Не тронь меня: различия между версиями

1245 байт добавлено ,  1 год назад
(подобие чашечки)
 
{{Q|Умники-[[басня|баснописцы]], правда, советуют волкам довольствоваться [[трава|травою]]; но если бы такого барина оборотить в [[волк]]а ― посмотрел бы я, как бы он плотоядными [[зуб]]ами, плотоядным [[желудок|желудком]] пережевывал, переваривал [[растения|растительную]] пищу! Издох бы, неразумный, с [[голод]]у, а все по незнанию [[анатомия|анатомии]]. Весь кодекс нашей гуманности сводится к правилу: «Не тронь меня ― и я тебя не трону». Кто дошел до понимания этого правила, тот считается человеком [[просвещение|просвещенным]]: уважает, мол, личность. Если же мы помогаем кому в беде, то из чистого [[эгоизм]]а, в [[надежда|надежде]] поживиться когда-нибудь от него; или, по крайней мере, из эгоистического побуждения: устранить от себя неприятное ощущение при виде несчастного.<ref>''[[w:Авенариус, Василий Петрович|Авенариус В.П.]]'' [http://az.lib.ru/a/awenarius_w_p/text_1865_sovremennaya_idillia.shtml Бродящие силы. ''Дилогия'']</ref>|Автор=[[Василий Петрович Авенариус|Василий Авенариус]], «Бродящие силы: Современная идиллия», 1864}}
 
{{Q|«[[Стыд]]ная рана, pudedum vulnus», говорит кто-то из древних посвященных о ране оскопившагося бога [[Аттис]]а. И рана разреза ― [[обрезание|обрезания]] ― между двумя Заветами ― тоже «[[стыд]]ная». Тут мистериально половое «[[не-тронь-меня]]» всего [[Израиль|Израиля]]; огненная точка плоти ― «[[крайняя плоть]]» ― крайний стыд и [[страх]]. Вот почему так трудно говорить об этом: «язык прилипает к гортани». Страшно подымать этот Божий покров с лица Израиля.<ref>''[[Дмитрий Сергеевич Мережковский|Д. С. Мережковский]]''. Который же из Вас? Иудаизм и христианство. — Париж: «Новый корабль», № 4, 1928 г.</ref>| Автор=[[Дмитрий Мережковский|Дмитрий Мережковский]], «Который же из Вас? Иудаизм и христианство», 1928}}
 
{{Q|Разве вечные истины и intellectus separatus, породивший их и сохраняющий их в своем лоне, в ином мире откажутся от своей власти творить [[зло]]? Разве «там» [[закон]] противоречия и все, что он с собой приводит, перестанет быть [[noli me tangere]] (не тронь меня) и освободит от себя Творца? Трудно допустить, что проницательный [[Готфрид Вильгельм Лейбниц|Лейбниц]] проглядел этот [[вопрос]]: но, зачарованный древним «будете знающие», он ищет гнозиса, только [[познание|гнозиса]], который является для него и вечным спасением. «Зло» нужно только «объяснить»; это все, что требуется от [[философия|философии]], будет ли она иудейско-христианской или языческой: «верую, чтобы знать».|Автор=[[Лев Исаакович Шестов|Лев Шестов]], «Афины и Иерусалим», 1938}}