь Сергеевич|И. С. Холин]]''. Кошки-мышки. Роман. — Вологда: ООО ПФ «Полиграф-Периодика», 2015. — 366 с. (Библиотека Московского концептуализма Германа Титова)</ref>|Автор=из романа «Кошки-мышки», 1980-е}}