Евреи: различия между версиями

«получил финку»
(сломавшие мир)
(«получил финку»)
 
{{Q|Каждая страна имеет таких евреев, каких заслуживает.<ref name="Душ"/>|Автор=[[Карл Францос]]}}
 
{{Q|Как и мы, Валики были еврейской семьей, но до поры я вообще об этом не задумывалась. Точнее говоря, до войны для меня люди делились на «наших» и «заграничных». [[Фашисты]] были вообще вне этих категорий. Папа пытался время от времени дать мне понять, что [[немцы]] ― это [[Вильгельм Гауф|Гауф]] (который «Сказки») и [[Людвиг ван Бетховен|Бетховен]] (который написал «К Элизе»), но это как-то проскальзывало мимо. Равным образом неясно было, какой смысл имели папины слова о том, что [[Жорж Бизе|Бизе]] ― еврей. Бизе ― это была «[[Кармен (опера)|Кармен]]», подобно тому как [[Пётр Ильич Чайковский|Чайковский]] ― «[[Пиковая дама (опера)|Пиковая дама]]» (Нэлепп пел Хозе и Германна и всегда оставлял нам с мамой контрамарки). Впервые почувствовать, что значит быть евреем, мне пришлось во дворе. Мой друг Данька (о нем я скажу ниже) носил литовскую фамилию. Но в глазах [[урал]]ьских мальчишек он обладал классической еврейской внешностью: очень смуглый, черноглазый, кудрявый. Может быть, еще важнее было то, что в 1942 году он еще донашивал свою «заграничную» курточку. Так или иначе, его не просто обозвали «жидёнком», но всадили ему под лопатку финку. К счастью, он был в довольно толстом зимнем [[пальто]], так что рана оказалась скорее порезом. Следующей известной мне жертвой был мой одноклассник Юзефович ― тихий полноватый [[мальчик]], который тоже «получил финку».<ref>''[[Ревекка Марковна Фрумкина|Р. М. Фрумкина]]'' «О нас – наискосок». — М.: Русские словари, 1997 г.</ref>|Автор=[[Ревекка Марковна Фрумкина|Ревекка Фрумкина]], «О нас – наискосок», 1995}}
 
{{Q|Когда Бронза сидел в [[оркестр]]е, то у него прежде всего потело и багровело лицо; было жарко, пахло [[чеснок]]ом до духоты, [[скрипка]] взвизгивала, у правого уха хрипел [[контрабас]], у левого — плакала [[флейта]], на которой играл рыжий тощий жид с целою сетью красных и синих жилок на лице, носивший фамилию известного богача [[Ротшильд]]а. И этот проклятый жид даже самое весёлое умудрялся играть жалобно. Без всякой видимой причины Яков мало-помалу проникался [[ненависть]]ю и [[презрение]]м к жидам, а особенно к Ротшильду; он начинал придираться, бранить его нехорошими словами и раз даже хотел побить его, и Ротшильд [[обида|обиделся]] и проговорил, глядя на него свирепо: