Ледовитый океан: различия между версиями

1417 байт добавлено ,  10 месяцев назад
корчиться в судорогах
(сто лет спустя)
(корчиться в судорогах)
 
{{Q|Поздно вечером, когда [[полярный день|незаходящее уже солнце]] катилось красным шаром на северном [[горизонт]]е, «Полярная звезда» вышла из [[Берингов пролив|Берингова пролива]] в Ледовитый океан. Вдали, на западе, виднелся северо-восточный конец Азии ― [[мыс Дежнева]], на крутых откосах которого алели освещенные солнцем многочисленные снежные поля. Путешественники послали последний привет негостеприимному безлюдному [[берег]]у, все-таки составлявшему часть родной земли. На востоке можно было различить в легком тумане оставшийся уже позади мыс Принца Уэльского. Впереди море было почти свободно ото льдов.<ref name="обруч" />|Автор=[[Владимир Афанасьевич Обручев|Владимир Обручев]], «Плутония», 1924}}
 
{{Q|И я тут на [[юг]]е, далеко, а если бы и не далеко, это тоже ничего не меняет, ничего не могу поделать. Это конец. А потом мысль: такова судьба, таков путь. [[Россия]] умирает, Россия в ранах, ― как же смеем мы не гибнуть, не корчиться в судорогах вместе с ней? И она тоже кончает свое искание Георгия и Надежды, она в [[ад]]у напряжения. Скоро, скоро пробьет вещий час, и Россия, как огромный, оснащенный [[корабль]], отчалит от земли в Ледовитый океан, в ледовитую мёртвую [[вечность]]. И на этом корабле повезет она мертвенный груз наших обледенелых душ.<ref>''[[Елизавета Юрьевна Кузьмина-Караваева|Е.Ю.Кузьмина-Караваева]].'' «Мать Мария». — Собрание сочинений в пяти томах. Том I.</ref>|Автор= [[Елизавета Юрьевна Кузьмина-Караваева|Елизавета Скобцова (Кузьмина-Караваева)]], «Встречи с Блоком», 1936}}
 
{{Q|Меня крупно знобило, морозило от полярной стужи, не попадал зуб на зуб, предсмертная [[тошнота]] подступала к горлу, и ни капли тепла не было вокруг, как в брошенном [[сталь]]ном [[бронепоезд]]е ― среди бесконечных [[пространство|пространств]], среди этих тонких, негреющих, [[госпиталь]]ных одеял навсегда замерзшего Ледовитого океана, над которым переливалась [[стеклярус]]ом толстая короткая занавеска [[северное сияние|северного сияния]], еще более усиливая стужу, и в [[глаза]] мне смотрела остановившаяся прямо надо мной голая электрическая лампочка [[Полярная звезда|Полярной звезды]], ― смотрела, смотрела, смотрела и никак не могла насмотреться на меня своим убивающим [[взгляд]]ом слабого накала. Меня посещали [[пророк|пророческие]] видения, которые я тут же навсегда забывал, но одно из них все-таки оставило слабый след в моей [[память|памяти]].<ref>''[[Валентин Петрович Катаев|Катаев В.П.]]'' Трава забвенья. — Москва, «Вагриус», 1997 г.</ref>|Автор=[[Валентин Петрович Катаев|Валентин Катаев]], «Трава забвенья», 1967}}