Голова: различия между версиями

10 469 байт добавлено ,  1 год назад
кусками придётся выкладывать
(made in Heads redlink-corporation)
 
(кусками придётся выкладывать)
 
{{Q|Вечный [[вопрос]] (не)возможности реального [[познание|познания]] заключается только в масштабе зрения или степени приближения головы к рассматриваемому [[предмет]]у (что по существу одно и то же). <…> Таким [[слава|бесславным]] образом кончается позавчерашняя [[эпоха]] крупного [[знание|знания]] (энциклопедизм) и начинается сегодняшнее [[время]] мелкого и подробного [[профессионализм]]а.<ref name="Tezis">''[[Юрий Ханон]]'', «Тезисы одного несостоявшегося доклада»; журнал «[[Кактус]]ы и другие сухолюбивые растения», №3 (29) 2006, стр.9-11.</ref>|Автор=[[Юрий Ханон]], «Тезисы одного несостоявшегося доклада», 2006}}
 
== Голова в мемуарах и художественной литературе ==
<!-- цитаты в хронологическом порядке -->
{{Q|У него водились книги, большею частию военные, да романы. Он охотно давал их читать, никогда не требуя их назад; зато никогда не возвращал хозяину книги, им занятой. Главное [[упражнение]] его состояло в стрельбе из [[пистолет]]а. Стены его комнаты были все источены [[пуля]]ми, все в скважинах, как соты [[пчела|пчелиные]]. Богатое собрание пистолетов было единственной роскошью бедной мазанки, где он жил. Искусство, до коего достиг он, было неимоверно, и если б он вызвался пулей сбить [[груша|грушу]] с фуражки кого б то ни было, никто б в нашем полку не усумнился подставить ему своей головы.<ref>''[[Пушкин, Александр Сергеевич|Пушкин А. С.]]'' Полное собрание сочинений : в 10 т. — Л.: Наука, 1978. — Т. 6. Художественная проза. — С. 58-68.</ref>|Автор=[[Пушкин, Александр Сергеевич|Александр Пушкин]], «[[Выстрел (повесть)|Выстрел]]» <small>(Повести Белкина)</small>, 1830}}
 
{{Q|Иван Никифорович, напротив; больше молчит, но зато если влепит словцо, то держись только: отбреет лучше всякой бритвы. Иван Иванович худощав и высокого роста; Иван Никифорович немного ниже, но зато распространяется в толщину. Голова у Ивана Ивановича похожа на [[редька|редьку]] хвостом вниз; голова Ивана Никифоровича на редьку хвостом вверх. |Автор= [[Николай Васильевич Гоголь|Николай Гоголь]], «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», 1835}}
 
{{Q|Святослав казался человеком среднего роста, но жилистые руки его, огромная голова, широкие плечи показывали необычайную силу его. Лицо князя было смуглое, загорелое, суровое, и суровость умножали еще длинные, рыжие [[усы]], висевшие с верхней губы; голубые [[глаза]] его выражали задумчивость; [[улыбка]], казалось, не была привычною гостьею на его устах, ограниченных с обеих сторон щек двумя глубокими морщинами; [[бархат]]ная, вышитая [[жемчуг]]ом шапочка была надета на его бритую голову, и только клок рыжих волос виден был из-под нее, закинутый за [[ухо]]. В одном ухе продета у него огромная золотая [[серьга]] с дорогим красным [[яхонт]]ом и двумя [[жемчужина]]ми.<ref name="Полевой">''[[:w:Полевой, Николай Алексеевич|Полевой Н. А.]]'' Избранная историческая проза. — М.: Правда, 1990 г.</ref>|Автор=[[:w:Полевой, Николай Алексеевич|Николай Полевой]], «Пир Святослава Игоревича, князя киевского», 1843}}
 
{{Q|[[Иван Сергеевич Тургенев|Тургенев]] — огромного [[рост]]а, с высокими плечами, огромной головой, чертами чрезвычайно крупными, [[волосы]] почти седые, хотя ему еще только 35 лет. Вероятно, многие его находят даже красивым, но выражение лица его, особенно глаз, бывает иногда так противно, что с [[удовольствие]]м можно остановиться на лице отца Гильфердинга. Тургенев мне решительно не понравился, сделал на меня неприятное впечатление.<ref>''[[Вера Сергеевна Аксакова|Аксакова В.С.]]'' «Дневник: 1854 — 1855 гг.» Санкт-Петербург, 1913 г.</ref>|Автор=[[Вера Сергеевна Аксакова|Вера Аксакова]], дневник, ''25 января 1855''}}
 
