Проливной дождь: различия между версиями

1797 байт добавлено ,  2 месяца назад
проливные дожди До границы земли
(Роман Кармен)
(проливные дожди До границы земли)
Мы подняли [[брезент]]овый тент на нашем «[[джип]]е», и действительно тут же хлынул проливной дождь ― теплый, [[тропический ливень]], которым так пугали нас перед отъездом из [[Москва|Москвы]].
― [[Май]] ― [[сентябрь]] ― [[сезон дождей|период тропических ливней]], ― сказал Ван. ― Боюсь, что это очень будет мешать вам в работе, и передвигаться трудно ― ведь вам придется много ходить пешком.<ref name="кармен">''[[w:Кармен, Роман Лазаревич|Роман Кармен]]''. Но пасаран! — М.: Советская Россия, 1972 г.</ref>|Автор=[[Роман Лазаревич Кармен|Роман Кармен]], «Но пасаран!» (часть вторая), 1972}}
 
{{Q|И вот теперь в [[Белоруссия|белорусской]] халупе, где-то в районе, под шум холодного ветра, глядя в маленькое окошко на [[белый дождь|белые пузыри]] проливного дождя, я с [[отчаяние]]м произносил ее имя: Ганзя, Ганзя, неужели ты меня никогда не полюбишь? Уж лучше тогда пусть меня убьет осколок немецкой [[граната|гранаты]].<ref>''[[Валентин Петрович Катаев|Катаев В. П.]]'' Юношеский роман. — Москва, Советский писатель, 1983 г.</ref>|Автор=[[Валентин Петрович Катаев|Валентин Катаев]], «Юношеский роман», 1981}}
 
{{Q|Еще с утра над городом повисли мрачные [[свинец|свинцовые]] тучи и льет непрекращающийся проливной дождь. Льет [[дождь]] и сливается со [[слеза]]ми горечи, злобы. Ибо плачет сегодня петроградский рабочий, провожая останки убитого вождя и трибуна своего. Тяжелую утрату понес питерский пролетариат. Он это ярко почувствовал и весь, как один, явился отдать последний долг [[В. Володарский|Володарскому]]. Несмотря на проливной дождь, улицы с утра полны народом. Вокруг Таврического дворца сплошная масса рабочих и красноармейцев… В Екатерининском зале, утопая в цветах, стоит гроб, окруженный почетным караулом. Из-за груды цветов выделяется почти не изменившееся лицо точно живого тов. Володарского с его характерной улыбкой. Беспрерывной чередой проходят мимо гроба сотни и тысячи рабочих, красноармейцев, женщин… Слышатся рыдания, клятвы. Цветы и венки берутся с гроба на память. У Смольного гроб был положен на специальный катафалк, воздвигнутый на грузовом автомобиле. [[Гроб]] окружают видные партийные рабочие; процессия двинулась к Марсову полю. Огромное поле запружено народом в продолжение нескольких часов, несмотря на проливной дождь, поджидавшим прибытие процессии. Гроб ставится у могилы. Воцаряется жуткая тишина. Тихо проходят мимо бесчисленное количество рабочих делегаций, воинские части, конница, [[пехота]] и [[артиллерия]]. Вокруг [[могила|могилы]] растет лес знамен. При спуске гроба в могилу с Петропавловской крепости дан пушечный салют в 21 выстрел».<ref>{{книга|автор=[[Кошель, Пётр Агеевич|Кошель П. А.]]|заглавие=История российского терроризма|ссылка=https://readli.net/istoriya-rossiyskogo-terrorizma/|место=М.|издательство=Голос|год=1995|страницы=347−348|страниц=376|isbn=5-7117-0111-8}}</ref>|Автор=[[Пётр Агеевич Кошель|Пётр Кошель]], «История российского терроризма», 1995}}
в пещере измученный прячется [[волк]]
и рвется [[пространство]], как [[шёлк]].|Автор=[[:w:Кекова, Светлана Васильевна|Светлана Кекова]], «Кончается время, как дождь проливной...», 1980-е}}
 
{{Q|Ехали в Арестань
(На [[Иордан]]ь не пускали)
Ехали в [[Колыма|Арестань]]
в тесноте грязнотелой, [[железная дроога|по рельсам]]
Долго ехали, длинно
и шли проливные дожди
До границы земли
До большого, холодного моря...<ref>''[[:w:Стратановский, Сергей Георгиевич|С. Г. Стратановский]]''. Тьма дневная: Стихи девяностых годов. — М.: Новое литературное обозрение, 2000 г. — 187 с. — (Премия Андрея Белого). — ISBN 5-86793-125-0.</ref>|Автор=[[:w:Стратановский, Сергей Георгиевич|Сергей Стратановский]], «Ехали в Арестань...», 1990-е}}
 
== Источники ==