Вячеслав Михайлович Молотов: различия между версиями

5564 байта добавлено ,  8 месяцев назад
 
{{Q|Прежде всего нужно их арестовать и отдать под суд, а статьи найдутся.|Автор= из переговоров между Молотовым и министром иностранных дел Литвы [[w:Урбшис, Юозас|Юозасом Урбшисом]] в ночь с 14 на 15 июня 1940|Комментарий=речь о руководителях силовых структур Литвы - главе Департамента государственной безопасности [[:en:w:Augustinas Povilaitis|Аугустинасе Повилайтисе]] и министре внутренних дел [[:en:w:Kazys Skučas|Казисе Скучасе]]. Сразу после этого Молотов добавил: "Да и советские юристы могут помочь в этом, изучив литовский кодекс".<ref>Архив внешней политики Российской Федерации. - Ф. 6. - Оп. 2. - П. 21. - Д. 248. - Л. 38-41. Опубликовано в: Полпреды сообщают... Сборник документов об отношениях СССР с Латвией, Литвой и Эстонией. - Москва: "Международные отношения", 1990. - С. 374.</ref>}}
 
{{Q|Цитата=По сути, к [[w:Великая Отечественная война|войне]] мы были готовы в главном. Пятилетки, промышленный [[потенциал]], который был создан, он и помог выстоять. Иначе бы у нас ничего не вышло. Прирост военной [[промышленность|промышленности]] в предвоенные годы у нас был такой, что больше было невозможно!
Перед войной [[народ]] был в колоссальном напряжении. «Давай, давай!» А если нет – из партии гонят, арестовывают. Можно ли народ, или партию, или армию, или даже своих близких держать так год или два в напряжении?
<...>
А возьмите весь народ, все кадры. Мы же отменили 7-часовой рабочий [[день]] за два года до войны! Отменили переход с предприятия на [[предприятие]] рабочих в поисках лучших условий, а жили многие очень плохо, искали, где бы получше пожить, а мы отменили. Никакого жилищного строительства не было, а [[строительство]] [[завод]]ов колоссальное, создание новых частей армии, вооруженных [[танк]]ами, [[самолет]]ами... [[Конструктор]]ов всех дергали: «Давай скорей, давай скорей!» – они не успевали, все были молодые конструкторы!..<ref name="Сто сорок бесед с Молотовым"/>|Автор=1969-83}}
 
{{Q|Цитата =А такой, как [[Тухачевский]], если бы заварилась какая-нибудь каша, неизвестно, на чьей стороне был бы. Он был довольно опасный [[человек]]. Я не уверен, что в трудный момент он целиком остался бы на нашей стороне, потому что он был правым. Правая [[опасность]] была главной в то время. И очень многие правые не знают, что они правые, и не хотят быть правыми. [[Троцкист]]ы, те крикуны: «Не выдержим! Нас победят!» Они, так сказать, себя выдали. А эти кулацкие защитники, эти глубже сидят. И они осторожнее. И у них сочувствующих кругом очень много – крестьянская, мещанская масса. У нас в 20-е годы был тончайший слой партийного руководства, а в этом тончайшем слое все время были трещины: то правые, то [[национализм]], то рабочая оппозиция… Как выдержал [[Ленин]], можно поражаться. Ленин умер, они все остались, и [[Сталин]]у пришлось очень туго. Одно из доказательств этому – [[Хрущев]]. Он попал из правых, а выдавал себя за сталинца, за ленинца: «Батько Сталин! Мы готовы [[жизнь]] отдать за тебя, всех уничтожим!» А как только ослаб обруч, в нем заговорило…<ref name="Сто сорок бесед с Молотовым"/>|Автор=1969-83}}
 
{{Q|Цитата =Перед [[w:Великая Отечественная война |войной]] мы требовали колоссальных жертв – от рабочих и от крестьян. Крестьянам мало платили за [[хлеб]], за [[хлопок]] и за [[труд]]ы – да нечем платить-то было! Из чего платить? Нас упрекают: не учитывали материальные интересы крестьян. Ну, мы бы стали учитывать и, конечно, зашли бы в тупик. На [[пушка|пушки]] [[деньги|денег]] не хватало!
<...>
Готовились с колоссальным напряжением, больше готовиться, по-моему, невозможно. Ну, может быть, на пять [[процент]]ов больше можно было сделать, но никак не больше пяти процентов. Из кожи лезли, чтоб подготовить страну к обороне, воодушевляли [[народ]]: если завтра [[война]], если завтра в [[поход]], мы сегодня к походу готовы! Ведь не заставляли засыпать, а все время подбадривали, настраивали. Если у всех такое [[напряжение]] было, то какая-то нужна и передышка…<ref name="Сто сорок бесед с Молотовым"/>|Автор=1969-83}}
 
{{Q|Цитата=Мне не интересно, где, кто и что сказал, кто куда плюнул… [[Ленин]] не писал мемуаров, [[Сталин]] – тоже… Есть [[люди]], которые говорят, что видели мою книгу. Я пишу не мемуары, а пишу о [[социализм]]е – что это такое и, как говорят крестьяне, «какой он нам нужен». <ref name="Сто сорок бесед с Молотовым"/>|Автор= 1970-80-е гг.}}