Покойник: различия между версиями

2791 байт добавлено ,  6 месяцев назад
Нет описания правки
(приведение в порядок, оформление, нужно с мертвецом разделить)
[[Файл:Gabriel von Max Der Anatom.jpg|thumb|300px350px|<center>[[w:Макс, Габриэль|Габриэль фон Макс]] (1840–1915),<br /><big>«Анáтом»</big>]]
'''Покóйник''' — тот, кто умер: умерший, мёртвый, мертвец; тело усопшего. <br />
{{Навигация|Тема=Покойник|Википедия=Труп}}
 
'''Покóйник''' — тот, кто умер: умерший, мёртвый, мертвец; тело усопшего. <br />
Также «покойником» ''(или покойным)'' нередко называют умерших родственников, так называемых [[предки|предков]], имея в виду, что их уже нет.
 
== Покойник в публицистике и документальной прозе ==
{{Q|Такова, например, игра в покойника (местные названия: «умрун», «[[смерть]]» и т. д.). Состоит она в том, что ребята уговаривают самого простоватого парня или мужика быть покойником, потом наряжают его во всё белое, натирают овсяной мукой лицо, вставляют в рот длинные зубы из [[брюква|брюквы]], чтобы страшнее казался, и кладут на скамейку или в [[гроб]], предварительно накрепко привязав верёвками, чтобы, в случае чего, не упал или не убежал. Покойника вносят в избу на посиделки четыре человека, сзади идёт поп в рогожной ризе, в камилавке из синей сахарной бумаги, с кадилом в виде глиняного горшка или рукомойника, в котором дымятся угли, сухой мох и [[гуано|куриный помёт]]. Рядом с попом выступает дьячёк в кафтане, с косицей назади, потом [[плакальщица]] в тёмном сарафане и платочке, и, наконец, толпа провожающих покойника [[родственник]]ов, между которыми обязательно найдется [[мужчина]] в женском платье, с корзиной шанег или опекишей для поминовения усопшего. Гроб с покойником ставят посреди избы и начинается кощунственное отпевание, состоящее из самой отборной, что называется, «острожной» брани, которая прерывается только всхлипыванием плакальщицы, да каждением «[[поп]]а».
По окончании отпевания, девок заставляют прощаться с покойником и насильно принуждают целовать его открытый рот, набитый брюквенными зубами. Нечего и говорить, что один вид покойника производит на девушек удручающее впечатление: многие из них плачут, а наиболее молоденькие, случается, даже [[болезнь|заболевают]] после этой игры.<ref>''[[w:Максимов, Сергей Васильевич|Максимов С.В.]]'' «Нечистая, неведомая и крестная сила». — Санкт-Петербург: ТОО «Полисет», 1994 г.</ref> |Автор= [[Сергей Васильевич Максимов|Сергей Максимов]], «[[s:Нечистая, неведомая и крестная сила (Максимов)|Нечистая, неведомая и крестная сила]]», 1903}}
 
{{Q|Охрименко за долгое сидение в смертной камере (1938) сильно заболел. Его не только не взяли в больницу, но и врач долго не шла. Когда же пришла, то не вошла в камеру, а через решетчатую дверь, не осматривая и ни о чём не спрашивая протянула порошки. А у Страховича началась [[водянка]] ног, он объяснил это надзирателю ― и прислали… [[дантист|зубного врача]]. Когда же врач и вмешивается, то должен ли он лечить смертника, то есть продлить ему ожидание смерти? Или гуманность врача в том, чтобы настоять на скорейшем расстреле? Вот опять сценка от Страховича: входит [[врач]] и, разговаривая с дежурным, тычет пальцем в смертника: «покойник!.. покойник!.. покойник!.. (Это он выделяет для дежурного дистрофиков, настаивая, что нельзя же так изводить людей, что пора же расстреливать!) А отчего, в самом деле, так долго их держали? Не хватало [[палач]]ей? Надо сопоставить с тем, что очень многим смертникам предлагали и даже просили их подписать просьбу о помиловании, а когда они очень уж упирались, не хотели больше сделок, то подписывали от их имени. Ну, а ход бумажек по изворотам машины и не мог быть быстрей, чем в месяцы. Тут, наверно, вот что: стык двух разных ведомств. Ведомство следственно-судебное (как мы слышали от членов Военной Коллегии, это было ― едино) гналось за раскрытием достойной кары ― расстрелов.|Автор=[[Солженицын, Александр Исаевич|Александр Солженицын]], «[[Архипелаг ГУЛаг]]», 1968}}
 
{{Q|Пассивизм не опишешь через внешние приметы: как процесс он скорее отсутствие всякого процесса. <...> Не случайно при [[Леонид Ильич Брежнев|Брежневе]] заметить пассивизм как явление было невозможно: мёртвые в мёртвом царстве не бросались в глаза. Выраженьице «трудный подросток» прикрыло всех: и юных профессионалов-[[вор]]ов, и бунтовщиков-неформалов, и наших лохов.<ref name="Пассивизм">''Александр Файн, [[Дмитрий Павлович Губин|Дмитрий Губин]]'', «О племени младом и незнакомом». — М., «Огонёк» № 8, февраль 1991 г.</ref>|Автор=Александр Файн, [[Дмитрий Павлович Губин|Дмитрий Губин]], «О племени младом и незнакомом», 1991}}
{{Q|[[Народ]] тут злой; [[воровство|воровать]] и [[разбой]]ничать за [[грех]] не почитается, таких насмешников и разбойников в свете нет. Живут тут [[идол]]опоклонники, и [[деньги]] у них бумажные, мёртвых своих сжигают, всяких харчей у них вдоволь, но едят они [[фараон]]овых крыс. Молятся они разным вещам: как встанут утром, первое, что увидят, тому и [[молитва|молятся]]. [[Полярная звезда|Полярной звезды]] тут совсем не видно, но если привстать на цыпочки, то поднимается она над водою на локоть. Мертвых сжигают они, по их словам, вот почему: если не сжигать мертвых тел, в них завелись бы [[черви]], сожрали бы те черви все [[тело]], из которого вышли, нечего было бы им есть, пропали бы они все, а на душе того, чье тело, был бы тяжкий грех. Поэтому-то и сжигают они мертвые тела. И у червей, говорят они, ― [[душа]].<ref>''[[Михаил Павлович Шишкин|Михаил Шишкин]]'', «Письмовник» — М.: «Знамя», №7 за 2010 г.</ref>|Автор=[[Михаил Павлович Шишкин|Михаил Шишкин]], «Письмовник», 2009}}
 
=== Покойник в поэзии ===
<!-- цитаты в хронологическом порядке-->
{{Q|Там [[могила|урну]] хладную с [[любовь]]ю осеняют
 
== См. также ==
{{Навигация
|Тема = Покойник
|Википедия = Покойник
|Викисклад = category:Cadavers
|Викитека =
|Викисловарь = покойник
}}
* [[Смерть]]
* [[Труп]]
* [[Убийство]]
* [[Преступник]]
* [[Дуба дать]]
* [[Плакальщица]]
* [[Кладбище]]
* [[Елисейские Поля]]
* [[Могила]]
* [[Мертвец]]