Норма (Сорокин): различия между версиями

20 байт добавлено ,  8 месяцев назад
м
Нет описания правки
м
м
 
{{Q|— Люди новое делают, а ты издеваешься.
— Этому новому, Анечка, уже почти полвека. [[w:Театр на Таганке|«Таганка»]] для нас новой кажется потому, что мы больше ничего не видим. Только наше полное невежество позволяет нам называть их — авангардом. <…> «Таганка» мимикрирует под авангард, в сущности оставаясь вполне обычным культурно-просветительным заведением. Все их формальные приёмы затасканы и не новы. То, что разрабатывал Мейерхольд полвека назад, они берут на вооружение. А сегодняшний авангард, милая моя, авангард в полном смысле слова, это прежде всего вопрос содержания. И это новое содержание сразу диктует новую форму. Тут обратная связь. А у них содержание советское. <…> По-моему, «Таганка» из всех наших театров самый рутинный. Она научилась готовить соус, под которым всё пойдёт на ура. Даже [[Малая земля (книга)|«Малая земля»]].|Комментарий=возможно, неоригинальная мысльнеоригинально}}
 
{{Q|— … [[Расул Гамзатов|Гамзатов]] вон вообще её на шампур вперемешку с шашлыком. Жарит и ест. Хванчкарой запивает.}}
{{Q|Антон вышел на берег. Мокрый, глинистый он лежал перед церковью и назывался Русская Земля.
Антон опустился на колени, коснулся её рукой. Она была теплой, влажной, доверчивой и благодатной. Она ждала его, ждала, как женщина, как мать, как сестра, как любимая.
Он опустился на неенеё, обнял, чувствуя блаженную прелесть её тепла. И она обняла его, обняла нежно и страстно, истово и робко, ласково и властно. Не было ничего прекраснее этой любви, этой близости! Это продолжалось бесконечно долго и в тот миг, когда горячее семя Антона хлынуло в Русскую Землю, над ним ожил колокол заброшенной церкви.}}
 
* см. [[Падёж (Сорокин)|«Падёж»]]
Спит оно в кубанской колыбели.
Как отец, склонился над зерном в куртке, перешитой из шинели, бледный от волненья агроном. Он осторожно приблизил лицо к отполированной трубе уходящего в землю микроскопа, посмотрел в окуляр.
Увеличенное в сто раз зерно не помещалось в окуляре. [[Трофим Лысенко|Лысенко]] покрутил колёсико фокусировки. Изображение стало чётким, на бугристой желтовато-коричневой поверхности зерна обозначились ровные строчки сталинской статьи [[К вопросам аграрной политики в СССР|«Аграрная политика в СССР»]]. Острая часть зерна уже разбухла и вот-вот была готова [[раскулачивание|пустить росток]].|Комментарий=«Зерно»}}
 
{{Q|— Смотри! Нагружённая глыбами счастья [[Весна]] по России победно идёт!