Божий одуванчик: различия между версиями

1456 байт добавлено ,  11 месяцев назад
Брат Владимир называл ее Божьим одуванчиком
(чтобы не обгорала)
(Брат Владимир называл ее Божьим одуванчиком)
<!-- цитаты в хронологическом порядке -->
{{Q|― Ах, какой красавец! Он был именно божий одуванчик, не [[бог|божий]], конечно. Восторженный [[младенец]]-негодяй, получивший за свой [[порок]] награду. Он заметил, что в тесных и [[грязь|грязных]] домах живут некрасивые и кривоногие [[люди]]. Они пили [[водка|водку]] и закусывали [[подснежник]]ами.<ref name="воро">''[[:w:Воробьёв, Константин Дмитриевич|К. Д. Воробьёв]]''. Собрание сочинений в 5 томах. — Курск: «Славянка», 2008 г. — Том 5: Повести; Дневники; Записные книжки</ref>|Автор=[[Константин Дмитриевич Воробьёв|Константин Воробьёв]], «Записные книжки», 1970}}
 
{{Q|Жила она, общаясь с соседями помещиками, часто ходила на [[могила|могилу]] своем мужа, очень любила свою ближайшую наперсницу-эмономку и много внимания отдавала [[старушка]]м из богадельни, которую, основала и содержала на свои [[деньги]]. Была она маленькая, некрасивая, вся в бородавках и весьма разговорчивая. Брат Владимир называл ее Божьим одуванчиком, и это прозвище очень к ней подходило. В первые годы после революции бабушку Юлю выселили из барского дома, и она вместе со своей экономкой перебрались в богадельню. Старушки, обитавшие там, считая ее своей барыней и благодетельницей, отвели ей отдельную комнату.<ref name="голиц">''[[w:Голицын, Сергей Михайлович|Голицын Сергей]]''. Записки уцелевшего. — М.: Орбита, 1990 г.</ref>|Автор=[[Сергей Михайлович Голицын|Сергей Голицын]], «Записки уцелевшего», 1989}}
 
{{Q|Выявили некоего концертного администратора, который вписал в ведомость мою фамилию, расписался за меня, причем весьма непохоже, и получил деньги. В ОБХСС я заявил: «Уж где-где, но в [[Пенза|Пензе]] я точно никогда не был». Устроили очную ставку с этим концертным деятелем. Смотрю ― [[старик]], божий одуванчик. Пожалел я его и сказал: «Знаете, я забыл. Я разрешил ему за себя расписаться». Начали опять разбираться. Дотошные ребята из ОБХСС вскоре все поняли: что я чист, что меня подставили, что я из [[жалость|жалости]] сказал, будто разрешил старику расписаться… Но тогда на меня должны были бы завести дело за соучастие в изготовлении подложных финансовых документов. Пришлось брать свои слова обратно. В ОБХСС мне потом сказали: «Нам все понятно. Но вы-то хоть знаете, кого пожалели? Знаете, сколько у этого старика денег?..»<ref>''[[:w:Магомаев, Муслим Магометович|М. М. Магомаев]]'', Любовь моя ― мелодия. — М.: Вагриус, 1999 г.</ref>|Автор =[[Муслим Магометович Магомаев|Муслим Магомаев]], «Любовь моя ― мелодия», 1998}}