{{Q|Далее двое молодцов тузили друг друга по голове [[кулак]]ами. Игра состояла в том, что кто-де из нас первый попросит пощады. И ни одному не хотелось просить её. Уже оба противника побагровели, как две [[свёкла|свёклы]], но дюжие кулаки не переставали стучать о головы, словно молоты о наковальни.
— Эй, не будет ли с тебя, Хлопко? — спросил тот, который казался послабее.
— Небось, брат Андрюшка! когда будет, скажу. А вот тебе так сейчас плохо придётся!|Автор=[[Алексей Константинович Толстой|Алексей Толстой]], «Князь Серебряный», 1861}}
 
{{Q|Я было уже готовился закричать вновь, как вдруг [[судьба]] еще раз захотела вероломно подшутить над нами: [[крокодил]] понатужился, вероятно давясь от огромности проглоченного им предмета, снова раскрыл всю ужасную пасть свою, и из нее, в виде последней отрыжки, вдруг на одну секунду выскочила голова Ивана Матвеича, с отчаянным выражением в лице, причем [[очки]] его мгновенно свалились с его [[нос]]у на дно ящика. Казалось, эта отчаянная голова для того только и выскочила, чтоб еще раз бросить последний [[взгляд]] на все предметы и мысленно проститься со всеми светскими удовольствиями. Но она не успела в своем намерении: крокодил вновь собрался с силами, глотнул — и вмиг она снова исчезла, в этот раз уже навеки.<ref>Большая хрестоматия. Русская литература XIX века. — М.: ИДДК, 2003 г.</ref>|Автор=[[Фёдор Михайлович Достоевский|Фёдор Достоевский]], «[[s:Крокодил (Достоевский)/I|Крокодил]]», 1865}}
 
{{Q|... градоначальник, в видах собственного облегчения, по временам снимал с себя голову и вместо нее надевал ермолку, точно так как соборный протоиерей, находясь в домашнем кругу, снимает с себя камилавку и надевает колпак.|Автор=[[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|Михаил Салтыков-Щедрин]], «[[История одного города]]», 1870}}
 
{{Q|― Помнишь? (обращался он то к Феде, то к Лизе). У [[обезьяна|обезьян]]… Помнишь, [[ибис]]ы?..
― «Кра-а-ас-ные!..»
― «Розовые, ― поправила Лиза, ― и [[голос]] у них как в [[медь|медный]] таз бить палкой, громко звенит!»
― «Нет, вот [[слон]], ― сказал Вася, ― [[лев]], бегемот; у [[бегемот]]а, знаете, ― голова с этот [[тарантас]]…»
― «Ну, уж врешь!»<ref>[[Глеб Иванович Успенский|Успенский Г.И.]] Собрание сочинений в девяти томах. Том 1. Москва, ГИХЛ, 1956 г.</ref>|Автор=[[Глеб Иванович Успенский|Глеб Успенский]], «Новые времена», 1873}}
 
{{Q|Дневали. Зуд нестерпимый; по ночам не спишь, слабеешь с каждым днём. Пробую различные средства от зуда; сегодня, ложась спать, я намазался [[табак|табачной]] гарью, разведённой в [[прованское масло|прованском масле]]. От этой мази через несколько минут у меня заболела голова до дурноты, и сделалась [[рвота]]. Ночь была проведена крайне тревожно.<ref>''[[:w:Пржевальский, Николай Михайлович|Н.М. Пржевальский]]''. «От Кульджи за Тянь-Шань и на Лоб-Нор». — М.: ОГИЗ, Государственное издательство географической литературы, 1947 г.</ref>|Автор=[[:w:Пржевальский, Николай Михайлович|Николай Пржевальский]], «Путь по Джунгарии» (Из полевого дневника), 1877}}
 
== Источники ==