Покойник: различия между версиями

1485 байт добавлено ,  7 месяцев назад
надгробие
(надгробие)
 
{{Q|Когда покойник в доме ― худо, а зароют и ― полегчает! Корявые [[берёза|берёзы]], уже обрызганные жёлтым [[лист]]ом, ясно маячили в прозрачном воздухе [[осень|осеннего]] утра, напоминая оплывшие [[свеча|свечи]] в церкви. <...> Над пыльным [[дёрн]]ом неподвижно поднимались жёсткие [[бессмертник]]и, ― Кожемякин смотрел на них и вспоминал отзвучавшие слова: «Надо любить, тогда не будет ни [[страх]]а, ни [[одиночество|одиночества]], ― надо любить!»|Автор=[[Максим Горький]], «Жизнь Матвея Кожемякина», 1910}}
 
{{Q|Надгробный памятник напоминает мне [[пресс-папье]] на столе делового человека. Такое пресс-папье служит для удерживания бумаг на одном месте. Мне кажется, что и первоначальная идея надгробного [[памятник]]а заключалась в том, чтобы хорошенько придавить сверху беззащитного покойника и тем лишить его возможности выползать иногда из [[могила|могилы]], беспокоя близких друзей своими необоснованными [[визит]]ами.
Поэтому, вероятно, постановка над [[труп]]ом предохранительного пресс-папье — всегда дело рук близких друзей.
Я противник надгробных памятников…<ref name="Аверч">''[[Аркадий Тимофеевич Аверченко|Аркадий Аверченко]]''. Собрание сочинений: В 6 томах. Том 3: Чёрным по белому. — М.: Терра, Республика, 2000 г.</ref>|Автор=[[Аркадий Тимофеевич Аверченко|Аркадий Аверченко]], «[[s:Что им нужно (Аверченко)|Что им нужно]]», 1912}}
 
{{Q|С [[сон-трава|этой травой]] во рту можно было сходить на тот свет и назад воротиться, только трудно было тогда приладиться к ней и всё довести до конца. С этой травы человек засыпал и по видимости своей мало чем отличался от мертвеца… Холодел снизу кверху, холод шёл по телу, как вода по [[ветла|ветле]], с корня к вершине, ни рукой, ни ногой не шевелился, а лежал, как положишь, и только блуждал на щеках чуть заметный румянец да из устён шло еле слышно дыханье… Всякий подумает: умер!.. Потому никакими силами такого человека уже не разбудишь, пока-то он по тому свету всё не исходит и не обглядит!.. Надобно было, чтоб месяц в небе три раза родился. А за это время кого же десять раз не похоронят. Терпенье надо столько проплакать: за спиною работа! Просыпались, значит, от этой травки в [[могила|могиле]]… Потому, должно быть, когда у нас в Чагодуе на городском [[кладбище]] в третьевом году разрывали могилы (решило начальство чагодуйский погост оборудовать под сад для гулянья, так и зовётся теперь: Мёртвый сад!), так много покойников нашли вниз головой и с руками не на груди, как у всех, сложенными в крест, а в волосах или у рта, зажатыми в грозный [[кулак]]: захотел не в срок в Чагодуй назад воротиться, да где тут, ни псаря, ни [[царь|царя]] оттуда назад не пускают!.. Теперь у нас нет этой травки, да и слава богу, что нету!<ref>''[[:w:Клычков, Сергей Антонович|Клычков С.А.]]'' Чертухинский балакирь: Романы. — М.: Советский писатель, 1988 г.</ref>|Автор=[[:w:Клычков, Сергей Антонович|Сергей Клычков]], «Чертухинский балакирь», 1926}}