Рододендрон: различия между версиями

2103 байта добавлено ,  1 год назад
классная статья, любо-дорого посмотреть!..
м (статья здесь)
(классная статья, любо-дорого посмотреть!..)
[[Файл:South side of Lough Caragh, near Killarney. - geograph.org.uk - 71979.jpg|thumb|330px350px|<center>Цветущий [[:w:Рододендрон понтийский|рододендрон понтийский]]]]
'''Рододéндрон''' ({{lang-la|Rhododéndron}}), иногда ''альпи́йская ро́за'' — так называются вечнозелёные, а также листопадные и полулистопадные [[кустарник]]и, небольшие [[деревья]] и совсем маленькие кустарнички из крупного рода (более восьмисот видов) [[:w:Рододендрон|Рододендрон]] семейства [[Вереск]]овых ({{lang-la|[[:w:Ericaceae|Ericaceae]]}}). К роду рододендрон в сравнительно недавнее время были присоединены такие широко известные в цветоводстве (садовом, комнатном и [[оранжерея|оранжерейном]]) растения как [[Азалия|азалия]],<ref group="комм.">И тем не менее, различия между рододендроном и [[азалия|азалией]] значительны (и видны невооружённым взглядом). Цветы азалий в подавляющем числе случаев имеют по пять тычинок, в то время как у рододендронов — их десять или более (и только в двух известных случаях немного меньше: от 7 до 10).</ref> а также несколько видов [[лес]]ных [[багульник]]ов, выделяемые некоторыми систематиками в подрод.<ref group="комм.">С родом [[багульник]] ({{lang-la|Lédum}}) история несколько иная. [[Запад]]ные ботаники уже давно влили маленький род багульник (всего четыре вида) в большой род рододендрон и даже не все из них готовы признавать багульник в качестве секции или подрода. Однако отечественная наука до сих пор числит род ''[[:w:Ledum|Ledum]]'' отдельно от рода [[:w:Rhododendron|Rhododendron]].</ref>
 
Многие рододендроны — необычайно красиво и обильно цветущие [[растения]]. За века их культивирования были выведены сотни сортов и [[гибрид]]ов, известных как под именами «азалий», так и собственно рододендронов. Во многих [[страна]]х существуют целые парки рододендронов, в период цветения покрытые сплошным ковром цветов.
 
== Рододендрон в прозенаучно-популярной литературе и публицистике ==
{{Q|Рододендрон ([[:w:Rhododendron dahuricum|Rhododendron dauricum]]) ― весьма распространён в окрестностях озера [[Байкал]]а и по [[Амур]]у, довольно редко попадается в Уссурийском крае, где растёт по горам. [[Сирень]] ([[:w:Syringa amurensis|Syringa amurensis]]) встречается, хотя и не особенно часто, по берегам и островам рек. [[Лещина]] (Corylus manshurica, [[:w:Corylus heterophylla|С. heterophylla]]) во множестве растёт по всему краю. В особенности распространён первый вид, который образует густейшие, непроходимые заросли и в [[лист]]венных лесах.<ref name="Пржевальский">''[[:w:Пржевальский, Николай Михайлович|Н.М. Пржевальский]]''. «Путешествие в Уссурийском крае». 1867-1869 гг. — М.: ОГИЗ, 1947 г.</ref>|Автор=[[:w:Пржевальский, Николай Михайлович|Николай Пржевальский]], «Путешествие в Уссурийском крае», 1870}}
{{Q|Я люблю и теперь взбираться мыслию по этим отвесным утесам восточной [[Швейцария|Швейцарии]], на которых рука трудолюбивого [[Сирия|Сирийца]] иссекла бесчисленные уступы, сделав из них лестницу, ведущую на [[небо]], и куда из пропастей принесла она землю, питающую ряды стройных [[шелковица|шелковичных дерев]] и [[виноград]]ных лоз, обвешанных огромными гроздами, или скромный [[ячмень]]. Люблю переноситься на этот нагой и съёженный [[гранит]], как бы преграждающий вселенную чёрною грудью своею, вспаханный человеком от подошвы до самых облаков, из любви к независимости, из ненависти к кровавому притеснителю. Вижу ещё под моими ногами эти глубокие долины с зелёным дном, с голубым шумящим потоком, с розовою полосою цветущего подле воды рододендрона...<ref>''[[:w:Сенковский, Осип Иванович|Сенковский О.И.]]'' в кн. «Сирия, Ливан и Палестина в описаниях российских путешественников, консульских и военных обзорах первой половины XIX века». — Москва, «Наука», 1991 г.</ref>|Автор=[[:w:Сенковский, Осип Иванович|Осип Сенковский]], «Воспоминания о Сирии», 1822}}
 
{{Q|Слыша теперь завывание бури, я благодарил [[судьба|судьбу]], что успел добраться до жилья, а то пришлось, бы целую ночь мёрзнуть на дворе. Замечательно, что ещё накануне этой [[метель|метели]] я нашёл в лесу вторично расцветший куст рододендрона, который так отрадно было видеть среди оголённых деревьев и иссохших [[лист]]ьев, кучками наваленных на землю.<ref name="Пржевальский"></ref>|Автор=[[:w:Пржевальский, Николай Михайлович|Николай Пржевальский]], «Путешествие в Уссурийском крае», 1870}}
{{Q|Руди, уйдя из Бэ, кинулся в горы, в этот свежий, холодный воздух, в область [[снег]]ов, в царство Девы Льдов. Внизу виднелись лиственные деревья; они смотрели отсюда [[картофель]]ною зеленью; [[сосна|сосны]] и кустарники становились всё мельче, там и сям попадались альпийские розы, росшие прямо на снегу, который местами напоминал разостланный для беления холст.|Автор=[[Ганс Христиан Андерсен]], «[[s:Дева льдов (Андерсен/Ганзен)/12|Дева льдов]]», 1861}}
 
{{Q|[[Япония]] представляет из себя как бы роскошный [[парк]], местами дикий, с непроходимыми чащами, с потоками, ключами, утёсами гор самого разнообразного вида и с красивыми долинами, покрытыми как ковром цветами [[азалия|азалий]] и рододендронов.<ref>[[w:Лухманова, Надежда Александровна|''Лухманова Н. А.'']], «Японцы и их страна». — СПб.: Постоянная комиссия народных чтений, 1904 г.</ref>|Автор=[[w:Лухманова, Надежда Александровна|Надежда Лухманова]], «Японцы и их страна», 1901}}
{{Q|''Два часа''. День на день не приходится. Сегодня я и в маленьком [[ресторан]]е почти ничего не ел. [[Стыд]]но сказать отчего. Я всегда завидовал [[поэт]]ам, особенно «антологическим»: напишет контурчики, чтоб было плавно, выпукло, округло, звучно, без малейшего смысла: ''«Рододендрон-Рододендрон»'' - и хорошо.<ref group="комм.">В тексте «Скуки ради» [[Александр Иванович Герцен|Герцен]] намекает на стихотворение [[Афанасий Афанасьевич Фет|Афанасия Фета]] «Рододендрон» (которое находится в начале раздела [[поэзия|поэзии]]), хотя и не называет его прямо.</ref> В прозе [[люди]] требовательнее, и если нет ни [[талант]]а, ни мысли, то требуют хоть какого-нибудь [[донос]]а. А мне именно приходится написать такую «антологическую прозу».|Автор=[[Александр Иванович Герцен|Александр Герцен]], «[[s:Скуки ради (Герцен)/VI|Скуки ради]]», 1869}}
 
{{Q|Рододендроны ([[:w:Rhododendron dahuricum|Rhododendron dahuricum]] L.) были теперь в полном цвету, и от этого скалы, на которых они росли, казались пурпурно-фиолетовыми. Долину Фудзина можно назвать [[луг]]овой. Старый [[дуб]], ветвистая [[липа]] и узловатый [[осокорь]] растут по ней одиночными [[деревья]]ми. Невысокие [[горы]] по сторонам покрыты смешанным лесом[[лес]]ом с преобладанием [[пихта|пихты]] и [[ель|ели]].
{{Q|Рододендрон ([[:w:Rhododendron dahuricum|Rhododendron dauricum]]) ― весьма распространён в окрестностях озера [[Байкал]]а и по [[Амур]]у, довольно редко попадается в Уссурийском крае, где растёт по горам. [[Сирень]] ([[:w:Syringa amurensis|Syringa amurensis]]) встречается, хотя и не особенно часто, по берегам и островам рек. [[Лещина]] (Corylus manshurica, [[:w:Corylus heterophylla|С. heterophylla]]) во множестве растёт по всему краю. В особенности распространён первый вид, который образует густейшие, непроходимые заросли и в [[лист]]венных лесах.<ref name="Пржевальский">''[[:w:Пржевальский, Николай Михайлович|Н.М. Пржевальский]]''. «Путешествие в Уссурийском крае». 1867-1869 гг. — М.: ОГИЗ, 1947 г.</ref>|Автор=[[:w:Пржевальский, Николай Михайлович|Николай Пржевальский]], «Путешествие в Уссурийском крае», 1870}}
Дикая [[красота]] долины смягчалась присутствием людей.<ref name="Уссури">[[Владимир Клавдиевич Арсеньев|''В.К. Арсеньев'']]. «По Уссурийскому краю». «Дерсу Узала». — М.: Правда, 1983 г.</ref>|Автор=[[Владимир Клавдиевич Арсеньев|Владимир Арсеньев]], «По Уссурийскому краю», 1917}}
 
