Голова: различия между версиями

11 529 байт добавлено ,  1 год назад
до 1904 года
(кусками придётся выкладывать)
(до 1904 года)
 
{{Q|Дневали. Зуд нестерпимый; по ночам не спишь, слабеешь с каждым днём. Пробую различные средства от зуда; сегодня, ложась спать, я намазался [[табак|табачной]] гарью, разведённой в [[прованское масло|прованском масле]]. От этой мази через несколько минут у меня заболела голова до дурноты, и сделалась [[рвота]]. Ночь была проведена крайне тревожно.<ref>''[[:w:Пржевальский, Николай Михайлович|Н.М. Пржевальский]]''. «От Кульджи за Тянь-Шань и на Лоб-Нор». — М.: ОГИЗ, Государственное издательство географической литературы, 1947 г.</ref>|Автор=[[:w:Пржевальский, Николай Михайлович|Николай Пржевальский]], «Путь по Джунгарии» (Из полевого дневника), 1877}}
 
{{Q|''10 Янв. (Воскр)''. Вставши, чувствовал себя очень мрачно, да и погода была мрачная, дождливая. Голова была тяжела и вместе пуста от [[пьянство|пьянства]].<ref name="Чай">Дневники [[Пётр Ильич Чайковский|П. И. Чайковского]], подготовлены к печати Ип. И. Чайковским. Государственное издательство «Музыкальный сектор», Москва, Петроград, 1923. Главлит № 9098. Тираж 2 000. 296 стр.</ref>{{rp|191}}|Автор= [[Пётр Ильич Чайковский|П.И.Чайковский]], дневник № 7, 1880-е}}
 
{{Q|Заседание скопинской думы. Рассматриваются годовые отчеты [[банк]]а. Рыков сидит рядом с головою.
— Нам, господа, нужно выбрать [[кассир]]а банка, — говорит голова. — Рекомендую Кичкина. Человек честный и порядочный…
— Отсутствующие не могут быть избираемы, — говорит Рыков, подозревающий в Кичкине человека «вредного».
— А где же Кичкин, братцы? — шепчутся друг с другом [[Гласный (политика)|гласные]], переглядываясь. — Нешто его нет?
— Нету… Он так устроил, что Кичкину понадобилось из города уехать, [[рельсы]] смотреть, и повестку ему вручили в тот самый раз, когда он на [[поезд]] садился…<ref>''[[Антон Павлович Чехов|Чехов А. П.]]'' Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 3. (Рассказы. Юморески. «Драма на охоте»), 1884—1885. — стр.129</ref>|Автор=[[Антон Павлович Чехов|Антон Чехов]], «Картинки из недавнего прошлого», 1884}}
 
{{Q|Черномазый кудрявый [[венгры|венгерец]], почти мальчик, сидит впереди всех, за широкий [[воротник]] бархатной куртки у него всунут странный инструмент, древняя [[цевница]], точно такая, с какою рисуют Пана и фавнов. Это [[Флейта Пана|ряд неравных деревянных трубочек]], сложенных вместе, так что открытые концы их приходятся против губ [[артист]]а. Венгерец, вертя головой то в ту, то в другую сторону, дует в эти трубки и извлекает сильные [[мелодия|мелодические]] звуки, не похожие ни на [[флейта|флейту]], ни на [[кларнет]]. Самые хитрые и трудные пассажи проделывает он, тряся и вертя головой; черные жирные волосы прыгают на его голове и падают на лоб; лицо потно и красно, на шее надулись жилы. Видно было, что ему нелегко…|Автор= [[Всеволод Михайлович Гаршин|Всеволод Гаршин]], «Из воспоминаний рядового Иванова», 1882}}
 
{{Q|''Головокружение'' может быть прекращено следующим образом: возьми две верёвки и привяжи правое [[ухо]] к одной стене, а левое к другой, противоположной, вследствие чего твоя голова будет лишена возможности кружиться.<ref>''[[Антон Павлович Чехов|Чехов А. П.]]'' Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 4. ''(Рассказы. Юморески)'', 1885-1886 гг. — стр.154</ref>|Автор=[[Антон Павлович Чехов|Антон Чехов]], «Врачебные советы», 1885}}
 
{{Q|О [[Нижний Новгород|Нижнем]] я вспоминать не могу: в нём я [[страдание|выстрадал]] самое тяжёлое, самое [[ужас]]ное время своей жизни. От [[горе|горя]], грубых оскорблений, унижений я доходил до [[отчаяние|отчаяния]], и ещё голова крепка была, что с [[ум]]а не спятил...|Автор=[[Пётр Васильевич Шумахер|Пётр Шумахер]], из письма другу, 1880-е}}
 
{{Q|Тогда совершилось [[чудо]]: Богатырь не шелохнулся. Как и тысячу лет тому назад, голова его неподвижно глядела незрячими [[глаза]]ми на солнце, но уже тех [[храп]]ов могучих не испускала, от которых некогда содрогалась [[мать]] зелёная дубровушка.
Подошёл в ту пору к Богатырю [[Иван-дурак|дурак Иванушка]], перешиб дупло [[кулак]]ом — смотрит, ан у Богатыря [[гадюка|гадюки]] туловище вплоть до самой шеи отъели.
Спи, Богатырь, спи!<ref>''[[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|М. Е. Салтыков-Щедрин]]''. Собрание сочинений в 10 томах. Том 9. — М.: Правда, 1988 г.</ref>|Автор=[[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|Михаил Салтыков-Щедрин]], «[[Богатырь (Салтыков-Щедрин)|Богатырь]]», 1886}}
 
{{Q|Единственным развлечением могли быть только окна пассажирских [[поезд]]ов да поганая [[водка]], в которую [[жиды]] подмешивали [[дурман]]. Бывало, мелькнёт в окне [[вагон]]а женская головка, а ты стоишь, как [[статуя]], не дышишь и глядишь до тех пор, пока поезд не обратится в едва видимую точку; или же выпьешь, сколько влезет, противной водки, очертенеешь и не чувствуешь, как бегут длинные часы и дни. <...>
Помню, встречал я с [[жена|женою]] Новый год. Мы сидели за столом, лениво жевали и слушали, как в соседней комнате монотонно постукивал на своём аппарате глухой [[телеграф]]ист. Я уже выпил рюмок пять водки с дурманом и, подперев свою тяжёлую голову [[кулак]]ом, думал о своей непобедимой, невылазной [[скука|скуке]], а жена сидела рядом и не отрывала от моего лица глаз.<ref>''[[Антон Павлович Чехов|Чехов А. П.]]'' Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 6. (Рассказы), 1887. — стр.12</ref>|Автор=[[Антон Павлович Чехов|Антон Чехов]], «Шампанское <small>(Рассказ проходимца)</small>», 1887}}
 
{{Q|― Да вы бы обратились непосредственно [[Гласный (политика)|к гласным]], к голове, наконец в думе оппозиции есть.
― Эх, не знаете вы, видно, их. Ну что голова, у головы на руках сложное, огромное хозяйство, да и от [[оппозиция|оппозиции]] всё отгрызаться приходится, не до нас ему, о нас они и не думают. Гласные, так они что: сидят да ковыряют у себя в [[нос]]у или решают дела, близкие их сердцу; оппозиция ― так та поголовно метит попасть в [[городской голова|городские головы]], ей одна только забава, как бы всячески облаять существующий режим, и облаять его не для пользы дела, а для самого облаиванья. Вы посмотрите, сделала ли оппозиция хоть одно положительное предложение? Нет. Очень ей нужны наши интересы, интересы [[обыватель|обывателей]].<ref>''[[Александр Серафимович Серафимович|А. С. Серафимович]]'' Собрание сочинений: В 4 т., том 4. — М.: «Правда», 1980 г.</ref>|Автор=[[Александр Серафимович Серафимович|Александр Серафимович]], «Сумерки», 1899}}
 
{{Q|Он так казался [[страх|страшен]], что подбегавшие остановились. Но вдруг он дрогнул, отшатнулся от [[дерево|дерева]] и со всего роста, как подкошенный репей, упал на [[лицо]] и уже не двигался. Он не двигался, но еще чувствовал. Когда первый подбежавший к нему Гаджи-Ara ударил его большим [[кинжал]]ом по голове, ему казалось, что его [[молоток|молотком]] бьют по голове, и он не мог понять, кто это делает и зачем. Это было последнее его сознание связи с своим [[тело]]м. <...> [[соловей|Соловьи]], смолкнувшие во время стрельбы, опять защелкали, сперва один близко и потом другие на дальнем конце. Вот эту-то [[смерть]] и напомнил мне раздавленный [[репей]] среди вспаханного поля.<ref name="тол">[[Лев Николаевич Толстой|Л.Н.Толстой]]. Собрание сочинений в 22 томах. — М.: Художественная литература, 1983 г. — Том 14.</ref>.|Автор=[[Лев Николаевич Толстой|Лев Толстой]], «Хаджи-Мурат», 1904}}
 
== Источники ==