Дерево: различия между версиями

3915 байт добавлено ,  9 месяцев назад
слово «человек» перестает звучать гордо
(практически, заглавная цитат для статьи)
(слово «человек» перестает звучать гордо)
 
{{Q|Даст ли дерево хороший [[урожай]]? Хорошо ли [[плод]]ы раскинуты по ветвям? Хорошо ли висит зелёный [[плод]], сопротивляется ли он ветру и встряхиванию дерева? Какое сопротивление он оказывает [[болезнь|болезням]] и гниению? Это лишь некоторые из многих [[вопрос]]ов, которые я должен поставить и на которые плод должен хорошо ответить, иначе он не выдерживает экзамена. <…> [[Вопрос]] за вопросом, проба за пробой, [[опыт]] за опытом — принятие, условное согласие, сомнение, отказ — плод должен удовлетворять не одному и не двум, а целому десятку, пятидесяти, сотне требований; если этого нет, то он выходит из соревнования. И не следует думать, что это [[работа]] на два-три года. Я уже двенадцать лет работал над одной [[нектарин]]ой, которая, как я надеюсь, лишь в этом году будет настолько крупной, что я смогу её выпустить в свет.<ref name = "Жатва">''[[Лютер Бербанк]] и Холл Вильбур''. «Жатва жизни», — Москва, «Сельхозгиз», 1939 г. 212 стр. (С предисловием доктора И.И.Презента и с приложением статей К.А.Тимирязева, А.Гарвуда и В.Холла). Перевод И.Боргмана.</ref>|Автор=[[Лютер Бёрбанк]], ''из книги'' «Жатва жизни», 1926}}
 
{{Q|― Смотрите, смотрите! ― снова крикнула миссис Адамс. На этот раз пришлось посмотреть не вниз, а вверх. Рядом с нами подымался из земли [[ствол]] другого [[гигант]]ского дерева. Не удивительно, что мы не сразу его заметили. Он был слишком велик, слишком ненормален среди обычных стволов окружавших его [[ель|елей]] и [[сосна|сосен]], чтобы глаз, воспитанный на естественной разнице между маленьким и большим, мог бы сразу отметить этот [[феномен]]. Мы медленно поехали дальше, от дерева к дереву. Оказалось, что первые два, перед которыми мы остановились в изумлении, были самыми маленькими экземплярами. Теперь мы ехали по древнему сумрачному [[лес]]у, фантастическому лесу, где слово «[[человек]]» перестает звучать гордо, а гордо звучит лишь одно слово ― «дерево». [[секвойя|Секвойи]], принадлежащие, по мирному выражению [[учёный|ученых]], «к семейству хвойных», растут по соседству с обыкновенными [[ель|елями]] и [[сосна]]ми и поражают человека так, будто он увидел среди кур и [[поросёнок|поросят]] живого [[птеродактиль|птеродактиля]] или [[мамонт]]а. Самому большому дереву четыре тысячи лет. Называется оно «Генерал Шерман». [[Американцы]] ― люди чрезвычайно практичные. Возле «Шермана» висит табличка, где с величайшей точностью сообщается, что из одного этого дерева можно построить сорок домов, по пяти комнат в каждом доме, и что если это дерево положить рядом с [[поезд]]ом «Юнион Пасифик», то оно окажется длиннее поезда. А глядя на дерево, на весь этот прозрачный и темный лес, не хотелось думать о пятикомнатных [[квартира]]х и поездах «Юнион Пасифик». Хотелось мечтательно произносить слова [[Борис Леонидович Пастернак|Пастернака]]: «В лесу клубился кафедральный мрак» ― и стараться как можно спокойней представить себе, что это «[[хвойные растения|семейство хвойных]]» мирно росло, когда на свете не было не только [[Колумб]]а, но и [[Юлий Цезарь|Цезаря]], и [[Александр Македонский|Александра Македонского]], и даже египетского царя [[Тутанхаммон]]а.<ref>{{книга |автор=[[Ильф и Петров|И. Ильф, Е. Петров]]. |заглавие=Одноэтажная Америка |издательство=Гослитиздат |место={{М.}} |год=1937}}</ref>|Автор=[[Ильф и Петров|Илья Ильф, Евгений Петров]], «[[Одноэтажная Америка]]», 1936}}
 
{{Q|«Деревья умирают стоя».|Автор=[[Алехандро Касона]], 1939}}