{{Q|Сразу с бивака мы повернули вправо и пошли по ключику в горы. Подъём был продолжительный и трудный. Чем выше мы подымались, тем [[растительность]] становилась скуднее. Лесные великаны теперь остались позади. Вместо них появились корявый дубок, маньчжурская [[рябина]] (Sorbus ancuparia L.) с голыми ветками и слабо опушёнными листьями, жёлтая [[берёза]] ([[:w:Betula ermanii|Betula ermanii]] Cham.) с мохнатой корой, висящей по стволу лохмотьями, рододендроны (Rhododendron dahuricum L.) с кожистыми, иногда зимующими листьями и белая [[ясеница]] (Dictamnus albys L.)<ref name="Уссури" />|Автор=[[Владимир Клавдиевич Арсеньев|Владимир Арсеньев]], «По Уссурийскому краю», 1917}}
{{Q|Слыша теперь завывание бури, я благодарил [[судьба|судьбу]], что успел добраться до жилья, а то пришлось, бы целую ночь мёрзнуть на дворе. Замечательно, что ещё накануне этой [[метель|метели]] я нашёл в лесу вторично расцветший куст рододендрона, который так отрадно было видеть среди оголённых деревьев и иссохших [[лист]]ьев, кучками наваленных на землю.<ref name="Пржевальский"></ref>|Автор=[[:w:Пржевальский, Николай Михайлович|Николай Пржевальский]], «Путешествие в Уссурийском крае», 1870}}
 
{{Q|Всё это производило впечатление [[март]]а месяца. 30 [[июнь|июня]] мы подошли к водоразделу[[водораздел]]у и здесь увидели любопытную картину. Почва была совершенно промерзшей, [[мох]] хрустел под ногами. Всюду лежал [[снег]], который под влиянием солнечных лучей принял [[:w:Фирновая граница|фирновую структуру]], и рядом с ним большие заросли [[:w:Рододендрон золотистый|золотистого рододендрона]] с ветвями вышиной до плеч [[человек]]а, усаженными кожистыми блестящими тёмно-зелёными листьями и с шапками золотисто-жёлтых цветов.<ref name="Тайга">[[Владимир Клавдиевич Арсеньев|''В.К. Арсеньев'']]. «В дебрях Уссурийского края». М.: «Мысль», 1987 г.</ref>|Автор=[[Владимир Клавдиевич Арсеньев|Владимир Арсеньев]], «Сквозь тайгу», 1930}}
{{Q|― Вы можете [[любовь|любить]]? ― О! ― начал было он, но в это время одна из танцующих дам подвела ей двух кавалеров: ― [[Гиацинт]] или рододендрон? ― Гиацинт, ― ответила она и умчалась скользить по паркету. Через три месяца, на Красную горку, была их [[свадьба]].<ref name="Салтыков">''[[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|М.Е. Салтыков-Щедрин]]''. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 16. Книга 2. Москва, Художественная литература, 1973 г.</ref>|Автор=[[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|Михаил Салтыков-Щедрин]], «Мелочи жизни», 1887}}
 
{{Q|На гольцах кое-где еще лежали сугробы [[снег]]а, хотя [[лето]] уже перевалило на вторую половину. Некоторые впадины на склонах гольцов можно было считать карами, оставшимися от [[ледник]]ового периода. Склоны гольцов были частью покрыты густыми, но не высокими зарослями рододендрона с крупными жёлтыми цветами, частью же осыпями [[камень|камня]]. Цветущий рододендрон я видел впервые.<ref>''[[:w:Владимир Афанасьевич Обручев|Обручев В.А.]],'' «Мои путешествия по Сибири». — М., Л.: Изд-во АН СССР, 1948 г.</ref>|Автор=[[Владимир Афанасьевич Обручев|Владимир Обручев]], «Мои путешествия по Сибири», 1948}}
{{Q|[[Япония]] представляет из себя как бы роскошный [[парк]], местами дикий, с непроходимыми чащами, с потоками, ключами, утёсами гор самого разнообразного вида и с красивыми долинами, покрытыми как ковром цветами [[азалия|азалий]] и рододендронов.<ref>[[w:Лухманова, Надежда Александровна|''Лухманова Н. А.'']], «Японцы и их страна». — СПб.: Постоянная комиссия народных чтений, 1904 г.</ref>|Автор=[[w:Лухманова, Надежда Александровна|Надежда Лухманова]], «Японцы и их страна», 1901}}
 
{{Q|А как быть вечнозеленым растениям с широкими листьями и большим ростом? Такие в нашей стране можно встретить на Дальнем Востоке. Это красивоцветущие [[кустарник]]и ― некоторые виды из рода Рододендрон (Rhododendron sp.). Они нашли довольно оригинальный выход: свернуть [[лист]]ья в трубочку! Тогда [[снег]]а на них нападает гораздо меньше, и ветки не поломаются. А весной, когда многие растения еще не успели «отрастить» себе новые листья, рододендроны разворачивают перезимовавшие листья-трубочки и начинают фотосинтезировать. Могут они разворачиваться и во время [[оттепель|оттепелей]]. У некоторых рододендронов [[листопад]] происходит не осенью, а… весной! Все растение покрыто розовыми [[цветок|цветками]], а листья, которые [[кустарник]] хранил в течение зимы, почему-то опадают. Но у всех названных северных растений есть отделительная зона. У [[сосна|сосны]] опадают веточки, несущие по два листа (совсем как у [[метасеквойя|метасеквойи]]), а у остальных опадают листья.<ref>''Малеева Ю., Чуб В.'' «Биология. Флора». Экспериментальный учебник для учащихся VII классов. — М.: МИРОС. 1994 г.</ref>|Автор=Владимир Чуб, «Что изучает наука ботаника?», 1998}}
 
{{Q|Оба эти вида ''<рододендрон даурский и рододендрон золотистый>'' обладают [[яд]]овитыми свойствами. О ядовитости остальных видов рододендрона данных в литературе не имеется. <...>
В большей или меньшей степени все части растения, в том числе и цветки, [[ядовитые растения|ядовиты]].
Имеются данные, свидетельствующие о ядовитости [[мёд]]а. Ядовиты главным образом соты, в которых есть перга из пыльцы, собранной с цветков рододендрона. Впрочем, при любых обстоятельствах рододендроновый мёд нельзя признать безопасным.
Отравления растениями как таковыми тоже возможны. Они связаны исключительно с применением многих видов рододендрона в [[:w:народная медицина|народной медицине]].
Достоверных описаний отравления [[люди|людей]] рододендронами в отечественной медицинской литературе обнаружить не удалось.
У [[животные|животных]] первыми признаками [[отрава|отравления]] являются сильное [[слюна|слюнотечение]] и позывы на [[рвота|рвоту]]. В дальнейшем развиваются сильные боли по ходу пищеварительного тракта. Животные при этом скрежещут [[зуб]]ами, бьют себя по животу задними ногами, стонут. Одновременно с этими явлениями развиваются признаки угнетения сердечно-сосудистой системы и дыхания...<ref name="Зориков">''[[Пётр Семёнович Зориков|П.С.Зориков]]'', «Ядовитые растения леса», — [[Владивосток]], Российская Академия Наук, Дальневосточное отделение; изд. «Дальнаука», 2005 г., ISBN 5-8044-0524-1. — стр.88-89</ref>|Автор=Пётр Зориков, «Ядовитые растения леса», 2005}}
 
== Рододендрон в художественной прозе ==
{{Q|Я люблю и теперь взбираться мыслию по этим отвесным утесам восточной [[Швейцария|Швейцарии]], на которых рука трудолюбивого [[Сирия|Сирийца]] иссекла бесчисленные уступы, сделав из них лестницу, ведущую на [[небо]], и куда из пропастей принесла она землю, питающую ряды стройных [[шелковица|шелковичных дерев]] и [[виноград]]ных лоз, обвешанных огромными гроздами, или скромный [[ячмень]]. Люблю переноситься на этот нагой и съёженный [[гранит]], как бы преграждающий вселенную чёрною грудью своею, вспаханный человеком от подошвы до самых облаков, из любви к независимости, из ненависти к кровавому притеснителю. Вижу ещё под моими ногами эти глубокие долины с зелёным дном, с голубым шумящим потоком, с розовою полосою цветущего подле воды рододендрона...<ref>''[[:w:Сенковский, Осип Иванович|Сенковский О.И.]]'' в кн. «Сирия, Ливан и Палестина в описаниях российских путешественников, консульских и военных обзорах первой половины XIX века». — Москва, «Наука», 1991 г.</ref>|Автор=[[:w:Сенковский, Осип Иванович|Осип Сенковский]], «Воспоминания о Сирии», 1822}}
 
{{Q|Руди, уйдя из Бэ, кинулся в горы, в этот свежий, холодный воздух, в область [[снег]]ов, в царство Девы Льдов. Внизу виднелись лиственные деревья; они смотрели отсюда [[картофель]]ною зеленью; [[сосна|сосны]] и кустарники становились всё мельче, там и сям попадались альпийские розы, росшие прямо на снегу, который местами напоминал разостланный для беления холст.|Автор=[[Ганс Христиан Андерсен]], «[[s:Дева льдов (Андерсен/Ганзен)/12|Дева льдов]]», 1861}}
 
{{Q|''Два часа''. День на день не приходится. Сегодня я и в маленьком [[ресторан]]е почти ничего не ел. [[Стыд]]но сказать отчего. Я всегда завидовал [[поэт]]ам, особенно «антологическим»: напишет контурчики, чтоб было плавно, выпукло, округло, звучно, без малейшего смысла: ''«Рододендрон-Рододендрон»'' - и хорошо.<ref group="комм.">В тексте «Скуки ради» [[Александр Иванович Герцен|Герцен]] намекает на стихотворение [[Афанасий Афанасьевич Фет|Афанасия Фета]] «Рододендрон» (которое находится в начале раздела [[поэзия|поэзии]]), хотя и не называет его прямо.</ref> В прозе [[люди]] требовательнее, и если нет ни [[талант]]а, ни мысли, то требуют хоть какого-нибудь [[донос]]а. А мне именно приходится написать такую «антологическую прозу».|Автор=[[Александр Иванович Герцен|Александр Герцен]], «[[s:Скуки ради (Герцен)/VI|Скуки ради]]», 1869}}
 
{{Q|― Вы можете [[любовь|любить]]? ― О! ― начал было он, но в это время одна из танцующих дам подвела ей двух кавалеров: ― [[Гиацинт]] или рододендрон? ― Гиацинт, ― ответила она и умчалась скользить по паркету[[паркет]]у. Через три месяца, на Красную горку, была их [[свадьба]].<ref name="Салтыков">''[[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|М.Е. Салтыков-Щедрин]]''. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 16. Книга 2. Москва, Художественная литература, 1973 г.</ref>|Автор=[[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|Михаил Салтыков-Щедрин]], «Мелочи жизни», 1887}}
 
{{Q|Налево от нас, за поворотом, начинается {{comment|Via Tasso|улица Тассо}}. Это — широкая, почти вечно пустая улица; справа тянутся заборы, за ними, по террасам высоких гор, громадные [[виноград]]ники; изредка: куща рододендронов, высокие зонты [[пиния|пиней]] да широколистые [[пальма|пальмы]] какого-нибудь парка, окружающего [[поэт]]ично белую виллу, с опущенными зелёными жалюзи окон, которые почему-то говорят мне о тайне любви.|Автор=[[s:Надежда Александровна Лухманова|Надежда Лухманова]], «Исповедь (Не посланное письмо)», 1901}}
Картина перед нами величава и прелестна. Тихое утро, горные [[снег]]а, тёмная синева ущелий и гроза войны под снежными вершинами. Прекрасно и жутко. Против солнца смотреть трудно. В бинокль видно, как по гребню подснежной высоты в щетине опавших [[лес]]ов испуганно бегают [[турки]]. <...>
Гребень обстрелян достаточно, орудия замолкают. [[Солдат]]ы предаются отдыху на [[солнце]], лежат на рододендронах и [[папоротник]]ах мечтательно и тихо. Сидим с одним в стороне рядом, ноги под гору, лицом к ущелью. Он снял фуражку и вынул из [[:w:тулья|тульи]] [[письмо]], просит прочитать. Я читаю, взволнованный любовной [[нежность]]ю, которой проникнуто письмо.|Автор=[[Степан Семёнович Кондурушкин|Степан Кондурушкин]], «Вслед за войной», 1915}}
 
{{Q|Рододендроны ([[:w:Rhododendron dahuricum|Rhododendron dahuricum]] L.) были теперь в полном цвету, и от этого скалы, на которых они росли, казались пурпурно-фиолетовыми. Долину Фудзина можно назвать [[луг]]овой. Старый [[дуб]], ветвистая [[липа]] и узловатый [[осокорь]] растут по ней одиночными [[деревья]]ми. Невысокие горы по сторонам покрыты смешанным лесом с преобладанием [[пихта|пихты]] и [[ель|ели]].
Дикая [[красота]] долины смягчалась присутствием людей.<ref name="Уссури">[[Владимир Клавдиевич Арсеньев|''В.К. Арсеньев'']]. «По Уссурийскому краю». «Дерсу Узала». — М.: Правда, 1983 г.</ref>|Автор=[[Владимир Клавдиевич Арсеньев|Владимир Арсеньев]], «По Уссурийскому краю», 1917}}
 
{{Q|Сразу с бивака мы повернули вправо и пошли по ключику в горы. Подъём был продолжительный и трудный. Чем выше мы подымались, тем [[растительность]] становилась скуднее. Лесные великаны теперь остались позади. Вместо них появились корявый дубок, маньчжурская [[рябина]] (Sorbus ancuparia L.) с голыми ветками и слабо опушёнными листьями, жёлтая [[берёза]] ([[:w:Betula ermanii|Betula ermanii]] Cham.) с мохнатой корой, висящей по стволу лохмотьями, рододендроны (Rhododendron dahuricum L.) с кожистыми, иногда зимующими листьями и белая [[ясеница]] (Dictamnus albys L.)<ref name="Уссури" />|Автор=[[Владимир Клавдиевич Арсеньев|Владимир Арсеньев]], «По Уссурийскому краю», 1917}}
 
{{Q|Коротков пешком одолел три версты и, запыхавшись, вбежал в канцелярию, как раз когда кухонные [[часы]] Альпийской Розы пробили одиннадцать раз. В канцелярии его ожидало зрелище совершенно необычайное для одиннадцати часов утра. Лидочка де-Руни, Милочка Литовцева, Анна Евграфовна, старший бухгалтер Дрозд, инструктор Гитис, Номерацкий, Иванов, Мушка, регистраторша, кассир — словом, вся канцелярия не сидела на своих местах за кухонными столами бывшего ресторана Альпийской Розы,<ref group="комм.">Здесь [[Михаил Афанасьевич Булгаков|Михаил Булгаков]] говорит о [[легенда]]рном ресторане «Альпийская роза» (или «Рододендрон»), в котором любили встречаться артисты и художники. Вот как об этом ресторане пишет [[Владимир Гиляровский]] в своей книге [[:s:Москва и москвичи (Гиляровский)/Сухаревка|«Москва и москвичи»]]: «Литературно-художественный кружок основался совершенно случайно в немецком ресторане «Альпийская роза» на Софийке. Вход в ресторан был строгий: лестница в коврах, обставленная тропическими [[растения]]ми, внизу [[швейцар]]ы, и ходили сюда завтракать из своих контор главным образом московские [[немцы]]».</ref> а стояла, сбившись в тесную кучку у стены, на которой гвоздём была прибита четвертушка бумаги.| Автор = [[Михаил Афанасьевич Булгаков|Михаил Булгаков]], «[[:s:Дьяволиада (Булгаков)/IV|Дьяволиада]]», 1923}}
 
{{Q|Весёлый шофёр звонким ударом согнул железный флажок таксометра, мимо полилась улица, и Фред то и дело соскальзывал с кожаного сиденья и всё смеялся, ворковал сам с собою. Он вылез у входа в Гайд-Парк и, не замечая любопытных [[взгляд]]ов, засеменил вдоль зелёных складных стульев, вдоль бассейна, вдоль огромных кустов рододендрона, темневших в тени [[ильм]]ов и [[липа|лип]], над [[мурава|муравой]], яркой и ровной, как [[бильярд]]ное сукно.<ref>''[[Владимир Владимирович Набоков|Набоков В.В.]]'' Собрание сочинений в 4 томах — М.: Правда, 1990. Том первый</ref>|Автор=[[Владимир Владимирович Набоков|Владимир Набоков]], «Картофельный эльф», 1924}}
 
{{Q|Всё это производило впечатление [[март]]а месяца. 30 [[июнь|июня]] мы подошли к водоразделу и здесь увидели любопытную картину. Почва была совершенно промерзшей, [[мох]] хрустел под ногами. Всюду лежал [[снег]], который под влиянием солнечных лучей принял [[:w:Фирновая граница|фирновую структуру]], и рядом с ним большие заросли [[:w:Рододендрон золотистый|золотистого рододендрона]] с ветвями вышиной до плеч [[человек]]а, усаженными кожистыми блестящими тёмно-зелёными листьями и с шапками золотисто-жёлтых цветов.<ref name="Тайга">[[Владимир Клавдиевич Арсеньев|''В.К. Арсеньев'']]. «В дебрях Уссурийского края». М.: «Мысль», 1987 г.</ref>|Автор=[[Владимир Клавдиевич Арсеньев|Владимир Арсеньев]], «Сквозь тайгу», 1930}}
 
{{Q|Были парники, была маленькая [[оранжерея]]. Смутно помню тёплый, парной её воздух, узорчатые листья [[пальма|пальм]], стену и потолок из пыльных стёкол, горки рыхлой, очень чёрной земли на столах, ряды горшочков с рассаженными черенками. И ещё помню звучное, прочно отпечатавшееся в памяти слово «рододендрон». На всё, что кругом, [[отец]] не мог смотреть, не пытаясь вложить в это своих [[знание|знаний]] и [[творчество|творчества]].<ref>''[[w:Вересаев, Викентий Викентьевич|Вересаев В.В.]]'' «Воспоминания». Госполитиздат, 1946 г.</ref>|Автор=[[Викентий Викентьевич Вересаев|Викентий Вересаев]], «Воспоминания», 1935}}
{{Q|Белые круги с чёрной «[[свастика|свастикой]]» смягчают резкость красного цвета полотнищ. Везде ― [[цветы]]. В садах зацветает белый и розовый [[боярышник]], висят на голых ветвях большие лиловые колокольчики японских [[магнолия|магнолий]]. У памятников на площадях, в тенистых, укромных уголках [[:w:Тиргартен|Тиргартена]] ― нежная белая паутина цветущих кустов рододендрона. Погода ― праздничная. По синему небу, играючи, плывут белые облака, как яхты по озеру [[:w:Ваннзее|Ваннзее]]. С утра прохладно.|Автор= [[w:Краснов, Пётр Николаевич|Пётр Краснов]], «Ложь», 1939}}
 
{{Q|Поднявшись на кафедру, она открывала журнал и кого-нибудь вызывала: [[ученик]] такой-то, расскажите о рододендронах. Тот начинал что-то говорить, говорить, но что бы он ни рассказывал, и что бы ни рассказывали о рододендронах другие люди и [[наука|научные]] ботанические книги, никто никогда не говорил о рододендронах самого главного ― вы слышите меня, Вета Аркадьевна? ― самого главного: что они, рододендроны, всякую минуту растущие где-то в [[альпийские луга|альпийских лугах]], намного [[счастье|счастливее]] нас, ибо не знают ни любви, ни ненависти, ни тапочной системы имени Перилло, и даже не умирают, так как вся [[природа]], исключая человека, представляет собою одно неумирающее, неистребимое целое. Если где-то в лесу погибает от [[старость|старости]] одно [[дерево]], оно, прежде чем умереть, отдаёт на ветер столько семян, и столько новых деревьев вырастает вокруг на земле, близко и далеко, что старому дереву, особенно рододендрону, ― а ведь рододендрон, Вета Аркадьевна, это, наверное, огромное дерево с [[лист]]ьями величиной с небольшой таз, ― [[смерть|умирать]] не обидно. И дереву безразлично, оно растёт там, на серебристом холме, или новое, выросшее из его [[семена|семени]]. Нет, дереву не обидно. И [[трава|траве]], и [[собака|собаке]], и дождю.<ref>''[[:w:Соколов, Саша|Саша Соколов]],'' «Школа для дураков». — СПб: Симпозиум, 2001 г.</ref>|Автор=[[:w:Соколов, Саша|Саша Соколов]], «Школа для [[дурак]]ов», 1976}}
{{Q|На гольцах кое-где еще лежали сугробы [[снег]]а, хотя [[лето]] уже перевалило на вторую половину. Некоторые впадины на склонах гольцов можно было считать карами, оставшимися от [[ледник]]ового периода. Склоны гольцов были частью покрыты густыми, но не высокими зарослями рододендрона с крупными жёлтыми цветами, частью же осыпями [[камень|камня]]. Цветущий рододендрон я видел впервые.<ref>''[[:w:Владимир Афанасьевич Обручев|Обручев В.А.]],'' «Мои путешествия по Сибири». — М., Л.: Изд-во АН СССР, 1948 г.</ref>|Автор=[[Владимир Афанасьевич Обручев|Владимир Обручев]], «Мои путешествия по Сибири», 1948}}
 
{{Q|Поднявшись на кафедру, она открывала журнал и кого-нибудь вызывала: [[ученик]] такой-то, расскажите о рододендронах. Тот начинал что-то говорить, говорить, но что бы он ни рассказывал, и что бы ни рассказывали о рододендронах другие люди и [[наука|научные]] ботанические книги, никто никогда не говорил о рододендронах самого главного ― вы слышите меня, Вета Аркадьевна? ― самого главного: что они, рододендроны, всякую минуту растущие где-то в альпийских лугах, намного [[счастье|счастливее]] нас, ибо не знают ни любви, ни ненависти, ни тапочной системы имени Перилло, и даже не умирают, так как вся [[природа]], исключая человека, представляет собою одно неумирающее, неистребимое целое. Если где-то в лесу погибает от [[старость|старости]] одно [[дерево]], оно, прежде чем умереть, отдаёт на ветер столько семян, и столько новых деревьев вырастает вокруг на земле, близко и далеко, что старому дереву, особенно рододендрону, ― а ведь рододендрон, Вета Аркадьевна, это, наверное, огромное дерево с [[лист]]ьями величиной с небольшой таз, ― [[смерть|умирать]] не обидно. И дереву безразлично, оно растёт там, на серебристом холме, или новое, выросшее из его [[семена|семени]]. Нет, дереву не обидно. И [[трава|траве]], и [[собака|собаке]], и дождю.<ref>''[[:w:Соколов, Саша|Саша Соколов]],'' «Школа для дураков». — СПб: Симпозиум, 2001 г.</ref>|Автор=[[:w:Соколов, Саша|Саша Соколов]], «Школа для [[дурак]]ов», 1976}}
 
{{Q|Над [[сундук]]ом висели два неродных портрета[[портрет]]а, тщательно и прекрасно написанных масляной краской. На одном был [[купец]], бородатый, с глазами[[глаза]]ми как [[незабудка|незабудки]], скатерть кружевная, на которой лежала купцова рука с перстнем, а на другом ― его жена в зелёном платье. Позади купца было [[растение]] рододендрон, а позади жены ― бордовая штора. <ref name="самшит">''[[:w:Анчаров, Михаил Леонидович|Михаил Анчаров]],'' «Самшитовый лес». — М.: АСТ-Пресс, 1994 г.</ref>|Автор=[[:w:Анчаров, Михаил Леонидович|Михаил Анчаров]], «Самшитовый лес», 1979}}
И стал разглядывать народные масляные [[портрет]]ы купцовой жены с бордовой занавеской и [[купец|купца]] с рододендроном. А потом вдруг осведомился, а что, мол, это за [[растение]] в горшке, на что получил незадумчивый ответ ― дескать, это рододендрон.
 
{{Q|И стал разглядывать народные масляные [[портрет]]ы купцовой жены с бордовой занавеской и [[купец|купца]] с рододендроном. А потом вдруг осведомился, а что, мол, это за [[растение]] в горшке, на что получил незадумчивый ответ ― дескать, это рододендрон. ― Нет, ― сказал Аграрий, ― это не рододендрон. Это дерево ― [[самшит]]. Только ещё маленький. Так Сапожников впервые услышал про дерево самшит.<ref name="самшит">''[[:w:Анчаров, Михаил Леонидович|Михаил Анчаров]],'' «Самшитовый лес». — М.: АСТ-Пресс, 1994 г.</ref>|Автор=[[:w:Анчаров, Михаил Леонидович|Михаил Анчаров]], «Самшитовый лес», 1979}}
 
{{Q|Мне рассказывал мой покойный дед: у них в [[лес]]у водилось [[олень|оленей]] видимо-невидимо. Как их там? [[косуля|косулей]] ― невпроворот. И пруд был весь в [[лебедь|лебедях]] белых, а на берегу пруда цвёл рододендрон. И вот в деревню эту приехал лекарь, по имени Густав… Ну уж не знаю, насколько он был Густав, но [[жид]] ― это точно. И что же из этого вышло? <...> Ты можешь представить себе, что ты на берегу пруда… произрастаешь… тебя зовут Рододендрон. А на той стороне пруда ― жид, сидит и на тебя смотрит? Вова. Нет, я не могу себе представить… что вот расту и… Прохоров. Ну, к [[черт]]ям собачьим рододендрон. Вот, вообрази себе, Вова: ты ― белая лебедь и сидишь на берегу пруда ― а напротив тебя сидит жид и очень внимательно на тебя… Вова. Нет, белой лебедью я тоже не могу, это мне трудно.<ref>''[[Венедикт Васильевич Ерофеев|Венедикт Ерофеев]]'', Собрание сочинений в 2 томах. Том 1. — М.: Вагриус, 2001 г.</ref>|Автор=[[Венедикт Васильевич Ерофеев|Венедикт Ерофеев]], «Гиева ночь, или Шаги командора», 1985}}
 
{{Q|Мы проходим [[корова|коров]] и подходим к строению из плетёных ветвей рододендрона. Это загон для [[коза|коз]], примерно на полтора метра приподнятый над землей. Здесь живут козы почти круглый год, за исключением нескольких самых холодных [[зима|зимних]] месяцев, когда их держат в сарае. По звону [[колокол]]ьцев и шуму, доносящемуся оттуда, видно, что козы ведут себя беспокойно. По наклонному мостику, сделанному из того же плетёного рододендрона, мы подымаемся к дверям загона, и тётушка приподымает [[фонарь]].<ref name="Сандро" />|Автор=[[Фазиль Абдулович Искандер|Фазиль Искандер]], «[[Сандро из Чегема]]», 1989}}
 
{{Q|Оба эти вида ''<рододендрон даурский и рододендрон золотистый>'' обладают [[яд]]овитыми свойствами. О ядовитости остальных видов рододендрона данных в литературе не имеется. <...>
В большей или меньшей степени все части растения, в том числе и цветки, [[ядовитые растения|ядовиты]].
Имеются данные, свидетельствующие о ядовитости [[мёд]]а. Ядовиты главным образом соты, в которых есть перга из пыльцы, собранной с цветков рододендрона. Впрочем, при любых обстоятельствах рододендроновый мёд нельзя признать безопасным.
Отравления растениями как таковыми тоже возможны. Они связаны исключительно с применением многих видов рододендрона в [[:w:народная медицина|народной медицине]].
Достоверных описаний отравления [[люди|людей]] рододендронами в отечественной медицинской литературе обнаружить не удалось.
У [[животные|животных]] первыми признаками [[отрава|отравления]] являются сильное [[слюна|слюнотечение]] и позывы на [[рвота|рвоту]]. В дальнейшем развиваются сильные боли по ходу пищеварительного тракта. Животные при этом скрежещут [[зуб]]ами, бьют себя по животу задними ногами, стонут. Одновременно с этими явлениями развиваются признаки угнетения сердечно-сосудистой системы и дыхания...<ref name="Зориков">''[[Пётр Семёнович Зориков|П.С.Зориков]]'', «Ядовитые растения леса», — [[Владивосток]], Российская Академия Наук, Дальневосточное отделение; изд. «Дальнаука», 2005 г., ISBN 5-8044-0524-1. — стр.88-89</ref>|Автор=Пётр Зориков, «Ядовитые растения леса», 2005}}
 
== Рододендрон в поэзии ==